Найти

Методология науки и правоведения

Спекулятивная философия права: элементарные представления

Спекуляции – рассуждения, не требующие обращения к практике; для спекулятивного познания нет необходимости в эксперименте, опытной проверке результатов мыслительной деятельности (в этом смысле спекулятивна математика, логика, философия). Спекуляции – рассуждения, основанные не на опыте, а на «чистом размышлении», умозрении, т.е. продукт внутренней интеллектуальной деятельности рассудка.

Спекулятивная философия права – это один из способов мыслимости права, имеющий свои культурные значения и социальные следствия.

Философия права на значительном историческом отрезке своей эволюции (до проекта О. Конта) – спекулятивная (метафизическая) философия. Е.В. Спекторский утверждал: «Для юридической мысли характерна такая черта, как ее пластичность, любовь к конструкциям и даже фантазиям, переносящим ее из узкого мира эмпирической действительности в огромный мир метафизически возможного». Г. Гаджиев развивает эту мысль: «Юриспруденция как система понятий появилась примерно тогда, когда появилась метафизика. Именно поэтому у них много общего. Юристы, как и схоласты — метафизики Средних веков, признавали за универсалиями, т.е. за предельно отвлеченными понятиями, конкретное, реальное бытие».

Считается, что спекулятивная философия права начинает формироваться уже в эпоху античной рациональности как философское рассуждающее познание мира как единого целого, в основании которого лежат метафизические идеи. Основание для формирования философских спекуляций о праве заложил Платон, которые впервые удвоил реальность, разделив ее на мир идей и мир вещей. Выделение в философском сознании в качестве первичного мира идей сформировало основу для спекулятивного мышления о праве. Спор о природе универсалий (реалисты vs. номиналисты) в средневековой философии указывает на ее спекулятивный характер.

Методом философских спекуляций рассуждение доходит до предельных оснований, которые рассматриваются как основания экзистенциональные, т.е. где возможен лишь ценностный, мировоззренческий выбор человека, поскольку такие основания не имеют дальнейшей аргументации, рациональных способов аргументации.

В научном позитивизме Огюста Конта утверждалось, что все понятия, которые не могут быть верифицированы «эмпирическими фактами» не могут входить в предмет позитивной науки. Поскольку юристы романо-германского семейства II пол. XIX века восприняли гносеологический идеал философского позитивизма с его антиметафизической направленностью и культом единой позитивной науки, постольку произошло противопоставление позитивно-научного юридического знания знанию ненаучному, философскому, что в дальнейшем явилось основанием для выделения позитивной теории права (Н.М. Коркунов, Г.Ф. Шершеневич, В.М. Хвостов и др.). «Считается, что спекулятивная философия традиционно исключается из разного рода позитивистских и неопо¬зитивистских концепций, аналитической юриспруденции» (Н.Н. Тарасов).

Классическая немецкая философия права (И. Кант, И.Г. Фихте, Ф. Шеллинг, Г. Гегель) была названа в правоведении и философии XIX столетия спекулятивной. Спекулятивный – умозрительный, т.е. содержание философского учения сформировано исключительно из мышления, на основе и посредством разума. Наиболее яркими образцами спекулятивной философии права можно считать «Метафизику нравов» И. Канта и «Философию права» Г. Гегеля. Идея спекулятивной философии – родом из школы естественного права (разум естествен), а если осуществлять генетическую реконструкцию еще глубже – то из схоластики, которая оперировала пустыми терминами и впоследствии критиковалась школой гуманистов и исторической школой права за отрыв от действительности.

Так, например, постглоссаторы могли изучать Суммы и Аппараты Ацо и Аккурсия исключительно умозрительно, на основе категорий Аристотеля о четырех видах причин, рассматривать гипотетические случаи применения того или иного правоположения, закрепленного в авторитетных глоссированных текстах, что и дало основания для негативной оценки схоластики как интеллектуальной деятельности, полностью оторванной от реальности. Для юристов-гуманистов XVI в. схоластические упражнения, спекулятивные операции постглоссаторов стали образчиком бесплодной «гимнастики ума», не знающей первоисточники, окружающей социальной действительности, не способной разрешить насущные проблемы правового регулирования.

Для научного позитивизма О. Конта спекулятивная философия права принадлежит к прошлой стадии интеллектуального развития человечества – к периоду метафизики, когда господствовало философское сознание. Вступая в новую эру позитивно-научного знания, интеллектуальная элита должна исключить из предмета науки не имеющие эмпирического обоснования понятия, конструкции и соответствующую им философскую терминологию (например, сущность права, идея права, ценность права, предназначение (цель) права и др.). Иными словами, критика Конта философско-правового знания основывалась на гносеологическом идеале естественных наук, которые были приняты им за образец научного исследования (физика, химия, биологические науки).

Спекулятивная философия не имела проверяемой эмпирической основы, ее объекты исследования верифицированы научными средствами быть не могут, и поэтому для Конта спекулятивность – означает метафизический характер, необоснованность и – как следствие – ненаучность с позиции позитивного понимания научного знания. Право с позиции научного позитивизма должно являться частью социологии как науки, изучающей социальную статику и динамику, выявляющей законы организации и развития общества.

С позиции марксизма спекулятивной философией права была признана вся классическая немецкая философия права по причине ее персонификации идеи, «мистического пантеизма», превращения идеи в действующего субъекта, как писал молодой К. Маркс в «Критике гегелевской философии права». «Логический, пантеистический мистицизм» гегелевской философии права состоит, по мысли Маркса, в том, что у Гегеля «идея превращается в самостоятельный субъект». Поэтому эмпирическая действительность (в том числе реальные социально-политические феномены) в гегелевской трактовке предстает в качестве результата и продукта идеи. «В действительности, – пишет Маркс, – семья и гражданское общество составляют предпосылки государства, именно они являются подлинно деятельными; в спекулятивном же мышлении все это ставится на голову». Необходимая связь между гражданским обществом и государством, с точки зрения К. Маркса, должна выводиться не из развития абстрактной идеи государства, а из собственного содержания гражданского общества.

Исторический материализм, который стал утверждаться в трудах К. Маркса с «Немецкой идеологии», основывался на положении, что все формы общественного сознания, включая право, политику, науку, искусство, идеальное в принципе являются лишь «отзвуками», «рефлексами» деятельности людей в сфере производства, обмена и распределения материальных благ. Такая историко-материалистическая установка метода Маркса существенно повлияла на традицию отечественного правоведения после 1917 г., сформировала «канон профессионального сознания» советских юристов.

Со второй половины XIX столетия юристы в своих исследованиях начинают четко различать спекулятивное и опытное направления изучения права, что готовит почву для дифференциации юридического знания на философско-правовое и позитивно-теоретическое.

Необходимо указать на положительное значение спекулятивной философии права для юридической традиции в истории западной цивилизации.

Во-первых, спекулятивная философия права сформировала многие философские категории, которые используют юристы (идея, сущность, цель и др.). Многими философскими категориями юристы обязаны философским системам Аристотеля, Канта и Гегеля, которые по принципу строения нельзя не признать спекулятивными – как с позиции позитивного учения Конта, так и с позиции материалистической диалектики Маркса. Философские категории формируют ту первичную философскую «картину мира», в языках которой описывается объект правоведения. Поэтому можно утверждать, что спекулятивная философия права закладывает основания смыслов понятийного аппарата правоведения. Юристы в подавляющем большинстве случаев относятся к категориальному языку философии нерефлективно, воспринимают их значения в качестве «облаков смыслов», на которых строятся уже более определенные правовые понятия.

В целом допустимо утверждать, что именно спекулятивная философия права составляет «ядро» философско-правового уровня юридического знания; без философских спекуляций было бы невозможно формирование философии права как части профессионального сознания юристов.

Во-вторых, спекулятивная философия права задает правовой идеал, образ права как должного, формирует ориентиры для развития правовой системы общества. Любое осмысленное развитие правовой системы предполагает осмысление идеального плана действительности, постановку целей правового развития, что невозможно сделать находясь исключительно на позициях позитивной юриспруденции. В этом смысле можно говорить о том, что собственно правовая идеология начинает сознательно формироваться благодаря спекулятивной философии права как способ трансляции ее идей в общественное сознание.

В европейской традиции права идеальный план правовой действительности впервые сознательно разрабатывается представителями школы естественного права. Во второй половине XIX века Иеринг создает социологическое учение о цели права, благодаря чему вновь в конце XIX века актуализируются экстраюридические (с позиции юридического позитивизма) вопросы для профессионального правосознания юристов. В конце XIX – начале XX столетия формируется школа «возрожденного естественного права» во главе с П.И. Новгородцевым, которая утверждает новое понимание естественного права как правового идеала, без которого невозможно осознанная политика права.

В-третьих, спекулятивная философия права сформировала многие ценности современной западной традиции права, утвердила ценность права как основополагающего базиса западной цивилизации.

В советской философии права благодаря последовательной реализации установки официальной доктрины отсутствовало четкое различение спекулятивного и позитивного направлений в философском исследовании права. «Во второй половине восьмидесятых, главным образом благодаря обращению к теме правового государства, начинается активное обсуждение проблемы прав человека, по сути своей являющейся проблемой философско-мировоззренческой и осмысливаемой именно в залоге философских спекуляций» (Н.Н. Тарасов). Современные юристы в своих исследованиях нередко обращаются к традиционным категориям спекулятивной философии, таким как «духовные ценности», «справедливость», «гуманизм» и др., как предельным объяснительным принципам.
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.