Найти

Арбитражное судопроизводство

Правовая охрана международного товарного знака на территории России: постановление Президиума ВАС РФ от 09.03.2011 № 9861/10

Компания Шампань Луи Редерер обратилась в суд с заявлением о признании недействительным решения Роспатента, принятого по возражению «Союзплодоимпорт», против предоставления правовой охраны на территории РФ международному товарному знаку CRISTAL.
Решением суда заявленное требование удовлетворено. «Апелляция» решение суда оставила без изменения. «Кассация» решение суда и постановление «апелляции» оставила без изменения.
Президиум ВАС РФ все судебные акты отменил, а дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Суть спора
Международный товарный знак, зарегистрированный 07.06.1949 Международным бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности (Международное бюро) за заявителем в Международном реестре знаков (шампанские вина, вина, игристые вина, водки, ликеры и спиртные напитки), представляет собой винные этикетку и кольеретку со словесными элементами CRISTAL, CHAMPAGNE и LOUIS ROEDERER, выполненными стандартным шрифтом буквами латинского алфавита.

«Союзплодимпорт» (предприятие) является правообладателем товарного знака KRISTAL, зарегистрированного в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации по свидетельству с приоритетом от 03.09.1973 в отношении однородных товаров класса (водка).

Заявитель 28.12.1994 обратился в Международное бюро с заявкой о предоставлении территориального расширения правовой охраны международного товарного знака на Россию. В Роспатент 20.01.1995 было направлено официальное уведомление о регистрации (поступлении) заявки. Предварительным решением Роспатента от 05.12.1995 заявителю отказано в предоставлении правовой охраны указанному знаку на территории России ввиду сходства его словесного элемента CRISTAL до степени смешения с товарным знаком KRISTAL, зарегистрированным на имя предприятия.

Решением экспертизы Федерального института промышленной собственности в предоставлении правовой охраны международному товарному знаку на территории РФ также отказано — на основании п. 1 ст. 7 Закона РФ от 23.09.1992 N 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (Закон о товарных знаках) в связи с наличием в России сходного до степени смешения товарного знака другого лица.

Решением Роспатента от 15.09.2006 удовлетворено возражение заявителя от 30.07.2002 на решение экспертизы, это решение отменено и международному товарному знаку предоставлена правовая охрана на территории России. Впоследствии на основании уведомления Роспатента от 18.02.2008 сведения о регистрации названного знака были опубликованы 10.04.2008 в официальном бюллетене Международного бюро «Les Marks Internationales».

Предприятие 26.06.2008 обратилось в Роспатент с возражением против предоставления правовой охраны международному товарному знаку как не соответствующему требованиям п. 1 ст. 7 Закона о товарных знаках. Решением Роспатента от 06.04.2009 данное возражение удовлетворено на основании п. 1 ст. 7 Закона о товарных знаках, предоставление правовой охраны на территории России международному товарному знаку признано недействительным полностью по причине его сходства до степени смешения с ранее зарегистрированным на имя предприятия товарным знаком KRISTAL.

Заявитель оспорил в суде выводы Роспатента о сходстве до степени смешения указанных товарных знаков, заявил о пропуске срока для подачи возражения против предоставления правовой охраны спорному товарному знаку.

Позиция судов первой, апелляционной, кассационной инстанции
Суды трех инстанций, сославшись на п. 4 ст. 3 Мадридского соглашения, отметили, что пятилетний срок для подачи возражения против предоставления правовой охраны международному товарному знаку исчисляется с даты публикации сведений о регистрации товарного знака в официальном бюллетене Международного бюро.

Исследовав выписку из официального бюллетеня Международного бюро «Gazette de l'OMPI, Les Marks Internationalles/WIPO Gazette of International Marks», суды определили, что сведения в отношении спорного товарного знака опубликованы в этом бюллетене 20.02.1995. Поскольку предприятие подало возражение 26.06.2008, суды установили пропуск срока для подачи возражения, что на основании п. 2.3 и 3.2 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных приказом Роспатента от 22.04.2003 N 56, исключало принятие его Роспатентом, и удовлетворили заявление компании.

Доводы предприятия об опубликовании в официальном бюллетене Международного бюро сведений о предоставлении правовой охраны международному товарному знаку на территории России 10.04.2008 отклонены судами как основанные на неправильном применении Мадридского соглашения.

Выводы Президиума ВАС РФ
1. С учетом даты территориального расширения правовой охраны международного товарного знака на Россию к данным правоотношениям подлежит применению Закон о товарных знаках. Согласно подпункту 1 п. 1 ст. 28 Закона о товарных знаках предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение пяти лет с даты публикации сведений о регистрации товарного знака в официальном бюллетене, если она была предоставлена с нарушением требований п. 1 и 2 ст. 7 Закона.

Вопрос о начале течения срока для оспаривания предоставления территориального расширения правовой охраны товарного знака подлежит разрешению на основании норм Мадридского соглашения, Протокола от 28.06.1989 и инструкции к данному соглашению от 01.04.1992.

2. В соответствии со ст. 3ter Мадридского соглашения Международное бюро незамедлительно регистрирует заявление о территориальном расширении и извещает о нём заинтересованные ведомства. Заявление публикуется в периодическом журнале, издаваемом Международным бюро (п. 2). Таким образом, из положений данной статьи следует, что первоначально публикуются именно сведения относительно заявления о территориальном расширении. В том случае, если национальное ведомство не имеет возражений, территориальное расширение вступает в силу с даты внесения записи о заявке в Международный реестр знаков.

3. В ст. 5 Мадридского соглашения закреплено, что национальные ведомства, уведомленные Международным бюро о подаче заявления о расширении охраны в соответствии со статьей 3ter, имеют право заявить, что охрана не может быть предоставлена этому знаку на их территории (п. 1).

Ведомства, которые хотят воспользоваться таким правом, должны уведомить Международное бюро о своем отказе с указанием всех мотивов в срок, предусмотренный их национальным законодательством, но не позднее истечения срока в один год, считая с даты заявления о расширении охраны в соответствии со ст. 3ter. Заинтересованное лицо имеет те же возможности для подачи возражения, как если бы знак был заявлен им непосредственно в стране, где было отказано в охране (п. 3).

Ведомства, которые в течение упомянутого максимального срока в один год не направят в Международное бюро никакого решения о предварительном или окончательном отказе в отношении регистрации знака или заявления о расширении охраны, утрачивают в отношении данного знака право, предусмотренное в п. 1 ст. 5 Мадридского соглашения.

Предварительное решение от 05.12.1995 об отказе в предоставлении правовой охраны международному товарному знаку на территории России направлено Роспатентом в международное бюро в тот же день, то есть до истечения срока в один год, поэтому Роспатент сохранил право заявить, что данная охрана не может быть предоставлена.

Окончательное решение, которым спорному знаку предоставлена правовая охрана на территории Российской Федерации, было принято Роспатентом 15.09.2006.

Поэтому, судами сделан ошибочный вывод о том, что сведения о регистрации международного товарного знака в официальном бюллетене Международного бюро были опубликованы 20.02.1995. В этот день была опубликована информация о поступлении заявки на территориальное расширение. Решение Роспатента от 15.09.2006 о предоставлении спорному знаку правовой охраны на территории Российской Федерации опубликовано 10.04.2008.

Следовательно, вывод судов о пропуске пятилетнего срока подачи возражения против предоставления правовой охраны международному товарному знаку на территории России не соответствует фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам и нарушает единообразие в толковании и применении подпункта 1 п. 1 ст. 28 Закона о товарных знаках.

4. В связи с подачей предприятием возражения в установленный законом срок доводы заявителя об отсутствии сходства до степени смешения противопоставленных в оспариваемом решении Роспатента товарных знаков подлежат оценке судом.

Р.S. Фотография входа в Арбитражный суд Белгородской области
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.