Найти

Арбитражное судопроизводство

Применение общепризнанных международных принципов в спорах о защите товарных знаков на территории России

«Помни об общем принципе и ты не будешь нуждаться в совете». Эпиктет

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ).

В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ (ч. 1 ст. 17 Конституции РФ).

Что важнее при рассмотрении споров в арбитражном суде о защите товарных знаков, соблюдение принципа справедливости или формальное применение международных принципов защиты брендов.

Справедливость — правовая категория
Шварценбергер в работе («A Manual of International Law». L., 1952. P. 16.) утверждал, что «общие принципы права являются средством перенесения естественного в позитивное право».

В настоящее время, естественные принципы права получили эффективный механизм реализации и развития — через решения международных, и как следствие, национальных судов. Если обратиться к такому понятию, как справедливость, то можно увидеть, что оно является одной из важнейших категорией социально-философской мысли, морального, правового и политического сознания.

В статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Конвенция), закреплено в качестве отдельного элемента право на справедливое судебное разбирательство, введённое в юридический оборот согласно протоколу № 11 от 11. 05 1994. Данное положение отражает как практику стран-участниц Конвенции (в том числе и в настоящее время России), так и практику Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по толкованию указанных положений Конвенции.

Европейское право толкует статью Конвенции в широком смысле, так как принцип справедливого судебного разбирательства имеет принципиальное значение для утверждения и становления правового общества. Основой справедливого судебного разбирательства служит доступ к процедуре со всеми атрибутами судебного контроля. Доступ к правосудию должен быть реальным, а не формальным.

Россия как участник Конвенции признает юрисдикцию ЕСПЧ обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Россией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении России (ст. 1 Федерального закона от 30.03.1998 N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»).

Пресечение неразумных, недобросовестных действий, которые могут повлечь смешение лиц на рынке
Недавно в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора было передано дело № А40-73286/2010. По этому делу по заявлению Компании «Ричмонт Интернешнл С.А.» (Швейцария) и Компании «Вашерон энд Константин С.А.» (Швейцария) к Роспатенту об оспаривании решения Роспатента от 18.02.2010 об отказе в удовлетворении возражения заявителей против регистрации товарного знака по свидетельству на имя компании «Тессир Партнерс ЛТД», решением суда первой инстанции в удовлетворении заявления отказано. Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения. Постановлением суда кассационной инстанции судебные акты оставлены без изменения.

Роспатент и суды пришли к выводу об отсутствии доказательств известности товарного знака на территории России, и не подтверждения того, что товарный знак с регистрацией № 436637 применяется к товарам 25 класса при ввозе на территорию РФ.

В определении о передаче дела в Президиум ВАС РФ № ВАС-16912/11от 09.02.2012, в качестве мотивов нарушения вышеуказанными судебные акты единообразие в применении судами норм права, указано на то, что при рассмотрении дела № А40-126318/2010 заявление по которому подала компания Ричмонт Интернешнл С.А. в отношении товарного знака «Jaeger-leCoultre» (свидетельство № 280063), зарегистрированного в отношении тех же товаров, принадлежащего компании «ИнПро ЭйДжи», решение Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку № 280063 признано незаконным и отменено. Суды апелляционной и кассационной инстанции по указанному делу заняли противоположную позицию, посчитав возможным формирование в кругу потребителей с достаточно высоким уровнем доходов устойчивого представления о качественной и стоимостной взаимодополняемости таких товаров, как одежда, обувь, головные уборы, часы, очки, аксессуары (запонки, пуговицы и т.п.), маркированных сходными до степени смешения обозначениями.

Суды пришли к выводу о том, что регистрация товарного знака в отношении 25 класса МКТУ не соответствует положениям п. 3 ст. 6, п. 1 и 3 ст. 7 Закона о товарных знаках, и способна ввести в заблуждение потребителя в отношении места происхождения товаров и их производителей.

Президиум ВАС РФ пересматривал в порядке надзора дело А40-73286/2010все принятые судебные акты по делу отменить и обязать Роспатент аннулировать регистрацию товарного знака Vacheron Constantin на фирму «Тессир».

Постановление Президиума ВАС РФ по данному делу ещё не опубликовано на официальном сайте ВАС РФ. Но уже сейчас можно прийти к выводу о том, что победу одержала позиция, позволяющая пресекать неразумные и недобросовестные действия.

Подробнее о том, как проходило заседание Президиума ВАС РФ по рассмотрению данного дела, можно посмотреть здесь.

Особенность действия принципа для судьи в субсидиарности
Следует отметить, что в заявлении, поданном в ВАС РФ, о пересмотре судебных актов в порядке надзора, заявители указывали на нарушение единообразия в толковании и применении судами п. 3 ст. 6, п. 1 ст. 7 Закона о товарных знаках, полагали, что подлежит применению статья 10 bis «Конвенции по охране промышленной собственности» (заключена в Париже 20.03.1883), (далее — Парижская конвенция) и ст. 10 ГК РФ.

Статья 10 bis Парижской конвенции предусматривает:
1) Страны Союза обязаны обеспечить гражданам стран, участвующих в Союзе, эффективную защиту от недобросовестной конкуренции.
2) Актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах.
3) В частности, подлежат запрету:
1. все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента;
2. ложные утверждения при осуществлении коммерческой деятельности, способные дискредитировать предприятие, продукты или промышленную или торговую деятельность конкурента;
3. указания или утверждения, использование которых при осуществлении коммерческой деятельности может ввести общественность в заблуждение относительно характера, способа изготовления, свойств, пригодности к применению или количества товаров.

В п.2 ст. 34 Конституции РФ также указывается на то, что не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

Хотелось бы отметить и положения ст. 18 Конституции РФ: "Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием".

Роспатент установил отсутствие оснований для признания недействительной регистрации № 278829 по п. 3 ст. 7 Закона о товарных знаках, поскольку представленные в Роспатент документы не подтверждали осуществление деятельности компанией Вашерон энд Константин С.А. на территории России в отношении однородных товаров.

Отказывая в удовлетворении требований, суды первой, апелляционной, кассационной инстанции, также пришли к выводу о соответствии оспариваемого решения Роспатента требованиям Закона о товарных знаках, поскольку товары, выпускаемые компанией «Тессир Партнерс ЛТД» под товарным знаком № 278829, не являются однородными товарам, выпускаемым заявителями под товарным знаком с международной регистрацией № 436637, а также не способности ввести в заблуждение потребителя в отношении места происхождения товаров и их производителей. При этом, суды исходили из:
— вида товаров,
— их потребительских свойств и функционального назначения,
— вида материала, из которого они изготовлены,
— отсутствия взаимодополняемости либо взаимозаменяемости товаров, условий их реализации,
— круга потребителей,
— уклада использования товаров.

Вместе с тем, думаю, что если учитывать в совокупности правовые принципы содержащиеся в статье 10 bis Парижской конвенции, ст. 6 Конвенции, ст. 15, 18, 34 Конституции РФ, становится понятными выводы к которым пришёл Президиум рассматривая в порядке надзора дело № А40-73286/2010.

Таким образом, при рассмотрении указанного дела, для судей действия общепризнанных принципов выразились в субсидиарности. Принципы выступили как дополнительные источники права, действуя субсидиарно по отношению к нормам писаного права.
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.