Дмитрий Андреевич Ястребов →  Субъективная сторона неправомерного доступа к компьютерной информации (краткий очерк)

Краткий очерк по материалам диссертационного исследования: Ястребов Д.А. Неправомерный доступ к компьютерной информации: уголовно-правовые и криминологические аспекты. – Дис.… канд. юрид. наук: 12.00.08. Москва, 2005. 243 с. (РГБ ОД, 61:06-12/837), С. 51-58.

Субъективная сторона неправомерного доступа к компьютерной информации (краткий очерк)

В отличие от объективной стороны, представляющей собой внешнюю картину преступления, субъективная сторона является его внутренней сущностью. Общественно опасное действие или бездействие только тогда может быть признано преступлением, когда оно совершено при определенном психическом отношении лица к своему деянию, то есть при наличии вины в форме умысла или неосторожности.
Признаки субъективной стороны могут быть непосредственно указаны в законе, могут следовать из закона и, наконец, могут определяться при помощи различных приемов толкования диспозиций статей. Однако, как видно из определения, субъективная сторона преступления не исчерпывается лишь формами вины (умыслом и неосторожностью), оно включает в себя мотив и цели.
В отличие от умысла и неосторожности, являющихся обязательными признаками субъективной стороны, мотив и цель относятся к признакам факультативным. Это означает, что они могут влиять на квалификацию только в случаях, когда законодатель включает их в тот или иной состав преступления в качестве обязательных. В остальных случаях мотив и цель, не влияя на квалификацию, обязательно учитываются при определении судом наказания в пределах санкции.
Субъективная сторона преступления имеет весьма важное юридическое значение, которое состоит в том, что правильное ее установление является необходимым условием правильной квалификации общественно опасного деяния и разграничения его с деяниями, имеющими сходные объективные признаки.
Именно содержание субъективной стороны помогает определить степень общественной опасности, как преступного деяния, так и лица, его совершившего. Так, тщательная заблаговременная подготовка преступления, тщательное обдумывание деталей его осуществления, как правило, свидетельствуют о большей степени общественной опасности виновного по сравнению с лицом, совершающим преступление с внезапно возникшим умыслом, под влиянием каких-то эмоций.
Вина – необходимый признак субъективной стороны каждого преступления. Без вины нет состава преступления, не может, следовательно, наступить и уголовная ответственность. Иное значение приобретают такие признаки субъективной стороны неправомерного доступа к компьютерной информации, как мотив и цель совершения этого преступления, которые законодатель отнес к числу факультативных.
В литературе отмечается правильность действий законодателя, исключившего мотив и цель как необходимый признак неправомерного доступа к компьютерной информации [1].
С возникновением уголовно-правовых норм, предусматривающих от¬ветственность за преступления в сфере компьютерной информации активи¬зировалась разработка вопросов, касающихся субъективных признаков этих преступлений.
Несмотря на то, что диспозиция ст. 272 УК РФ не дает прямых указаний о субъективной стороне анализируемого преступления, можно с уверенностью говорить об умышленной форме вины в виде прямого или косвенного умысла.
В специальной литературе высказывалась и другая точка зрения, согласно которой неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации может быть совершен только с прямым умыслом [2]. Между тем закон вовсе не ограничивает привлечение лица к уголовной ответственности по ст. 272 УК РФ в случае совершения этого преступления с косвенным умыслом. Как показывает практика, преступник не всегда желает наступления вредных последствий. Особенно это характерно при совершении данного преступления из-за, так называемого, «спортивного интереса».
В силу этого положения становится очевидным, что интеллектуальный момент вины, характерный для состава анализируемого преступления, заключается в осознании виновным факта осуществления неправомерного доступа к охраняемой законом компьютерной информации. При этом виновный понимает не только фактическую сущность своего поведения, но и его социально опасный характер. Кроме того, виновный предвидит возможность или неизбежность реального наступления общественно опасных последствий в виде уничтожения, блокирования, модификации либо копирования информации, нарушения работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети. Следовательно, субъект представляет характер вредных последствий, осознает их социальную значимость и причинно-следственную зависимость.
Волевой момент вины отражает либо желание (стремление) или сознательное допущение наступления указанных вредных последствий, либо, безразличное к ним отношение.
Неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, совершенный по неосторожности, исключает правовое основание для привлечения лица к уголовной ответственности. Указанное положение полностью корреспондирует с ч. 2 ст. 24 УК РФ: «деяние, совершенное по неосторожности, признается преступлением только в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса». О неосторожности в диспозиции ст. 272 УК РФ не сказано, следовательно, деяние может быть совершено лишь умышленно. В силу этого обстоятельства трудно согласиться с мнением авторов одного из научно-практических комментариев к УК РФ, в котором утверждается, что неправомерный доступ к информации может совершаться как с умыслом, так и по неосторожности. «Неосторожная форма вины, – пишет С.А. Пашин, – может проявляться при оценке лицом правомерности своего доступа к компьютерной информации, а также в отношении неблагоприятных последствий доступа, предусмотренных диспозицией данной нормы уголовного закона» [3]. Точно также отмечает и Е.И. Панфилова, А.С. Попов [4].
Такой подход, вероятно, связан с тем, что очень часто преступник не может в полной мере представить себе последствия своей деятельности. При неправомерном доступе преступник не всегда правильно представляет себе ценность копируемой, уничтожаемой или искажаемой информации, а тем более цепную реакцию, к которой могут привести его действия. Надо сказать, что одни и те же действия влекут разные последствия при различных (и часто совершенно неизвестных преступнику) состояниях вычислительной системы; играют роль ее загрузка, степень надежности и защищенности, связи с другими системами, факторы сложности и неизвестности компьютерных систем. Однако, признание данной позиции противоречит законодательному положению, закрепленному в ч. 2 ст. 24 УК РФ, что, в свою очередь, ведет к возможности необоснованного привлечения лица к уголовной ответственности за неосторожное поведение.
Сказанное позволяет сделать вывод о том, что при совершении неправомерного доступа к компьютерной информации интеллектуальный и волевой моменты вины всегда наполнены определенным содержанием, выяснение которого является предпосылкой правильной юридической оценки содеянного.
Кроме того, согласно ст. 3 Соглашения о сотрудничестве государств – участников Содружества Независимых Государств в борьбе с преступлениями в сфере компьютерной информации, подписанного в г. Минске 1 июня 2001 г. представителями ряда стран, входящих в СНГ, в качестве уголовно наказуемых признаются деяния, если они совершены умышленно. Также и в ст. 2 Конвенции о преступности в сфере компьютерной информации (ETS № 185), отмечается, что «противозаконный доступ» влечет наступление ответственности в случае его совершения умышленно.
Как уже указывалось выше, мотив и цель являются самостоятельными признаками субъективной стороны. В тех случаях, когда они включатся законодателем в состав того или иного преступления в качестве обязательных признаков, их наличие или отсутствие влияет на квалификацию.
Отнесение этих признаков к числу факультативных не означает, что они не должны устанавливаться в процессе дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства. Установление мотива и цели даже в случаях, когда они не являются обязательными признаками того или иного состава, необходимо для индивидуализации наказания, выяснения причин и условий, способствующих преступлению.
Мотив преступления — это осознанное побуждение, вызывающее решимость лица совершить преступление. Что же касается цели преступления, то она представлением лица о желаемом результате, к достижению которого стремится это лицо, совершая преступление.
Вместе с тем мотив и цель — понятия несовпадающие, поскольку по-разному характеризуют психическое отношение виновного к совершаемому преступлению. Если мотив отвечает на вопрос, чем руководствовалось лицо, совершая преступление, то цель определяет направленность действий, представление о результате, к которому стремится виновный.
Мотивы преступления всегда конкретны, по своему содержанию и форме проявления они могут быть различны: ревность, месть, зависть, хулиганские побуждения, ложно понятые интересы дела и пр.
Цели преступления в зависимости от их содержания также могут быть различными: корыстная цель, цель причинения морального вреда или материального ущерба, цель возбуждения расовой или национальной вражды и пр.
Общественная опасность преступления в значительной мере определяется общественной опасностью преступной цели.
Мотивы и цели неправомерного доступа к охраняемой законом компьютерной информации могут быть самыми разнообразными. Обязательными признаками состава рассматриваемого преступления они не являются и, следовательно, на квалификацию преступления не влияют. Однако точное установление мотивов и целей неправомерного доступа к охраняемой законом компьютерной информации позволяет выявить не только причины, побудившие лицо совершить данное преступление, но и назначить виновному справедливое наказание.
Как правило, побуждающим фактором к совершению неправомерного доступа к охраняемой законом компьютерной информации является корысть, что, естественно, повышает степень общественной опасности указанного преступления. Так, по данным В.П. Панова, соотношение корысти с другими мотивами преступлений в сфере компьютерной информации составляет 66% [5].
В качестве иллюстрации корыстного доступа к компьютерной информации может служить пример, когда лицо путем подбора идентификационного кода (пароля) внедряется в компьютерную сеть, обслуживающую банковские операции, и незаконно перечисляет определенную сумму денежных средств на свой текущий счет. Наряду с корыстью, анализируемое преступление может совершаться из чувства мести, зависти, хулиганства, желания испортить деловую репутацию конкурента, «спортивного интереса» или желания скрыть другое преступление и т.д.
Рассматривая субъективную сторону неправомерного доступа к компьютерной информации, нельзя не уделить внимание такому отклонению в человеческой психике, как компьютерная фобия [6].
Компьютерная фобия — это такое изменение в психике человека, кото¬рое не позволяет с достаточной долей уверенности говорить о наличии вины в преступном поведении этого человека.
С распространением и усложнением компьютерных технологий продолжает расти число людей, которые находятся на различных стадиях развития подобных отклонений психики.
С появлением технологий виртуальной реальности, которые позволяют максимально увеличить реалистичность ощущений при работе или игре на компьютере, риск того, что психика чело¬века не выдержит такой нагрузки и начнет отклоняться от нормального сво-его состояния резко увеличивается.
Негативные изменения психики могут возникать у людей, кото¬рые очень много времени проводят за работой на компьютере, у которых неустойчивая психика и неуравновешенный характер, а также повышенная внушаемость. У лиц, заболевших компьютерной фобией, может быть повышенная агрессивность, размытость грани дозволенного и преступного. Человек, желая получить нужный результат (например, добыть последнюю версию компьютерной игры или самый новый драйвер) не отдает себе полного отчета в том, что он добивается этого преступным путем (совершая неправомерный доступ к компьютерной информации).
Компьютерные фобии могут провоцировать развитие или обострение других психических заболеваний.
Проблемы компьютерной фобии в настоящее время являются актуальными и в то же время малоизученными. В перспективе развития уголовного права и практики его применения результаты исследований данного отклонения психики должны быть учтены…

сноски:
[1] Ткаченко С.Н., Иванов В.Г. Компьютерные преступления: неправомерный доступ к компьютерной информации. // Актуальные проблемы современности глазами молодежи. Сборник статей. Вып. 3. – М.: ТИССО, 2002. С. 167.; Ткаченко С.Н., Иванов В.Г. Неправомерный доступ к компьютерной информации. // Эссэ. Сборник статей. Вып. 1 – М.: ТИССО, 2002. С. 44.
См.: Крылов В.В. Криминалистические проблемы оценки преступлений в сфере компьютерной информации. // Уголовное право, 1998. – № 3. С. 85.; Лебединский А.А. Субъективная сторона неправомерного доступа к компьютерной информации. // На пути к информационному обществу: криминальный аспект. Сборник статей. – М.: ПОЛТЕКС, 2002. С. 45.; Ткаченко С.Н., Иванов В.Г. Неправомерный доступ к компьютерной информации. // Эссэ. Сборник статей. Вып. 1 – М.: ТИССО, 2002. С. 43.; Абов А.И. Преступления в сфере компьютерной информации: неправомерный доступ к компьютерной информации. – М.: Прима-Пресс, 2002. С. 16.; Ткаченко С.Н., Иванов В.Г. Компьютерные преступления: неправомерный доступ к компьютерной информации. // Актуальные проблемы современности глазами молодежи. Сборник статей. Вып. 3. – М.: ТИССО, 2002. С. 166.; Григоренко С.В., Ткаченко С.Н., Каспаров А.А. Преступления в сфере компьютерной информации. — М.: ПОЛТЕКС, 2003. С. 11.; Ткаченко С.Н., Борчева Н.А., Кудрина Н.К. Информационное общество и компьютерная преступность в России. М.: ТИССО, 2003. С. 12.; Абов А.И., Ткаченко С.Н. Международный и отечественный опыт борьбы с компьютерными преступлениями. – М., 2004. С. 34.
[2] См.: Крылов В.В. Криминалистические проблемы оценки преступлений в сфере компьютерной информации. // Уголовное право, 1998. – № 3. С. 85.; Лебединский А.А. Субъективная сторона неправомерного доступа к компьютерной информации. // На пути к информационному обществу: криминальный аспект. Сборник статей. – М.: ПОЛТЕКС, 2002. С. 45.; Ткаченко С.Н., Иванов В.Г. Неправомерный доступ к компьютерной информации. // Эссэ. Сборник статей. Вып. 1 – М.: ТИССО, 2002. С. 43.; Абов А.И. Преступления в сфере компьютерной информации: неправомерный доступ к компьютерной информации. – М.: Прима-Пресс, 2002. С. 16.; Ткаченко С.Н., Иванов В.Г. Компьютерные преступления: неправомерный доступ к компьютерной информации. // Актуальные проблемы современности глазами молодежи. Сборник статей. Вып. 3. – М.: ТИССО, 2002. С. 166.; Григоренко С.В., Ткаченко С.Н., Каспаров А.А. Преступления в сфере компьютерной информации. — М.: ПОЛТЕКС, 2003. С. 11.; Ткаченко С.Н., Борчева Н.А., Кудрина Н.К. Информационное общество и компьютерная преступность в России. М.: ТИССО, 2003. С. 12.; Абов А.И., Ткаченко С.Н. Международный и отечественный опыт борьбы с компьютерными преступлениями. – М., 2004. С. 34.
[3] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю. И. Скуратова и В.М. Лебедева. М.: Издательская группа ИНФРА-М—НОРМА, 1996. С. 640.
[4] Панфилова Е.И., Попов А.С. Компьютерные преступления: Серия «Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе» / Научн. ред. Б.В. Волженкин. СПб., 1998. С. 29.
[5] См.: Панов В. П. Сотрудничество государств в борьбе с международными уголовными преступлениями. М., 1993. С. 14.
[6] Так же см.: Григоренко С.В., Ткаченко С.Н., Каспаров А.А. Преступления в сфере компьютерной информации. — М.: ПОЛТЕКС, 2003. С. 26.; Ткаченко С.Н., Борчева Н.А., Кудрина Н.К. Информационное общество и компьютерная преступность в России. М.: ТИССО, 2003. С. 24.

Ястребов Д.А. Неправомерный доступ к компьютерной информации: уголовно-правовые и криминологические аспекты. – Дис.… канд. юрид. наук: 12.00.08. Москва, 2005. 243 с. (РГБ ОД, 61:06-12/837), С. 51-58.

главный научный консультант
компании «Юридическая служба столицы»
Ястребов Д.А.

3 комментария

Сергей Андронов
Спасибо. Интересный материал. Полностью согласен с тезисом о том, что проблемы компьютерной фобии в настоящее время являются актуальными и в то же время малоизученными.
0
Captain Obvious
Видимо по причине их полной надуманности?
Возможно более солидный труд по данному вопросу и мог бы убедить в обратном, но в представленном здесь виде — это какая-то неуклюжая игра слов, в которой выводится мнимая зависимость от страшилок про «вредные игры» и «виртуальную реальность» эпохи освоения интернета. Собственно, дата последней публикации, на которую ссылаются источники, лишь подтверждает это.
А вообще звучит красиво, можно включать в «творческий» репертуар адвоката: «Компьютерная фобия — это такое изменение в психике человека, которое не позволяет с достаточной долей уверенности говорить о наличии вины в преступном поведении этого человека.»
Аналогично актуально (и столь же малоизучено) такое явление в психике человека, как «обыдление» — все перечисленные признаки совпадают, субъект агрессивен и не в состоянии осознавать противоправность и общественную опасность процесса отжимания мобильников у населения.
0
Сергей Андронов
В чем-то соглашусь с Вами. Увы, более новых исследований нет.
0