Найти

Российские дела в ЕСПЧ

О предстоящем рассмотрении в ЕСПЧ жалобы Алексея Пичугина

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) 23 октября 2012 года опубликует решение по жалобе бывшего начальника отдела службы безопасности НК «ЮКОС» Алексея Пичугина. Об этом сообщается на сайте Страсбургского суда.

Как пояснила адвокат осужденного, сотрудник Центра содействия международной защите Ксения Костромина, речь идет о первой жалобе ее клиента. Она касается первого уголовного дела Алексея Пичугина по обвинению в организации убийства супругов Ольги и Сергея Гориных, покушений на Виктора Колесова и Ольгу Костину.

В результате судебного разбирательства по этому делу приговором Московского городского суда от 30 марта 2005 года в составе председательствующей судьи Натальи Олихвер и коллегии присяжных Алексей Пичугин был признан виновным. Ему было назначено лишение свободы сроком на 20 лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

19 ноября 2003 года Ксения Костромина подала жалобу в ЕСПЧ. Она была связана с отказом Генпрокуратуры РФ провести медицинское освидетельствование Пичугина после «разведдопроса» 14 июля того же года в СИЗО ФСБ «Лефортово», а также с неоказанием ему медицинской помощи.

В этот день у Пичугина в рамках производства следственных действий должны были отобрать пробы крови и слюны. Но вместо этого заключенного выдали двум лицам, представившимся сотрудниками ФСБ. Эти лица передали ему «привет от сослуживцев» (Алексей Пичугин с 1987 по 1994 год работал в Управлении военной контрразведки КГБ-ФСБ), предложили сигареты, кофе и чай.

После нескольких глотков Алексей Пичугин на шесть часов впал в забытье. Позже двое сокамерников бывшего сотрудника «ЮКОСа» рассказали Пичугину, что его принесли в камеру в полубессознательном состоянии. Как неоднократно заявлял заключенный, к нему применили психотропные средства – так называемую «сыворотку правды». В частности, Пичугин свидетельствовал об этом 23 апреля 2008 года на заседании Мосгорсуда по делу бывшего совладельца «ЮКОСа» Леонида Невзлина.

Одним из сокамерников, подтвердивших факт применения к сотруднику «ЮКОСа» химических препаратов, был ученый Игорь Сутягин. Впоследствии он описал эту историю в своем рассказе «Три школы». Этот рассказ был перепечатан множеством СМИ и вызвал широкий резонанс в России и за рубежом, а также крайне негативную реакцию отечественных спецслужб.

После вынесения Мосгорсудом 30 марта 2005 года в отношении Алексея Пичугина обвинительного приговора его жалоба в ЕСПЧ была дополнена. Это было сделано в связи с многочисленными и грубыми правонарушениями в ходе судебного процесса. Адвокат Ксения Костромина тогда заявила:

«Мы считаем, что у нас есть все основания, чтобы обратиться в Европейский суд по правам человека с дополнительной жалобой. И в ней обосновывать нарушения в отношении Пичугина права на справедливое судебное разбирательство».

Ксения Костромина объяснила, что рассмотрение дела Пичугина в закрытом режиме осуществлялось на основании наложения грифа «секретно» на часть документов. Адвокат напомнила, что защитники «неоднократно заявляли ходатайства о том, что дело должно рассматриваться в открытом судебном заседании, а в том случае, если представители государственного обвинения захотят исследовать документы с грифом „секретно“, суд имеет право закрыть судебное заседание на это время».

Как отмечала Ксения Костромина, эта позиция адвокатов нашла свое полное подтверждение в Резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы от 25 января 2005 года:

«Парламентская Ассамблея Совета Европы требует от соответствующих официальных лиц гарантировать, чтобы судебные слушания по делу г-на Пичугина проходили в закрытом режиме только в той части, которая непосредственно касается информации, необходимой к засекречиванию по закону, принимая во внимание важность, предписываемую принципу Европейской конвенции о защите прав человека об открытости судебных слушаний».

Однако ни одно из ходатайств адвокатов о том, чтобы дело слушалось в открытом судебном заседании, удовлетворено не было. Ксения Костромина подчеркивала:
«Ни одного документа с грифом „секретно“ в нашем судебном заседании исследовано не было. А дело тем не менее было рассмотрено в закрытом судебном заседании, чем совершенно очевидно было нарушено право Пичугина на справедливое судебное разбирательство, публичное, на которое мог бы попасть любой человек, который заинтересовался этим уголовным делом».

Таким образом, в совокупности, адвокаты обращали внимание Страсбургского суда на нарушение в отношении Алексея Пичугина статей 3 («запрещение пыток»), 5 («право на свободу и личную неприкосновенность») и 6 («право на справедливое судебное разбирательство») Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
В октябре 2007 года эта жалоба была коммуницирована: ЕСПЧ признал ее приемлемой, задал представителям РФ и защите Пичугина вопросы и получил от них ответы.

В Меморандуме, в котором представители правительства РФ дали ответы на вопросы ЕСПЧ, Ксения Костромина выявила ряд фактических неточностей. В частности, там говорится, будто дело поступило в Басманный суд Москвы с грифом «секретно» для рассмотрения по существу, хотя дело рассматривалось Московским городским судом. Существуют и другие неточности такого рода.

Что касается вопросов, поставленных по нарушению статьи 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, то представители РФ в ответ просто перечислили, сколько раз Алексей Пичугин обращался за медицинской помощью и какая помощь ему была оказана. «Просто его медицинскую карту, которая была в СИЗО „Лефортово“, скопировали, и все. О том, что он обращался за медицинской помощью 14 июля 2003 года, там указания нет», – подчеркивала Костромина.

Что касается статьи 5, то власти РФ указали в Меморандуме, что при применении меры пресечения в суд, якобы, представлялись семь протоколов допросов свидетелей, которые, якобы, говорили о причастности Пичугина к совершенным преступлениям. При этом в Меморандуме не указаны фамилии этих свидетелей, которые, якобы, давали на тот момент времени такие показания, и не приложены копии протоколов допросов.

Адвокаты, участвовавшие в рассмотрении вопроса о применении меры пресечения к Пичугину, утверждают, что не было никаких протоколов допросов свидетелей.
Ответами представителей РФ на вопросы о нарушении статьи 6 Костромина тоже удовлетворена не была:

«Было сказано, что указание в законе о том, что списки присяжных должны публиковаться, вроде как необязательное, что если они и публикуются, то только для того, чтобы люди могли обратиться в соответствующие органы с заявлением о неточностях, допущенных в их данных.

Что касается того, что суд вышел за пределы предъявленного обвинения, то есть, обсуждались вопросы, связанные с покушением на Рыбина, то, с одной стороны, наши процессуальные противники вроде как это признают, а с другой – одновременно отрицают. То есть, говорят, что да, вроде как было, и в то же время, что нет, не было. Такая вот странная двоякая позиция.

О закрытом судебном заседании приводятся совершенно иные доводы, нежели те, которые приводились непосредственно Московским городским судом, когда он выносил постановление об отказе в удовлетворении нашего ходатайства о проведении слушаний в открытом режиме или в частично закрытом, то есть, чтобы закрывать слушания только на тот период, когда будут исследоваться документы с грифом „секретно“. Представители правительства РФ в Меморандуме написали то, о чем раньше вообще не говорилось».

Кроме той жалобы, решение по которой будет обнародовано 23 октября, адвокаты Алексея Пичугина в 2007 году подавали в Страсбург еще одну: на нарушения прав своего подзащитного, допущенные в рамках второго уголовного дела. По его итогам Алексей Пичугин был признан виновным в организации убийств в 1998 году мэра Нефтеюганска Владимира Петухова и директора московской фирмы «Феникс» Валентины Корнеевой, а также организации покушений в 1998 и 1999 годах на управляющего австрийской компании «Ист Петролеум Ханделс» Евгения Рыбина. По версии гособвинения, поддержанной судом, Пичугин действовал, руководствуясь поручением вице-президента «ЮКОСа» Леонида Невзлина.

6 августа 2007 года судья Мосгорсуда Петр Штундер приговорил Алексея Пичугина к пожизненному заключению. В настоящее время бывший сотрудник «ЮКОСа» отбывает его в колонии особого режима ФКУ ИК-6 города Соль-Илецк Оренбургской области («Черный дельфин»).

В 2008 году один из ключевых свидетелей обвинения, неоднократно судимый Геннадий Цигельник, признался, что оговорил Пичугина под давлением следствия в обмен на поблажки в сроке заключения. Косвенно это подтвердил и подельник Цигельника Евгений Решетников.

Основной вопрос второй жалобы в ЕСПЧ Алексея Пичугина и его защиты – нарушение статьи 6 Европейской Конвенции. Пока она еще ожидает коммуникации.
Обновить список комментариев

Комментарии (1)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • На сегодняшний день треть россиян не доверяют президенту и премьер-министру. И правильно делают. Только посмотрите: www.russiansearchdata.ru/?view=1 — сервис, который был сделан министерством при их поддержке. Здесь размещена информация о каждом жителе на територии бывшего СССР, любой может найти подробные сведения о другом человеке. А люди даже и не подозревают об этом.

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.