Найти

Юристы о законе

Проблемы лизингополучателя при банкротстве лизингодателя

Динамика развития лизинговых отношений в России раскрывает очевидные пробелы законодательства, регламентирующего данную сферу гражданско-правовых обязательств. Банкротство лизингодателей не является предметом специального нормативного регулирования, что также вызывает на практике множество проблем и вопросов. Так, в частности, интересы добросовестных лизингополучателей практически не защищены законодателем в случае банкротства лизингодателей, имеющих непогашенные кредитные обязательства.
В такой ситуации все имущество должника, переданное по договорам финансовой аренды лизингополучателям, является одновременно предметом залога по кредитным договорам с банками. Возникает конфликт интересов. С одной стороны, лизингополучатель является добросовестным плательщиком лизинговых платежей и полноправно рассчитывает на последующий выкуп имущества и приобретение права собственности. С другой стороны, необходимо соблюсти интересы банков как залоговых кредиторов в деле о банкротстве, имеющих приоритетные права на погашение заемных обязательств лизингодателя за счет стоимости реализованного имущества.
Механизм реализации имущества должника в процедуре банкротства предполагает его предварительную независимую оценку и последующую продажу на торгах (такая форма продажи обязательна для заложенного имущества). При этом каждый объект, принадлежащий на праве собственности лизингодателю, включается в конкурсную массу должника-банкрота с учетом всех имеющихся непогашенных обязательств.
Отчет независимого оценщика согласно требованиям закона должен содержать полную и достоверную информацию обо всех обременениях имущества должника-банкрота. Однако при наличии двух обременений (первое обременение — право залогодержателя, принадлежащее банкам, и второе обременение — право на выкуп имущества, принадлежащее лизингополучателям) рыночная стоимость имущества лизингодателя существенно снижается. Поскольку банки напрямую заинтересованы в реализации имущества должника по максимально высокой цене, ими предпринимаются различные попытки для исключения второго обременения в отношении конкурсной массы лизингодателя.
Интересы должника-лизингодателя представляет арбитражный управляющий, целью которого является формирование конкурсной массы должника, ее реализация и удовлетворение требований кредиторов за счет полученной стоимости. Все мероприятия, связанные с оценкой, предпродажной подготовкой и реализацией имущества на торгах, также проводит арбитражный управляющий. Учитывая, что размер и вероятность погашения кредитного обязательства должника напрямую зависит от действий арбитражного управляющего, банки могут всячески влиять на ситуацию и оказывать давление, в том числе путем понуждения арбитражного управляющего к отказу от исполнения договоров финансовой аренды.
Действительно, нормами законодательства о банкротстве арбитражному управляющему предоставлено право заявлять о расторжении договора в одностороннем порядке при наличии реальных или возможных убытков для должника-банкрота в связи с дальнейшим исполнением этого договора. При этом убытки могут носить вероятный характер (в сравнении с иными сделками, заключаемыми при аналогичных обстоятельствах в соответствующем регионе).
В случае реализации арбитражным управляющим права на отказ от сделок добросовестный лизингополучатель, получивший заявление о расторжении договора финансовой аренды, становится заложником ситуации. С одной стороны, закон гарантирует ему право на возмещение убытков, возникших в связи с односторонним расторжением договора, но, с другой стороны, защита прав и законных интересов лизингополучателя будет сопряжена с риском ликвидации должника-банкрота ранее даты удовлетворения иска о взыскании убытков. Кроме того, доказывание лизингополучателем размера понесенных убытков – сложный и длительный процесс, зачастую связанный с необходимостью проведения экспертизы с целью выявления в составе лизинговых платежей части арендной платы и части выкупной стоимости имущества.
Получается, что законодатель предоставил арбитражному управляющему право отказаться от исполнения сделок должника, не установив при этом обязательность проведения предварительного анализа сделок для подтверждения их убыточности и экономической нецелесообразности. В отношении же пострадавшей стороны договора финансовой аренды (лизингополучателей) существует обязанность по доказыванию убытков. Более того, закон запрещает арбитражному управляющему отказываться от сделок должника, обеспеченных залогом имущества, то есть от кредитных договоров отказаться невозможно, а у банков фактически существует иммунитет в деле о банкротстве лизингодателя.
При таких обстоятельствах проблемы добросовестных лизингополучателей отодвигаются на задний план. Несмотря на гарантированную законом необходимость отражения при продаже имущества должника всех существующих обременений, законодатель не создал реального, работающего механизма защиты прав лизингополучателей при банкротстве лизингодателей. Предполагается, что способом разрешения подобных противоречий может стать изменение законодательства о банкротстве и введение специальных норм в отношении лизинговых компаний.

Елена Домбровская
Центр Правовых Технологий «ЮРКОМ»
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.