Найти

Арбитражное судопроизводство

Обеспечить иск – невозможно – продолжать пользоваться объектами

История нашей борьбы за ООО «Промавтоматика-Инвест» и его имущество хорошо освещена в прессе, причём, как в описательном плане, так и в форме интервью. Кратко освежу генеральную линию.

2008 год. У ООО «Промавтоматика-Инвест», принадлежащему Евгению и Галине Коноваловым из Краснодара (по 50% долей в уставном капитале предприятия), в собственности находится имущественный комплекс в виде 8 объектов недвижимости (общей площадью около 5 тыс. кв. м), в т.ч. четырёхэтажное офисное здание и земельный участок (площадь 55 соток). Всё имущество сдаётся в аренду ООО «Газпром трансгаз-Кубань» (ныне ООО «Газпром трансгаз Краснодар»), 100%-ной «дочке» ОАО «Газпром» за 3,5 млн. руб. в месяц. В феврале в ЕГРЮЛ внесены сведения, согласно которым единственным участником Общества стал некто Валерий Биндас. Государственная регистрация проведена на основе поддельных документов, договоров купли-продажи долей никто ни с кем не заключал. Всё это держится в тайне до конца октября, когда Биндас, считая себя единоличным участником Общества, освобождает от должности генерального директора Сергея Колесникова и назначает на неё своего подельника Евгения Понкратова.

2009 год. Понкратов, действуя от имени ООО «Промавтоматика-Инвест», в 17 апреля продаёт за 6,8 млн. руб. все 8 объектов недвижимости, заключив три договора с неким ООО «Волга-Сервис» (Рыбинск Ярославской области). Указанная цена примерно в 50 раз ниже среднерыночной для сходных условий и объектов недвижимости. Эти сделки зарегистрированы Управлением Росреестра по Краснодарскому краю 04 августа при наличии массовых нарушений закона, допущенных госрегистратором. А уже 07 августа ООО «Волга-Сервис» по аналогичной схеме «продаёт» все объекты недвижимости московской компании ООО «Солди». Причём все «документы» составлены по идентичному образу и подобию первой схеме. Цена также осталась почти неизменной. Вторая серия сделок регистрируется 20 августа. Кроме того, за год с расчётного счёта ООО «Промавтоматика-Инвест» растворяются 42 млн. руб. – денежные средства, вырученные от аренды недвижимости.

2010 год. ООО «Волга-Сервис» ликвидировано в добровольном порядке по решению его единственного участника, соответствующая запись внесена налоговой инспекцией в ЕГРЮЛ. При том, что у этого горе-покупателя осталась кредиторская задолженность перед ООО «Промавтоматика-Инвест» по оплате за якобы приобретённое имущество.

2011 год. Арбитражный суд в деле № А43-3769/2009 восстанавливает права собственности супругов Коноваловых на 100% долей в уставном капитале ООО «Промавтоматика-Инвест», установив, что никакой сделки по их продаже никогда не существовало, а Биндас незаконно получил права участника Общества. В арбитражный суд от имени ООО «Промавтоматика-Инвест» предъявлен виндикационный иск к ООО «Солди» об истребовании из чужого незаконного владения всех объектов недвижимости в деле № А32-21990/2011. О нём и речь в настоящем посте.

В рамках дела судья Корейво Е.В., рассматривающая дело, определением от 29 августа 2011 года приняла обеспечительные меры в виде запрета Управлению Росреестра по Краснодарскому краю осуществлять государственную регистрацию сделок купли-продажи по каждому спорному недвижимому объекту.

Стоит отметить, что определением Арбитражного суда Краснодарского края ещё от 15 февраля 2010 года по другому делу № А32-1613/2010 были приняты аналогичные меры о запрете регистратору осуществлять госрегистрацию перехода прав собственности по всем указанным объектам недвижимости. В том деле участники ООО «Промавтоматика-Инвест» супруги Коноваловы оспорили обе недействительные сделки купли-продажи недвижимого имущества.

Кроме того, необходимо разъяснить, что само недвижимое имущество продолжало сдаваться в аренду тому же ООО «Газпром трансгаз Краснодар», у зданий лишь менялся собственник, а новые записи появлялись в ЕГРП. А в остальном – стабильность. К моменту предъявления иска у нас не было информации об условиях аренды недвижимости, о которых «договорились» ребята из ООО «Газпром трансгаз Краснодар» с «однодневкой» ООО «Солди».

И вот примерно в октябре 2011 года в нашем распоряжении появляется информация о том, что часть объектов недвижимости (литеры Г, Г1 и Г7) уже фактически уничтожены. При том, что, как я указал ранее, ещё с середины февраля 2010 года уже действовали обеспечительные меры. При таких условиях, как нам казалось, и решение суда по рассматриваемому делу может быть неисполнимым, и убытки ООО «Промавтоматика-Инвест» будут нанесены немалые. То есть появились все основания (а достаточно одного из них), установленные ч. 2 ст. 90 АПК РФ, для принятия арбитражным судом ещё одной обеспечительной меры в виде запрета ответчику пользоваться спорными объектами имущества. Да и ни о каком балансе интересов сторон, участвующих в деле, не может идти и речи, если ООО «Солди» будет «качать» деньги из газпромовской «дочки» от аренды недвижимости в то время, пока ООО «Промавтоматика-Инвест» будет всячески доказывать свою правоту в суде.

В общем, мы заявили снова о принятии обеспечительных мер. В своём определении от 02 ноября 2011 года, отказывая нам в его удовлетворении, суд указал следующее: «Невозможность исполнения решения суда по иску о виндикации объектов недвижимости наступает при гибели этих объектов или их реконструкции до степени утраты тождества, однако из материалов дела данные обстоятельства не усматриваются. Заявителем не доказано, что ответчиком совершаются или уже совершены действия по изменению технических характеристик спорных объектов, их разрушению … При таких обстоятельствах заявление об обеспечении иска удовлетворению не подлежит. Суд разъясняет, что истец не лишен права вновь обратиться в суд с аналогичным заявлением при установлении обстоятельств, предусмотренных ст.90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».

Мы наивно полагали, прочитав указанное определение, что суду будет достаточно взглянуть на фото разрушенных объектов (точнее, на пустое место, от них оставшееся), на планы, из которых видно, что эти объекты были когда-то в натуре, и сделать очевидный вывод о доказанности обстоятельств разрушения спорных объектов и, разумеется, о причинении истцу существенных убытков в будущем. Но не тут-то было.

В очередном определении от 14 ноября 2011 года арбитражный суд уже указывает на следующие обстоятельства о том, что «изучив представленные доказательства, суд не может признать их достаточными для установления фактов, свидетельствующих о принятии ответчиком мер, направленных на физическое уничтожение объектов недвижимого имущества. Так, представленная истцом копия плана усадебного участка составлена ГУП КК «Крайтехинвентаризация» в г. Краснодаре в июле 2007 года и констатирует наличие и расположение объектов недвижимого имущества на момент составления данного документа. На представленных фотоматериалах отсутствует указание на дату, время и место проведения фотосъемки … Истцом также не представлено доказательств нахождения спорного имущества в арендном пользовании у иных лиц. При таких обстоятельствах заявление об обеспечении иска удовлетворению не подлежит. Суд разъясняет, что истец не лишен права вновь обратиться в суд с аналогичным заявлением при установлении обстоятельств, предусмотренных ст.90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».

То есть арбитражный суд (а точнее, судья Корейво Е.В.), как мы поняли, просто просил нас предоставить такие достаточные доказательства, подтверждающие нашу правоту, чтобы вообще никакие другие аргументы не имели бы никакого значения. Хотя где бы нам их взять дополнительно в общем порядке? Судите сами. Все 8 объектов недвижимости находятся в аренде у ООО «Газпром трансгаз Краснодар», на территорию [своей же] недвижимости нас не пропускает служба безопасности арендатора. Вот такие снимки смогли сделать журналисты с соседних крыш:



А вот и тот план приусадебного участка, который не понравился суду в качестве подтверждения наличия объектов недвижимости ещё в 2007 году:



Но в любом случае названные определения суда мы не обжаловали, решили действительно собрать ещё доказательств. Обратились в полицию с заявлением о самоуправстве, объяснили участковому, что мы, мол, собственники недвижимого имущества, сейчас спорим за право собственности на него в арбитраже, а в это время его целенаправленно уничтожают. Причём, в период действия двойных (!) обеспечительных мер. Согласно материалам проведённой проверки, участковый действительно выходил на место, опрашивал сотрудников ООО «Газпром трансгаз Краснодар», в самом деле установил факт отсутствия трёх объектов, два из которых имеют обособленные номера кадастрового и технического учёта (литеры Г, Г1 и Г7) и на которые распространяются принятые судом обеспечительные меры.

Мы с радостью взяли названные материалы проверки у сотрудника полиции, заверив их у него же. Кроме того, в самих материалах оказалась и копия договора аренды спорного имущественного комплекса между ООО «Солди» и ООО «Газпром трансгаз Краснодар» со стоимостью аренды уже в 4,7 миллиона рублей (!) в месяц. Эту копию мы также представили в арбитражный суд – ведь в предыдущем определении нам прямо было указано, что мы не доказали наличие арендных отношений между ответчиком и «дочкой» Газпрома. В общем, в третий раз мы подали наиболее обоснованное и подтверждённое доказательствами заявление о принятии дополнительной обеспечительной меры – запрета ООО «Солди» использовать спорное имущество до вступления в законную силу решения суда по виндикационному делу.

Что ж Вы думаете? Суд нам отказал в этом заявлении и в третий раз. Вот к какому выводу он пришёл в определении от 01 марта 2012 года:

«В качестве новых доказательств истец представил: два фотографических изображения, распечатанные на бумажном носителе, заверенную копию протокола осмотра места происшествия от 16 января 2012 года, заверенную копию рапорта сотрудника полиции УМВД России по г. Краснодару, а также незаверенную копию договора аренды имущества от 22 августа 2011 года … Следовательно, сделанный на основе представленных истцом материалов КУСП № 25383 от 18 ноября 2011 года вывод о гибели части виндицируемых объектов, будет предрешать рассмотрение спора по существу, что недопустимо на стадии рассмотрения заявления о принятии обеспечительных мер … В результате оценки представленного материала суд приходит к выводу о недоказанности истцом фактов, свидетельствующих о наличии реальной угрозы уничтожения спорных объектов и/или их реконструкции до степени утраты тождества … Таким образом, оснований для принятия заявленной обеспечительной меры не имеется».

Вот, значит, как: мы, оказывается, не доказали факты наличия реальной угрозы (!) уничтожения. Вообще-то мы представили доказательства реального уничтожения части спорных объектов, и в их отношении уже никакой угрозы нет – их не существует в натуре. Но, главное, мы представили все те доказательства в той форме, о которых просил суд в своих определениях от 02 и от 14 ноября 2011 года. Ведь тогда нам было указано: найдите чёткие подтверждения гибели объектов недвижимости, и снова обращайтесь с заявлением. Куда уж чётче? Мы же через полицию их собрали, у самих у нас пока доступа к объектам и к этой территории нет. Кроме того, каким образом мы в состоянии представить заверенную копию или даже оригинал договора аренды, если он заключён между третьими лицами?! Сам ответчик ООО «Солди» его в материалы дела для приобщения к доказательствам по основному иску не приобщает. Мы обнаружили копию такого договора в материалах проверки, сфотографировали её там при ознакомлении и представили в суд. Всё.

В общем последнее из вынесенных судьёй Корейво Е.В. определений об отказе в обеспечении иска мы обжаловали в апелляцию. А заодно указали на наше несогласие с прочими определениями, ранее вынесенными. Сегодня Пятнадцатый ААС выскажет свою позицию по этому обстоятельству – принятию дополнительных обеспечительных мер по виндикационному иску. А Вас, коллеги, также прошу высказаться по описанным обстоятельствам. И поставить в названии этого поста запятую на месте того дефиса, который Вы считаете правильным заменить
Обновить список комментариев

Комментарии (1)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Антон, замечания типа «Как было бы хорошо, если бы я был таким же умным вчера, как моя жена сегодня».
    1. По-видимому, надо было с самого начала привлекать в качестве третьего лица арендатора. В отличии от от ответчика-однодневки, это рельно действующая компания.
    2. Заявить ходатайства об истребовании доказательств, в том числе от арендатора.

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.