Найти

.Блог главного редактора.

Зачем Конституционному Суду принцип разумной сдержанности?

Конституционный Суд РФ выпустил семь определений, посвященных ст. 446 ГПК РФ (устанавливает иммунитет на отчуждение единственного жилья), в которых говорилось о необходимости скорректировать ее, чтобы защитить и интересы кредитора, говорил после оглашения решения КС по делу Гумеровой и Шикунова судья Николай Бондарь и сетовал, что власти предпочли эту позицию проигнорировать. В общем-то, это и неудивительно. При сравнении зол оказывается, что на обеих чашах весов – весьма неприятные общественные явления. На одной – вооруженные деньгами кредиторы и ростовщики, готовые коррумпировать, и судьи с приставами, склонные к мздоимству. На другой – недобросовестные заемщики, которые набирают кредитов и займов, совершенно не понимая, как они их будут обслуживать, поскольку рассчитывают на то, что патерналистское государство ради сохранения потемкинской социальной стабильности не бросит их на произвол судьбы, не отправит жить в малогабаритную социальную квартиру или в комнату в общежитии. А иногда вообще ни на что не рассчитывают.

Найти приемлемое решение при существующем уровне работы парламентариев, когда Госдума просто стала местом автоматического исполнения заказов президентской и исполнительной власти, сложно. Требуется нетривиальный и взвешенный подход, но КС на это, видимо, не рассчитывает, а потому в очередной раз отказывается признать оспаривавшуюся норму антиконституционной, обращая внимание на то, что законодателями не решен вопрос о том, «какой размер жилого помещения на данном этапе развития общества может считаться удовлетворяющим требованию обеспечения разумной потребности человека в жилище», а потому есть «риск неоднозначного и, следовательно, произвольного выбора соответствующих критериев правоприменителем». А на адекватность правоприменителя, на адекватность, в том числе, своих коллег по судейскому корпусу, у конституционных судей надежды тоже, видимо, нет.

История повторяется уже семь раз, и можно было бы не обращать на нее внимания, но в определении по делу Гумеровой и Шикунова появился новый элемент, который не может не обратить на себя внимания. И сам по себе, и в ранее сформировавшемся контексте.

КС счел возможным воздержаться от признания антиконституционным спорного положения ГПК, упомянув «принцип разумной сдержанности». Принцип этот, мягко выражаясь, юридической науке не знаком. По крайней мере, поиск по базе данных диссертаций позволяет обнаружить его лишь один раз – в кандидатской работе Игоря Никитенко «Компетенция субъектов Российской Федерации в сфере местного самоуправления».

Но зато он напрямую вытекает из беллетристики председателя КС Валерия Зорькина, а именно из упоминания об «умеренном человеке» и о «таланте умеренности» в нашумевшей статье в правительственной «Российской газете», опубликованной после того, как десятки тысяч граждан страны вышли на площади, протестуя против фальсификаций на думских выборах. Тогда глава КС решил попенять своим согражданам за то, что они решили воспользоваться статьей 31 Конституции Российской Федерации и одернуть стоящих у власти вконец охамевших Фамусовых (пользуюсь терминологией господина Зорькина) со Скалозубами. Да, в стране много безобразий, но протестовать против этого – еще большее безобразие, следовало из текста председателя КС, который нельзя не процитировать обильно. «Умеренный человек не будет бичевать пороки, — писал Валерий Зорькин. — Он вдумается — а может быть, если эти пороки начать бичевать слишком страстно, то станет еще хуже? Он будет терпеливо работать — понимая, что крепость этих пороков нельзя сокрушить с помощью кавалерийской атаки. Что тут понадобятся и тяжелые орудия, и подкопы, и долгая осада. Иначе такую крепость не возьмешь. И наконец, такой умеренный человек определенным образом отнесется к порокам… Умеренный добродетельный человек будет понимать, что полностью пороки не искоренишь. Что речь идет о натуре человеческой, о законах, согласно которым кое-что надо искоренять столетиями, а кое-что вообще не искоренишь. Искореняя же, лишь загонишь вглубь, придав искореняемому совсем уж страшные формы».

Самым страшным и абсурдным в той статье было утверждение, что граждан на площади вывели лидеры так называемой «несистемной оппозиции» – и тогда, и сейчас микроскопической. Абсурдным потому, что ранее этим лидерам почему-то удавалось собрать на свои акции считанные десятки людей, а страшным потому, что оно свидетельствует о полной оторванности председателя КС от реальности, о добросовестном заблуждении (злонамеренного передергивания все-таки допускать не хочется). И вот теперь-то и нужно вернуться к принципу разумной сдержанности. Одно дело, когда его применяют, исходя из глубокого знания ситуации, досконально изучив проблему, а совсем другое – когда на основании представлений, сформировавшихся благодаря обзорам прессы, а также видам из окна лимузина и через забор закрытого загородного поселка.

Другими словами, появление в определении Конституционного Суда слов про «разумную сдержанность» вкупе с представлениями Валерия Зорькина об «умеренном» идеальном россиянине создает риск того, что на конституционность любой нормы судьи КС будут смотреть с такой точки зрения: а нет ли опасности нарушить устоявшуюся стабильность, даже если она незаконна или не совсем законна. Пусть лучше все остается так, как есть – вроде ведь еще не потоп.

Партнер одной коллегии адвокатов – одной из известнейших в России – упомянул реплику своего коллеги, которой тот отреагировал на определение КС по 446-й статье: «Ждем принципа невмешательства и принципа „не навреди“.

Да, вполне можно ожидать принципа невмешательства. Вполне умеренный подход.
Обновить список комментариев

Комментарии (6)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • научный сотрудник, Институт проблем правоприменения
    • 31 мая 2012, 23:02
    Всё правильно подмечено. Но надо учитывать и то обстоятельство, что чем больше КС принимает смелых решений, тем более становится очевидно, что с ним не считаются. За долгие годы в КС видимо уже научились, просчитывать пределы допустимого. Вот и фильтруются доводы заявителей с витиеватыми формулировками. Ситуация для КС сложная. Скорее всего они идут по пути наименьшего вреда для себя. По большому счету у них даже нет никаких механизмов воздействия на ситуацию. Разве что остается громко хлопнуть дверью. Но это будет новость на один месяц, а потом придут новые люди и всё вернётся к прежнему состоянию. Я думаю, что Зорькин анализировал все варианты и пришёл к выводу, что он сможет принести больше пользы ища компромиссы. И с этим сложно поспорить. В должности действующего председателя КС возможностей влиять на ситуацию несоизмеримо больше, чем без этого статуса. Другое дело, что никакого особого влияния незаметно. Но это опять же вопрос оценки. Если бы не было событий 1993 года, то тогда можно было бы вести дискуссии на эти темы.

      • Михаил, я, честно говоря, а последние два года не вижу следов от компромиссов.

          • научный сотрудник, Институт проблем правоприменения
            • 1 июня 2012, 10:57
            Тут, Иван, соглашусь, но добавлю, что эти два года не сильно отличаются от предыдущих десяти лет.

          • 1 июня 2012, 12:28
          Очень хорошая статья! Спасибо! От себя лишь хочу заметить, что принцип «разумной сдержанности» напоминает концепцию судейской самоограничения (Self-Restraint), предложенный Шлезингером. Напомню, что впервые понятие «судейская активность» (анг. Judicial activism) ввел американский исследователь Артур Шлезингер, который в своей статье в журнале «Fortune Magazine» (Jan. 1947) поделил 9 судей Верховного Суда США на 3 группы. Судьи были классифицированы по их отношению к попытке Рузвельта в 1937 году расширить количество судей Верховного Суда в связи с его программой «New Deal». Первая группа: судейские активисты (judicial activists), отстаивавшие мысль о полной невмешательстве исполнительной власти в судебные дела. Вторая группа: защитники идеи самоограничения (Self-Restraint). И третья: приверженцы среднего пути (middle group).
          Судейское сообщество так и не выросла из чиновничьего советского одеяния, а воля чиновников всегда зависит от воли начальства. Отсюда — плачевный вывод: видеть в современных судьях независимых представителей власти, которые берут на себя весь груз ответственности за принятие решений — утопия. К сожалению, возможности и инструменты власти, которые располагает КС, оказались не востребованы сидящими там 19 юристами, которые, они предпочли говорить в унисон власти и чутко улавливать дуновения ветерка с Кремля и с Краснопресненской набережной…

            • Спасибо, буду знать

              • научный сотрудник, Институт проблем правоприменения
                • 1 июня 2012, 13:20
                Денис, ты же предлагаешь взвешенную позицию, с чем я согласен. Но тогда надо проанализировать опыт 1993 года, ведь тогда Зорькин, кстати практически в одиночестве, вел себя в полном соответствии с предлагаемой тобою позицией. Очевидно, что он получил некоторый богатый жизненный опыт и на этой основе пересмотрел свои подходы и было бы неправильно всё сводить к оценкам «сломался» и т.д. проявляет активность, значит не сломался. Видимо ситуация сложнее.

                Второе, не очень понятно какими возможностями обладает КС, кроме публичности. Но это даже не метод, а своего рода усилитель. Если успех, то он звучит громче, если поражение то также всем очевидно. Был опыт в 2007 году переиграть ВС по сомнительному делу. я имею в виду постановление по надзору от 5 февраля 2007 года. Все ждали пересмотра по новым обстоятельствам, но ВС просто проигнорировал все правовые позиции КС, выраженные аж в целом Постановлении. В очередной раз, как в 1993 году стало ясно, что не всё так просто. Если КС смело пойдет по этому пути, то это может закончится полной потерей авторитета, а так пока только в узких профессиональных кругах. Люди верят, пишут и читают.

                И третье, на что я бы обратил внимание, так это на то, что во всех структурных подобных КС, есть большой аппарат и именно он и делает всю работу. Если исходить из того, что на первые позиции люди попадают в результате значительного отбора, то на нижние должности попадают быстрее, а кто-то вообще со студенческой скамьи. Это свидетельствует о том, что работникам аппарата потенциально проще проявить себя самостоятельными и независимыми и условно говоря хлопнуть дверью. Но этого не происходит. Что-то я не встречал каких-то развернутых критических суждений от сотрудников аппарата Администрации Президента, Верховного Суда или того же КС. Если и публикуются, что на по моим оценками бывает значительно реже чем в среднем по стране, то это сугубо юридический анализ без попыток учета социальной проблематики.

              Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.