Найти

.Блог главного редактора.

Медведев назвал суды, коррупциогенностью которых он раздражен

Несколько дней назад один из авторов «Право.Ru» порадовал читателей текстом «Расщепленный Esprit de corps и другие различия внутри российского судебного корпуса». Речь в нем шла о том, что российское судейское сообщество, несмотря на то, что официально декларируется его единство, единым на самом деле не является. Ни по стажу, ни по источникам для рекрутирования судей, по ценностям. Судьи судов общей юрисдикции во главе с Вячеславом Лебедевым сильно отличаются от судей арбитражных судов, первым в ряду которых стоит Антон Иванов.

Автор базировался исключительно на письменных источниках, поэтому у него не было возможности проанализировать тему, которая, конечно же, всех интересует – сравнительную коррупциогенность двух основных составных частей российской судейской корпорации.

Президент Медведев, который в последние несколько недель несколько раз жестко критиковал судейский корпус за коррумированность, тоже не конкретизировал, какую из его частей он имеет в виду. Его заявления били по всем служителям Фемиды без исключения. «Даже 18 человек [среди коррупционеров], по-моему, есть из судебной системы, », — сказал он, подводя итоги 2010 года в беседе с руководителями трех крупнейших телеканалов страны. — Это очень важно, [поскольку судебная система] очень закрытая… Судьи всегда обладают особым качеством иммунитета". А вчера он был еще более жестким. «Мы что не знаем, что судьи взятки берут?» — заявил он, подчеркнув, что судей нелегко поймать на взяточничестве.
Но сегодня представления об этой проблеме, которые таит в себе глава государства, прорвались наружу – в интервью «Ведомостям». «На недавней встрече с членами Общественной палаты вы признали, что судейское сообщество превратилось в железобетонную корпорацию, которая неспособна уже к самоочищению», – процитировал его самого беседовавшая с ним главный редактор газеты Татьяна Лысова. Медведев в ответ привел пример ситуации, которая, по его мнению, невыгодно характеризует российского судью. «Можно ли себе представить, чтобы судья в каком-то европейском государстве или в США пошел пообедать в ресторан с адвокатом по делу? Я думаю, что нет. Он рискует потерять все, поэтому он никогда так не сделает. У нас это сплошь и рядом», — сказал он.
Здесь прозвучало ключевое слово «адвокат». Адвокаты в своем классическом статусе сейчас представлены в России в уголовном процессе, поэтому иллюстрация, которую привел Медведев, относится к судам общей юрисдикции. И эта оговорка, вернее, «проговорка», из категории тех, что «по Фрейду», а потому, на мой взгляд, говорит о том, ситуацией в какой категории он более всего раздражен.
Обновить список комментариев

Комментарии (9)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
    • Timur Valiev
    • 26 января 2011, 17:31
    • 0
    И вот интересно о чем же алвокаты в уголовном процессе договариваются с судьями? Если исходить из статистики оправдательных приговоров, то наверное о признании своих подзащитных виновными.)))

      • Мне лично известен один случай, когда адвокат по делу договорился через посредников о встрече с судьей одного из районных судов Москвы в попытке «решить вопрос». Встреча состоялась, разговор был что называется предметный, но нужного решения принято не было. С другой стороны, которая хотела отправить в турму бывшего младшего партнера, был сильный противник. И если сопоставить мой уровень погруженности в тему с аналогичным у Медведева, то, думаю, он вполне имеет право на такие слова.

      • Не соглашусь с автором. Адвокат давно уже не ассоциируется только с уголовным процессом. Поэтому не надо приписывать человеку (в данном случае Медведеву) того, что он не говорил и не стоит казуистически выводить из его слов смысл, который он в него не закладывал. А то это напоминает советские годы.

          • В одном-то уж Вы точно не правы: возможность исходя из собственных представлений интерпретировать слова главы государства советские времена уж точно не напоминает. Ассоциируется или не ассоциируется адвокат только с уголовным процессом — вопрос дискуссионный, хотя, конечно, Ваше мнение имеет право на существование.

              • думаю не стоит вдаваться в полемику кас употребленного президентом термина — соглашусь с Олегом Михайленко. Факт наличия неформальных встреч судей и представителей стороны по делу смущает (мягко говоря). В международном арбитраже это является основанием для отвода арбитра.

            • научный сотрудник, Институт проблем правоприменения
              • 27 января 2011, 12:01
              Коррупциогенность судов следует исчислять от широты дискреционного усмотрения, который в судах общей юрисдикции существенно выше, а контроль над работой судей всех звеньев ниже, чем в арбитраже. Нельзя уравнять практику надзорного обжалования в сою и деятельность кассационных инстанций в арбитраже. Понятно, что посреднику в этой схеме лучше всего обладать статусом адвоката, меньше вопросов. Поэтому полагаю, что слова Президента, в сущности, интерпретированы Слепцовым Иваном правильно.

              Только можно добавить, что произвольность судебного усмотрения в судах общей юрисдикции завязана на влиятельность региональных элит. Суды общей юрисдикции это во многом рычаг местных элит. В теме озвученной Медеведвым Д., на мой взгляд, просматривается постановка вопроса по уходу от произвола местных кланов.

              • Ну и к чему эта квазианалитика?

                Очередная песенка про «плохого» Лебедева и «хорошего» Иванова?

                • Единственная аналитика, которую можно здесь увидеть — это то, что президент 3 года занимается бесполезным прожектерством.

                  «Мы что не знаем, что судьи взятки берут?»

                  По моему мнению, должно было звучать следующим образом: «Мы все помним имена судей, которые брали взятки и уже находятся в местах лишения свободы», «За время моего нахождения на посту президента (а три года — это не малый срок) я добился .........» и перечисление, чего добился.

                  Пока сам констатировал, что НИЧЕГО не добился.

                  • научный сотрудник, Институт проблем правоприменения
                    • 27 января 2011, 17:10
                    Алексеев Александр нельзя не согласится, что действительно имеется избыточно медлительный характер приближения к каким-либо фактическим изменениям. Но вместе с этим следует добавить, что может быть ситуация несколько сложнее, чем кажется на первый взгляд. Ведь суды общей юрисдикции это не просто структура, это сумма множества интересов.

                    Я бы выделил такие направления как рассмотрение споров по избирательным делам, а также уголовное судопроизводство. Слишком много людей и интересов завязаны на эти функции, причем уже сложилась жесткая модель отношений. Пересмотрев роль судов мы ломаем гораздо больше. Сложно прогнозировать чем обернется динамика в этих вопросах. Может быть слишком многие против, вот и происходит топтание на месте.

                    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.