Найти

Цивилистика

Проблемы взыскания убытков

Статья 65 АПК РФ… Требуя доказательств, но неверно распределив бремя доказывания или жестко подойдя к оценке предмета доказывания, Вы лишите процесс состязательности, действуя под ее же флагом. Так сейчас происходит с убытками — самым универсальным способом восстановления имущественного интереса, который однако ж стал самым обделенным положительной судебной практикой, а потому и участниками правоотношений.

Правильнее читать статью 65 АПК РФ цитатой из Palandt. Buergerliches Gesetzbuch. 57, neubearb. Auflage. Verlag C.H. Beck, Muenchen, 1998. S. 288: Не разрешается предъявлять чрезмерно строгих требований к вероятности образования доходов. До границ, диктуемых принципами адекватности, потерпевший может требовать возмещения в том числе необычно высокой упущенной выгоды, если он приведет для этого необходимые (полноценные) доказательства.

Конкретные замечания к практике взыскания упущенной выгоды в российской судебно-арбитражной практике:

1) в случае очевидной наличности убытков, но недоказанности их размеров, суды отказывают в иске. Хотя еще в Гражданском уложении Российской империи было: "… если установление размера вознаграждения за убытки… по свойству требования не может быть подчинено общему правилу о подтверждении иска доказательствами, то вознаграждение может быть назначено судом по справедливому усмотрению, основанному на соображении всех обстоятельств дела (ст. 1657)". И сейчас есть в ст.7.4.3 УНИДРУА.

2) суды по советски жестко подходят к оценке причинно-следственной связи, требуя приготовлений к извлечению дохода от потерпевшего там, где того не следует.То, что в развитых правопорядках элегантно решают критерии предвидимости или адекватности, у нас полностью обрубается «отсутствием причинно-следственной связи». Перекос в сторону нарушителя.

3) о взыскании чисто экономических убытков остается мечтать.

Пример. cases.pravo.ru/cases/view/6f54cf82-4f5b-401d-947c- 28488f61651a/

Постановление ФАС ЦО по делу № А08-3197/2008, в котором все инстанции до кассации едины в следующем:

1) «Поскольку… последствий нарушения срока направления обязательного предложения в виде возможности продления этого срока, в целях определения цены акций, подлежащих выкупу, действующим законодательством не предусмотрено, судебные инстанции сделали правильный вывод об отказе в удовлетворении требований истца».

Комментарий. Если закон специально не упомянул, что так делать плохо, то задача суда не в покорном потворстве несправедливости, а в том, чтобы изыскивать умелым толкованием адекватные средства защиты потерпевшей стороны. Но поскольку Закон об акционерных обществах все же предусмотрел негативные последствия — ограничение количества голосов + коап, то в части требования обязать направить предложение о покупке акций следует отказать (все равно ошибка в мотивировке).

2) «Кроме того, отказав в удовлетворении этой части исковых требований, судебные инстанции также правомерно исходили из того, что в силу ч.1 ст.4 АПК РФ в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном настоящим Кодексом, вправе обратиться заинтересованное лицо. Между тем, заявленное требование истца по существу касается не только прав и интересов Мелконяна С.А., но и затрагивает интересы других акционеров ОАО „Кочетовские соки и концентраты“, однако доказательств наличия полномочий действовать от их имени истцом не представлено».

Комментарий. Истец не обращался в защиту интересов группы лиц. Нарушено конкретно его право как отдельно взятого акционера, которое он вправе защитить без того, чтобы убеждать или волочить за шкирку остальных акционеров, также вовремя не получивших обязательное предложение.

3) «При этом, суды мотивировали свой вывод тем, что истцом не доказано обстоятельство, что при поступлении от ответчика в его адрес предложения продать акции, истец в установленный законом срок продал бы принадлежащие ему акции ответчику».

Комментарий. Пример неуместной жесткости в оценке пресловутой причинно-следственной связи. Колебания котировок акций есть обычные условия их оборота, и если ответчик лишил истца законной возможности продать по определенной законом цене, то риск последующего падения цены справедливо отнести на нарушителя + упущенная выгода по минимуму (ставка рефинансирования).

Итог. Можно ли признать правосудным решение суда, которым признано нарушение, признано основание для публичной ответственности нарушителя, но в компенсации интереса потерпевшей стороны отказано?
Обновить список комментариев

Комментарии (5)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Судья, Суд по интеллектуальным правам
    • 10 января 2011, 14:23
    Вами поднята очень интересная проблема!

    Например, в контексте ЕСПЧ необходимость применения категории убытков (damages, pecuniary damages как материальных убытков) возникает при ссылках на ст. 41 Конвенции о защите прав человека и основных свобод www.espch.ru/content/view/52/30/

    С уважением!

      • Применительно к наличному (имеющемуся) вреду (по ГК — реальный ущерб, вред) «Европейский Суд напоминает, что в порядке применения статьи 41 Конвенции заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек только в части, в которой они были действительно понесены, являлись необходимыми и разумными по размеру» (Акулинин и Бабич против РФ). Моральный вред также компенсируется со ссылкой на статью 41. А что с неполученными доходами?

          • Судья, Суд по интеллектуальным правам
            • 10 января 2011, 17:44
            А с неполученными доходами — тоже ст. 41 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Дополнительное решение Большой Палаты ЕСПЧ от 19.10.2000 Иатридис против Греции (Iatridis v.Greece, № 31107/96)).

        • Данная проблема была также обозначена в концепции развития гражданского законодательства в разделе об обязательных правоотношениях (руководитель группы В.В. Витрянский). В итоге в предложенных для обсуждения изменениях ГК РФ в п.5 ст.393 имеется следующая формулировка (во многом схожая с положениями ст. 1657 Гражданского уложения Российской империи): «Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. Суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства».

          • Посмотрел. Так и есть. Это хорошо. Но непонятно с точки зрения систематики ГК почему только в договорные убытки поместили. А с деликтными история с отказами продолжиться? Также хорошо и то, что конкретные и абстрактные убытки теперь прямо применяются ко всем договорам, а не только к поставке (ст.393 прим 1 в проекте изменений). Кроме того есть опасения, что приготовления в пункте 4 статьи 393 ГК по прежнему будут выходить боком, этот пункт нуждается в умелом и разумном редактировании.

            Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.