Найти

Арбитражное судопроизводство

Истец не обязан представлять в суд доказательства, свидетельствующие о факте введения потребителей в заблуждение (дело "КАМАЗ"): постановление Президиума ВАС РФ от 28.07.2011 № 2133/11

Общество «КАМАЗ» обратилось в суд с иском к обществу «КамАЗТехобслуживание» о взыскании 500 000 руб. компенсации за незаконное использование товарных знаков истца и обязании исключить из своего фирменного наименования часть фирменного наименования «КАМАЗ».
Суд отказал в удовлетворении иска. «Апелляция» решение суда оставила без изменения. «Кассация» данные судебные акты оставила без изменения.
Постановлением Президиума ВАС РФ все судебные акты отменены. Иск удовлетворён. С ответчика взыскано 500 000 рублей компенсации за незаконное использование товарных знаков истца.

Суть спора
Общество «КАМАЗ» обладает исключительными правами на товарные знаки:
— товарный знак с приоритетом от 13.07.1987, содержащий изобразительный элемент в виде бегущей лошади и словесный элемент KAMAZ в латинской транскрипции, в отношении товаров 12-го класса МКТУ — автомобили, двигатели (автомобильные), узлы, агрегаты и запасные части к автомобилям;
— товарный знак по свидетельству на общеизвестный товарный знак от 11.07.2005 N 35 с приоритетом от 31.12.1999, содержащий изобразительный элемент в виде бегущей лошади и словесный элемент KAMAZ в латинской транскрипции, в отношении товаров 12-го класса МКТУ — автомобили, большегрузные автомобили, двигатели (автомобильные), узлы, агрегаты и запасные части к автомобилям;
— товарный знак по свидетельству от 01.11.2002 N 226725 с приоритетом от 31.08.2001, содержащий изобразительный элемент в виде бегущей лошади, изображенной на щите, в отношении товаров 12-го класса МКТУ — автомобили грузовые, микролитражные, трех- и четырехколесные, шасси транспортных средств;
— товарный знак по свидетельству от 06.02.1974 N 48465 с приоритетом от 18.05.1973, содержащий словесный элемент «КАМАЗ» в русской транскрипции, в отношении товаров 12-го класса МКТУ — автомобили, двигатели (автомобильные), узлы, агрегаты и запасные части к автомобилям;
— товарный знак по свидетельству на общеизвестный товарный знак от 11.07.2005 N 37 с приоритетом от 31.12.1999, содержащий словесный элемент «КАМАЗ» в русской транскрипции, в отношении товаров 12-го класса МКТУ — автомобили, двигатели (автомобильные), узлы, агрегаты и запасные части к автомобилям.

В период с 01.02.2010 по 26.02.2010 общество «КамАЗТехобслуживание» при осуществлении деятельности по техническому обслуживанию автотранспортных средств, торговле автотранспортными средствами, автомобильными деталями, узлами и принадлежностями на своей официальной документации и печати использовало изобразительный элемент в виде бегущей лошади, в фирменном наименовании (до регистрации 25.06.2010 изменений в учредительные документы юридического лица) — обозначение «КамАЗ», сходные до степени смешения с принадлежащими обществу «КАМАЗ» товарными знаками и фирменным наименованием. Эти обстоятельства послужили основанием для обращения истца в суд с иском о защите исключительных прав на товарные знаки и фирменное наименование.

Позиция судов первой, апелляционной, кассационной инстанции
Факт использования изобразительного элемента в виде бегущей лошади и обозначения «КамАЗТехобслуживание» были подтверждены материалами дела и не оспаривались ответчиком.

Отказывая в удовлетворении иска, суды исходили из того, что истцом не представлены доказательства использования принадлежащего ему товарного знака на товарах, производимых ответчиком, или использования ответчиком товарного знака истца способами, предусмотренными п. 2 ст. 1484 ГК РФ. При этом суды сочли, что использование спорных обозначений на оттиске печати или на фирменном бланке не нарушает исключительных прав истца на товарные знаки и фирменное наименование.

Суды также пришли к выводу, что обозначения, используемые ответчиком, не являются сходными до степени смешения с товарными знаками истца и его фирменным наименованием, поскольку изображение бегущей лошади на печати ответчика и его фирменных бланках не совпадает с изображением лошади на товарных знаках истца
(лошадь изображена в зеркальном отображении);
обозначение «КамАЗ» является лишь составляющей частью сложного слова «КамАЗТехобслуживание» и выполнено в другом стиле.
Обозначение «КАМАЗ», зарегистрированное истцом как товарный знак, написано заглавными жирными буквами с оригинальной буквой «З» на конце.

При этом истец и ответчик имеют разные организационно-правовые формы и рынки деятельности. Доказательств того, что указанные обозначения ассоциируются у потребителей с обществом «КАМАЗ» и их использование ответчиком нарушает исключительные права истца, суду не представлено.

Кроме того, суды признали истца и ответчика входящими в одну группу лиц (аффилированными лицами), что исключает причинение убытков истцу. Этот вывод суды сделали, исходя из следующего. Официальные дилеры общества «КАМАЗ» на территории Новосибирской области были аттестованы ответчиком, а не истцом.

Единоличным исполнительным органом ООО «Новосибирский „Автоцентр КАМАЗ“, пятьдесят процентов доли в уставном капитале которого принадлежат обществу „КАМАЗ“, на протяжении длительного времени была Ярыгина Л.Л., в то время как единоличным исполнительным органом общества „КамТехОбслуживание“ является ее супруг — Ярыгин А.С., а участниками названного общества являются она и ее дочь.

Выводы Президиума ВАС РФ
Выводы судов противоречат положениям главы 76 ГК РФ, сложившейся судебной практике и правовым позициям Президиума ВАС РФ в сфере защиты интеллектуальной собственности по следующим основаниям.

1. Согласно ст. 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со ст. 1229 ГК РФ любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, перечисленными в п. 2 этой статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака:

1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;

2) при выполнении работ, оказании услуг;

3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;

4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе;

5) в сети „Интернет“, в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Следовательно, использование товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения другими лицами на деловой документации (фирменных бланках и печати) при выполнении работ, оказании услуг является нарушением исключительного права владельца товарного знака. Вывод судов о том, что истцом не представлены доказательства размещения спорных обозначений именно на товарах, поэтому не доказан факт их использования, не соответствует действующему законодательству.

2. Кроме того, в силу п. 3 ст. 1474 ГК РФ не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица включено в Единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица.

Разрешая вопрос о сходстве спорных обозначений, суды не учли различительную способность товарного знака истца и его фирменного наименования, зарегистрированного ранее наименования ответчика, вероятность введения потребителей в заблуждение относительно лица, оказывающего услуги, а также особый правовой статус средств индивидуализации истца: общество „КАМАЗ“ является всемирно известным производителем автомобилей „КАМАЗ“ и запасных частей к ним;

товарные знаки по свидетельствам N 35 и N 37 зарегистрированы как общеизвестные, то есть эти товарные знаки в результате интенсивного использования стали на указанную в заявлении дату широко известны в России среди соответствующих потребителей в отношении товаров заявителя.

3. Пунктами 2 и 3 ст. 1508 ГК РФ предусмотрено, что правовая охрана общеизвестного товарного знака действует бессрочно, распространяется также на товары, неоднородные с теми, в отношении которых он признан общеизвестным, если использование другим лицом этого товарного знака в отношении названных товаров будет ассоциироваться у потребителей с обладателем исключительного права на общеизвестный товарный знак и может ущемить законные интересы такого обладателя.

Вывод судов о различии фирменных наименований истца и ответчика в силу различия их организационно-правовых форм не соответствует правовой позиции Президиума ВАС РФ, изложенной в п. 17 Информационного письма от 13.12.2007 N 122 „Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности“, согласно которой различие организационно-правовой формы как части фирменного наименования истца и ответчика само по себе не свидетельствует об отсутствии нарушения права на фирменное наименование.

4. Истец не обязан представлять в суд доказательства, свидетельствующие о факте введения потребителей в заблуждение, как указали суды. Согласно п. 3 ст. 1484 ГК РФ для признания нарушения достаточно представить доказательства, свидетельствующие о вероятности смешения двух конкурирующих обозначений.

5. В настоящем деле использование ответчиком товарного знака истца может создавать большую вероятность смешения у потребителей двух предприятий, поскольку даже суды сделали вывод о связанности этих лиц, о наличии у ответчика статуса аффилированного лица, что не подтверждается материалами дела и категорически отрицается самим истцом.

Кроме того, уже после отказа в удовлетворении иска ответчик 25.06.2010 добровольно внес изменения в учредительные документы, изменив фирменное наименование с ООО „КамАЗТехобслуживание“ на ООО „КамТехОбслуживание“.

6. Наличие связей между единоличным исполнительным органом ООО „Новосибирский “Автоцентр КАМАЗ» (третьего лица) Ярыгиной Л.Л.и ответчиком свидетельствует о злоупотреблении правом с её стороны, поскольку общество «КАМАЗ» не было извещено об учреждении ею общества «КамАЗТехобслуживание», использующего в своей деятельности обозначения, сходные до степени смешения со средствами индивидуализации истца, без его разрешения, и в силу ст. 14 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» является недобросовестной конкуренцией.

7. Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, если для этого нет других препятствий.

Р.S.:
С другими постановлениями Президиума ВАС РФ, в которых имеется толкование правовых норм об исключительных правах в сфере интеллектуальной деятельности и где приведён их краткий анализ, можно познакомиться здесь.
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.