Найти

Российские дела в ЕСПЧ

Каринна Москаленко: решения ЕСПЧ для России по-прежнему обязательны

14 июля 2015 года Конституционный суд РФ сообщил о том, что Россия, хотя и остается под юрисдикцией Европейского суда по правам человека, но будет исполнять его решения только с учетом признания верховенства своей Конституции.

15 декабря Владимир Путин подписал закон, согласно которому Конституционному суду разрешается признавать неисполнимыми решения международных судов, в том числе ЕСПЧ, если они противоречат основному закону.

Значит ли это, что решения Страсбурга теперь необязательны к исполнению для нашей страны?

Этим вопросам был посвящен круглый стол Центра содействия международной защите «Страсбургские посиделки», состоявшийся 22 декабря 2015 года в помещении Международного университета в Москве.

В качестве основных докладчиков выступили руководитель проектов Центра содействия международной защите Каринна Москаленко, директор Страсбургского Центра международной защиты Оксана Преображенская Оксана Преображенская и адвокат Юрий Ларин.

Кроме того, на мероприятии присутствовали вновь избранный директор Центра Екатерина Ефремова, ее заместитель Валентин Моисеев и другие.

Каринна Москаленко связывает попытки поставить под сомнение обязательность исполнения решений ЕСПЧ спустя 17 лет после того, как Россия ратифицировала Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, с успехами представителей компании «ЮКОС» в международных судах.

Как известно, ЕСПЧ признал, что в отношении бывших владельцев ЮКОСа российскими властями было нарушено право собственности, и постановил выплатить им 1,8 миллиардов евро в качестве компенсации.

«Это напрямую связано с тематикой, вмешивается ли Европейский Суд в юрисдикцию национальной судебной системы, и не отдали ли мы часть своего государственного суверенитета какому-то иностранному суду, как это часто пытаются представлять сегодня политики», – отмечает Каринна Москаленко.

«Было признано глобальное нарушение статьи 1 Первого протокола Европейской Конвенции (»каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности").

На момент, когда обанкротили компанию «ЮКОС», ей не дали возможности выплатить долг, с которым она не была согласна, но приняла твердое решение его оплатить. Это были умышленные действия государства по банкротству компании.

ЕСПЧ не рассматривал ни одного вопроса, который относится к юрисдикции национального суда. Он не рассматривал вопрос, правильно ли были заплачены налоги, не рассматривал вопрос, правильно ли суды признали недоимку, не рассматривал вопросы по существу никак", – подчеркнула адвокат.

По ее мнению, России следует выплатить компенсацию, при этом назначенную сумму «ни в коем случае не брать из бюджета, а взыскать с виновных и ответственных лиц».

Еще одним неудобным для России решением юрист считает постановление арбитражного суда в Гааге, согласно которому наша страна должна выплатить акционерам ЮКОСа 50 миллиардов долларов. Между тем «в Гааге были судьи, признаваемые Российской Федерацией. Они все пришли к одному и тому же мнению».

Как полагает Каринна Москаленко, когда недобросовестные чиновники «поняли, что есть какое-то имущество за рубежом, и оно может арестовываться, быть предметом спора, весь свой пыл они обратили не против решения Гаагского арбитражного суда, а против решения Европейского Суда».

Она особо подчеркнула, что ЕСПЧ «не пошел по пути взыскания всего ущерба, он не дублировал Международный арбитражный суд, а говорил только о нарушении права собственности».

При этом решения Европейского Суда не направлены против России, не ущемляют ее суверенитета, поясняет Каринна Москаленко:

«Мы, называя формально дело „Иванов против России“, помним, что это дело не против России, а за конкретного человека, оказавшегося в юрисдикции той или иной страны, за его права или права группы лиц, которые обращаются в Страсбург, и, вообще, в принципе, за Россию. За то, чтобы правовая практика, особенно судебная практика, совершенствовалась с учетом стандартов Европейского Суда».

«Тема уступки суверенитета очень спекулятивная. На самом деле мы ни грамма своего суверенитета не уступили. Мы просто после Второй мировой войны, участвуя в создании международных норм, начиная со Всеобщей декларации прав человека, все это признавали.

Мы пришли к выводу вместе со всем международным сообществом, что есть попрания прав человека, которые не могут регулироваться только в самом государстве. Они не могут даваться на откуп отдельно взятому государству, чтобы не вырастить фашизм, чтобы не процветали пытки, чтобы не было геноцида, рабства, несправедливой судебной системы, и так далее», – подчеркнула Каринна Москаленко.

В качестве примера адвокат привела ситуацию, когда ЕСПЧ признает, что российскими судами в отношении заявителя была нарушена статья 6 Европейской Конвенции, которая защищает право на справедливое судебное разбирательство. Страсбург в этих случаях рассматривает не то решение, которое было принято национальным судом, а вопрос, было ли нарушено право, закрепленное в статье 6 Конвенции.

«Судебное решение – это прерогатива государства. В это решение ЕСПЧ вмешиваться не имеет права и не будет. Но как происходило разбирательство, было ли равенство сторон, были ли обеспечены права обеим сторонам, были ли соблюдены минимальные стандарты справедливого судебного разбирательства – это вопрос ЕСПЧ», – пояснила юрист.

Каринна Москаленко прокомментировала решение Конституционного суда РФ от 14 июля 2015 года. Она напомнила, что Россия в Законе о ратификации конвенции о защите прав человека и основных свобод № 54ФЗ от 30 марта 1998 года признала юрисдикцию Европейского Суда и обязательность принимаемых им решений.

И Конституционный суд своим июльским решением подтвердил, что он не противоречит Конституции.

«Это – победа здравого смысла над полным абсурдом», – уверена Каринна Москаленко.

После этого «юрисдикция Европейского Суда для России остается, и обязательность решений Европейского Суда остается. Главное, что есть – статья 1 Закона о ратификации не противоречит Конституции».

Решение КС Каринна Москаленко назвала «проявлением настоящего героизма», обратив внимание, что «он не изменил статью 15 Конституции».

Как известно, эта статья говорит о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрены в законе, то применяются правила международного договора.

Касаясь фраз в решении КС о ситуации, когда постановление Европейского Суда вступает в противоречие с Конституцией, Каринна Москаленко выразила мнение, что «Конституционный суд лишь создал механизм, как действовать в спорных случаях исполнения решений».

Закон же, принятый Госдумой и подписанный Владимиром Путиным 15 декабря, Каринна Москаленко назвала «никак не основанным на решении Конституционного суда».

По вопросу об исполнении Россией постановлений ЕСПЧ Каринна Москаленко пессимизма не разделяет:

«Решения Европейского Суда мало-помалу исполняются. Государство действительно выплачивает все компенсации, назначенные Европейским Судом. Оно достаточно часто исполняет индивидуальные меры. Мои коллеги могут привести случаи, когда по признанному нарушению статьи 6 (»право на справедливый суд") Верховный Суд РФ по собственной инициативе отменял приговоры, направлял дела на новое рассмотрение. Впоследствии по некоторым нашим делам были и оправдательные приговоры.

Если мы не откажемся от интеграции и останемся в этом сообществе, если даже просто прагматики будут завтра управлять страной, то и они сочтут, что выгоднее исполнять международные обязательства Российской Федерации. Рано или поздно решения Европейского Суда будут исполнены, и по делу ЮКОСа, и по делам, в том числе тем, где надо принимать общие меры, менять систему".

В свою очередь Оксана Преображенская, участвовавшая в дискуссии по Sкype, выразила надежду, что вступивший в силу 15 декабря закон «касается экзотических дел», которых «немного». По ее словам, «сейчас обсуждаются только три дела, на которые направлен этот закон: дело ЮКОСа, дело Константина Маркина по поводу отпуска по уходу за ребенком для отцов-военнослужащих и дело Анчугова и Гладкова по поводу голосования заключенных».

Кроме того, Оксана Преображенская напомнила, что нельзя забывать и те дела, которые еще только будут рассмотрены в ЕСПЧ и тоже могут оказаться «чувствительными для России». Это две жалобы Грузии против России, жалобы, которые пришли в 2014-2015 годах и связаны с событиями на Востоке Украины и в Крыму.

«Возможно, этот закон был принят еще и на будущее, – предполагает Оксана Преображенская. – С моей точки зрения, он однозначно неправильный, потому что статью 15 Конституции никто не отменял и статью 26 Венской Конвенции о праве международных договоров (она как раз говорит об обязательности международных договоров) тоже никто не отменял. Та скорость, с которой закон принят, конечно, дает основания опасаться, что он будет работать неправильно», – считает адвокат.

Кроме вопросов взаимодействия российского и международного права, на «Страсбургских посиделках» говорили о проблемах допуска к подзащитным профессиональных адвокатов по соглашению и общественных защитников.

Этой теме было посвящено выступление Юрия Ларина. По его словам, следователи прилагают усилия, чтобы воспрепятствовать своевременному вступлению в дело адвокатов по соглашению, предпочитая «своих» адвокатов по назначению.

Между тем именно первые показания, которые дает обвиняемый, нередко решают исход дела.

Что касается общественных защитников, то этот институт, по оценке Юрия Ларина, фактически разрушен. Суды зачастую не допускают их к участию в судебных процессах, мотивируя это необязательностью такого решения.
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.