Найти

Российские дела в ЕСПЧ

«Фетисов и другие» – молчать не могу!

Оксана Преображенская, адвокат, директор Центра содействия международной защите
10 января 2012 года Европейский Суд по правам человека вынес пилотное решение по делу «Ананьев и другие против России». Суд признал, что условия содержания в российских следственных изоляторах, в частности, переполненность камер, являются бесчеловечными и нарушают статью 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция), запрещающую пытки. Этому решению уделено много внимания как со стороны юристов, работающих в области прав человека, заключенных и их родственников, так и со стороны прессы.

Ровно через неделю, 17 января, было вынесено еще одно немаловажное решение по делу «Фетисов и другие против России», которое осталось практически незамеченным, а зря!

Суд признал, что имело место нарушение требований статьи 13 Конвенции, но в то же время он не нашел нарушения статьи 3 Конвенции в части жалоб заявителей на ненадлежащие условия содержания в следственных изоляторах – жестокое или унижающее обращение с ними.

Почему же это решение важно и почему на него нужно обратить особое внимание, а главное, сделать выводы?

Обращаясь к обстоятельствам, Суд признал, что условия, в которых содержались заявители, не соответствуют стандартам The Minimum Standard Rules for the Treatment of Prisoners, the European Prison Rules and the recommendations of the Committee for the Prevention of Torture. При этом Суд указал, что условия, в которых находились заявители, и те страдания, которые они испытали, не достигли «минимального уровня жестокости». В связи с этим Суд не признал нарушение статьи 3 Конвенции.

Из самого названия стандартов, выработанных Европейскими институтами, следует, что они являются минимальными. Этих стандартов должны придерживаться все члены Совета Европы. В некоторых странах стандарты могут быть выше или даже намного выше минимальных, но при всех обстоятельствах страны-члены Совета Европы не могут опускать планку ниже.

Признавая несоответствие условий содержания в российских СИЗО минимальным стандартам и в тоже время не находя нарушения Конвенции, Суд вырабатывает двойной стандарт. Он поощряет устоявшуюся внутреннюю практику страны, в которой заключенные содержатся в камерах в отсутствие доступа свежего воздуха и дневного света, без возможности принимать душ по мере необходимости, вынужденные отправлять естественные надобности на виду у своих сокамерников и находиться годами в камерах, кишащих грызунами, клопами и вшами.

Не признавая нарушение Конвенции, Суд по сути допускает для России стандарт ниже минимального. Иными словами, российские заключенные, находящиеся в местах лишения свободы, не могут и даже не должны рассчитывать на те минимальные условия содержания, которые установлены стандартами для всех других стран-членов Совета Европы. Не вызывает сомнения, что власти Российской Федерации будут использовать это решение для оправдания всех вышеперечисленных отступлений от минимальных стандартов.

Если оставить в стороне крик души и объяснить проще, то заявители по делу «Фетисов и другие» не смогли доказать, что камеры, в которых они содержались, были переполнены. Да и как здесь обычному заключенному документально доказать свою правоту, когда против слов заявителя власти направляют в Суд килограммов пять материалов с печатями, подписями и прочей впечатляющей документацией? Но с другой стороны, неужели дело только в переполненности камеры? Неужели только это заставляет страдать людей, которые лишены свободы до судебного решения об их виновности или невиновности, до такой степени, чтобы преодолеть этот уровень минимальной жестокости? По сути, Фетисов и другие заявители по этой жалобе описали условия своего содержания в СИЗО недостаточно красочно для того, чтобы Суд рассмотрел их дело по статье 3 Конвенции.

Может быть, Суд и прав… Но вообще не признать нарушение Конвенции – вот что откровенно непонятно.

Неужели Суд считает абсолютно нормальным для человека спать на грязном постельном белье и принимать душ только один раз в 10 дней? Неужели Конвенция допускает, чтобы люди находились в камерах, годами ожидая приговора суда, а их каждую ночь кусали клопы? Люди, находящиеся в СИЗО, теряют свое здоровье из-за ненадлежащей медицинской помощи, отвратительного питания, отсутствия свежего воздуха и дневного света, а Суд остается равнодушным к этой ситуации?

Решению «Фетисов и другие» власти, конечно, рады – теперь возражать на доводы людей, обратившихся в Суд с жалобами на неудовлетворительные условия содержания, со ссылкой на это решение будет гораздо проще: мол, не настращали вы, господа, на нарушение Конвенции.

Извечный вопрос – что же делать? Как жить и работать с противоречивой практикой Суда и в ситуации, когда все козыри в руках у власти?

Думаю, теперь наша с вами задача – правильно ставить вопрос перед Европейским Судом.

Не можем со стопроцентной уверенностью доказать, что камеры изолятора были переполнены (или же они не были переполнены в действительности), – описываем другие условия содержания и ставим вопрос о нарушении права на частную жизнь (статья 8 Конвенции).

Разумеется, право на частную жизнь может быть ограничено, и власти скажут: «Позвольте, это же следственный изолятор, место лишения свободы, а не санаторий». А я и не призываю, чтобы из СИЗО сделали курорт, но держать людей в подобных условиях для цивилизованного государства, коим позиционирует себя Россия, недопустимо.

Если власти этого еще не понимают, наша с вами задача – убедительно продемонстрировать всю серьезность ситуации и необходимость ее незамедлительного разрешения, пускай и посредством новых решений Европейского Суда.
Обновить список комментариев

Комментарии (2)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • я думаю что ЕСПЧ уже положил на Россию — нет смысла вытягивать ее в правовое поле, если она упирается

    • с 2001 по 2002 год все тюрьмы России были переполнены но никто к сожалению не писал жалобы на это.А многим просто не дали это сделать в установленные сроки.

      Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.