Найти

Арбитражное судопроизводство

О признании права собственности либо истребовании долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью или акций

В большинстве случаев при рассмотрении споров о признании права собственности либо истребовании долей или акций выясняется, что истребуемые акции или доли невозможно отграничить от иных акций того же выпуска или долей в уставном капитале у лица, обладающего ими, поскольку эти акции или доли добавлены к уже существовавшим у этого лица аналогичным акциям (долям).

С учетом того, что акции (доли) не обладают признаками индивидуальной определенности, возможно ли удовлетворение исковых требований об истребовании акций в таких случаях?

Является ли допустимым способом защиты нарушенного права признание права собственности на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью?

Статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) установлены способы защиты гражданских прав, в том числе путем признания права, восстановления положения, существовавшего до нарушения права.

В области корпоративных отношений реализация данного способа защиты может выражаться в виде присуждения истцу соответствующей доли участия в уставном капитале хозяйственного общества исходя из того, что он имеет право на такое участие в хозяйственном обществе, которое он имел бы, если бы ответчик соблюдал требования законодательства, действуя добросовестно и разумно.

В силу пункта 1 статьи 66 ГК РФ правовая природа акции в акционерном обществе и доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью является единой.

Доля, так же, как и акция, является способом деления уставного капитала хозяйственного общества с учетом вкладов учредителей и участников. Владельцам доли и акции предоставляются права на участие в управлении делами общества и участие в распределении прибыли, а в случае ликвидации общества — право на получение части имущества общества.

Уставный капитал общества с ограниченной ответственностью разделен на доли (пункт 1 статьи 87 ГК РФ, абзац 1 пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 08.02.98 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (Закон об ООО) docs.pravo.ru/document/view/2917/4419244/?search_query=Федерального+закона+от+08.02.98+N+14-ФЗ+).

Согласно абз. 1 п. 1 ст. 14 Закона об ООО уставный капитал общества составляется из номинальной стоимости долей его участников.

Исходя из содержания правовых норм статей 91, 93 ГК РФ, статей 21, 22, 26, 58 Закона об ООО юридическим понятием «доля» обозначается неразрывная совокупность как неимущественных, так и имущественных прав, признаваемая объектом гражданского оборота.

Таким образом, долю в уставном капитале общества следует отнести к числу иного имущества (статья 128 ГК РФ).

Согласно Информационному письму Президиума ВАС РФ от 21.04.98 N 33 «Обзор практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций» на бездокументарные акции распространены вещно-правовые способы защиты права собственности.

Поскольку юридическая природа прав, предоставляемых акцией и долей в уставном капитале, едина, следует исходить из одинакового механизма защиты прав собственника доли и бездокументарной акции, то есть при нарушении права собственности на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью применять такой способ защиты, как признание права собственности на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью.

Согласно ст. 301 ГК РФ из чужого незаконного владения может быть истребовано любое имущество, к которому согласно ст. 128 ГК РФ относятся ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права.

Понятие права собственности используется в законодательстве в отношении как документарных, так и бездокументарных ценных бумаг (ст. 29 ФЗ «О рынке ценных бумаг» №39-ФЗ от 22.04.1996 docs.pravo.ru/document/view/3210/5315639/?search_query=).

Более того, ограничение виндикации, предусмотренное п. 3 ст. 302 ГК РФ, установлено лишь в отношении денег и ценных бумаг на предъявителя, следовательно, для именных ценных бумаг (каковыми являются акции) нормы ГК каких-либо изъятий не содержат.

Таким образом, требование собственника (органа, уполномоченного собственником) о возврате имущества, находящегося у лица, приобретшего его по договору с третьим лицом, носит виндикационный характер и подлежит рассмотрению в соответствии со ст. 302 ГК, которая распространяется на истребование из чужого владения именных ценных бумаг, в том числе акций.

Не противоречит виндикация бездокументарных ценных бумаг и природе права собственности, поскольку действующим ГК допускается приобретение в собственность вещей, определяемых родовыми признаками.

Кроме этого, невозможность виндикации бездокументарных ценных бумаг явилась бы несоразмерным и несправедливым ограничением прав таких собственников по сравнению с лицами, обладающими правом собственности на вещи, которые могут быть индивидуализированы.

При этом при разрешении вопроса о наличии у ответчика акций, являющихся предметом спора, необходимо исходить из того, что иск об истребовании акций может быть удовлетворен, если, во-первых, на лицевом счете ответчика имеются акции того же эмитента, вида (привилегированные, обыкновенные) и индивидуального номера (кода), что и акции, незаконно списанные с лицевого счета истца, и, во-вторых, из материалов дела можно установить, что ответчик получил указанные акции в результате сделок и иных актов, на основании которых спорные акции списаны с лицевого счета истца.

В силу ст. 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» эмиссионная ценная бумага имеет равные объем и сроки осуществления прав внутри одного выпуска вне зависимости от времени приобретения ценной бумаги.

Таким образом, при истребовании из чужого незаконного владения бездокументарных ценных бумаг, смешанных с акциями, принадлежащими такому приобретателю на законном основании, права незаконного владельца не нарушаются, поскольку после виндицирования спорного количества акций у нарушителя остается прежнее (до момента поступления определенных акций в незаконное владение) их количество с прежним объемом прав.

При этом, при смешении акций у незаконного владельца какого-либо права на спорные акции возникнуть не может (ст. 209 ГК РФ).

Следовательно, при рассмотрении такого требования по аналогии закона подлежат применению статьи 301, 302 ГК РФ. На это требование распространяется общий срок исковой давности, предусмотренный статьей 196 ГК РФ.

Р.S. Картина вверху поста: «Пьеро на судебном процессе», 1863, холст, масло, 32, 2 х 38,1 см. Французский художник Тома Кутюр (Thomas Couture, 1815 — 1879).
Обновить список комментариев

Комментарии (13)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • «Не противоречит виндикация бездокументарных ценных бумаг и природе права собственности, поскольку действующим ГК допускается приобретение в собственность вещей, определяемых родовыми признаками». С чего Вы взяли допущение права собственности на родовые вещи? Само же непротиворечие заключается в том, что нет права собственности на бездокументарные ЦБ (бестелесные вещи в римском праве не есть вещи в нашем понимании, это регистрируемые права требования).

    «при смешении акций у незаконного владельца какого-либо права на спорные акции возникнуть не может (ст. 209 ГК РФ)» Данный тезис основывается вовсе не на ст.209 ГК РФ (как Вы ее читаете?), а на том, что права на имущество могут возникать только на законных основаниях (в силу признания правопорядком легальности оснований приобретения имущества).

    Основная мысль о возможности применения вещных способов защиты прав на доли и акции в российской судебной практике уже существует свыше десятка лет. И не потому что акции укладываются в вещное право (нормы о передачи вещей traditio и владении ими тоже буквально будете применять?!), а потому что иных правовых конструкций защиты права на участие в корпоративном управлении у судов под рукой не нашлось, и пока еще не выработано. Это квазивиндикация или если угодно, то понимайте под виндикацией оболочку, не включенную в качестве права на защиту в вещные права. Мы используем эту оболочку, но не распространяем вещный режим на акции.

      • Судья, Суд по интеллектуальным правам
        • 8 января 2011, 12:08
        Так как Вы предлагаете разрешать конкретные судебные споры? В настоящее время имеются Постановления Президиумов ВАС РФ на эту тему. Что Вы можете сказать о позиции ВАС РФ?

        Вы говорите о том, что основная мысль о возможности применения вещных способов защиты прав на доли и акции в российской судебной практике уже существует свыше десятка лет. Однако Менее года назад, сформированной судебной практики о том, что это возможно — не было!

        С уважением!

          • Вы же сами упомянули ИП Президиума ВАС от 21 апреля 1998 года №33, в котором говорится о виндикационном характере рассматриваемого требования. 1998 год

            Да, постановления ВАС в развитие вышеуказанной позиции имеются (1877/06, 4375/06, 11458/09). Развитые правопорядки по разному приходят к искомому результату — на кого возложить бремя тяжбы и риск неисполнения решения к первому «покупателю» (в чистом виде работающей ст.302 ГК это мошенник). ВАС сделал выбор в пользу виндикации, и к слову, не самый плохой. Теперь дело за выработкой критериев добросовестности, отсутствия воли и прочих элементов фактологической составляющей этого средства защиты с учетом специфики корпоративной материи. Если специфика повлечет кардинальную перетряску виндикации, то встает вопрос о целесообразности выработки специального средства защиты (нового иска). О возможном появлении последнего и говорит М.Григорьев, ссылаясь на Концепцию.

              • Судья, Суд по интеллектуальным правам
                • 8 января 2011, 14:51
                А до вступления изменений в ГК РФ в силу, какой способ защиты, по вашему мнению, является эффективным?

                Положения норм закона, на основе которых принято ИП Президиума ВАС от 21 апреля 1998 года №33, не являются для арбитражных судов обязательными. Поэтому арбитражные суды и отказывали в удовлетворении таких исков, до последнего времени.

                  • Пока в России нет вменяемой компенсации убытков, остается квазивиндикация с отслеживаемым по записям в реестре трансфертом вместо традицио, потому что механизм для большинства правоприменителей более понятен, чем, например, через абстрактные сделки. Хотя именно второй путь теоретически более безупречен ввиду абстрактной природы цессии. Издержки существующей судебной практики в том, что она сводит на нет процедуру вытеснения миноритариев. И в КС это понимают (453-О-О 2010 г.).

                    Про формальную необязательность информационных писем. Если сторона, не в пользу которой вы собираетесь принять решение, ссылается в спорном вопросе на ИП, Вы обойдете эту ссылку контраргументацией в мотивировке, рискуя быть не понятым в кассации, надзоре? Или в очередной раз повторите ст.16 Закона о ее необязательности?)

                    С уважением.

                      • Судья, Суд по интеллектуальным правам
                        • 8 января 2011, 19:53
                        А почему Вы решили, что вменяемой компенсации убытков в России нет?

                        Про миноритариев отдельный разговор. Тема отдельного поста.

                        Про необязательность ИП. В настоящее время ситуация изменилась. www.arbitr.ru/as/pract/post_plenum/3109.html ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума ВАС РФ № 62 от 23 июля 2009 г. «О внесении дополнений в пункт 61.9 главы 12 Регламента арбитражных судов Российской Федерации»:

                        В целях совершенствования организации работы арбитражных судов Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, руково­дствуясь статьей 13 Федерального конституционного закона «Об арбит­ражных судах в Российской Федерации», постановил:

                        дополнить пункт 61.9 главы 12 Регламента арбитражных судов Рос­сийской Федерации, утвержденного постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.06.1996 № 7 (с измене­ниями, внесенными постановлениями Пленума от 20.07.1998 № 11, от 30.12.2002 № 12, от 08.04.2004 № 6, от 08.12.2005 № 37, от 22.06.2006 № 16, от 20.11.2008 № 58, от 30.04.2009 № 33), абзацами вторым и третьим следующего содержания:

                        «При этом арбитражным судам следует иметь в виду, что со дня раз­мещения постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Рос­сийской Федерации в полном объеме на сайте Высшего Арбитражного Су­да Российской Федерации практика применения законодательства, на по­ложениях которого основано данное постановление, для них считается оп­ределенной (пункт 5.1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.03.2007 № 17 в редакции постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.02.2008 № 14).

                        Аналогичные правила применяются при установлении даты, когда считается определенной практика применения законодательства по вопро­сам, разъяснения по которым содержатся в постановлениях Пленума и ин­формационных письмах Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.».

                          • Не стал открывать регламент, и Вы это сделали сами в подтверждение значимости ИП +1 Надо отметить ловкость ВАС "" в САМОСТОЯТЕЛЬНОМ внедрении «прецедента» в процесс через свои постановления (справедливости ради заметим — не без благословения КС). Вообщем, отношу ИП к разряду МЯГКООБЯЗЫВАЮЩЕГО: при противоречии ему пересмотреть по вновь открывшимся нельзя ( с учетом п.5.1 № 17), но есть 2%-ый риск пересмотра ВАСом по п.1 ч.1 ст.304 АПК, если суд проглядел «определившуюся» в ИП до вынесения судебного акта практику, которая во исполнение Регламента была доведена до их сведения размещением на сайте.

                              • Судья, Суд по интеллектуальным правам
                                • 8 января 2011, 22:13
                                А зачем ждать пересмотра или % от ВАС РФ, если можно обжаловать в вышестоящую инстанцию (апелляцию, кассацию)?

                                В этом и состоит смысл нового пункта 61.9 Регламента и принципа правовой определённости, о чём говорил А.Иванов в «Речи о прецеденте»:

                                «Принцип правовой определенности — более высокая ценность, чем независимость судьи. Иначе можно дойти до абсурдного вывода о том, что судья не должен соблюдать закон, если это противоречит его внутреннему убеждению.»: www.arbitr.ru/press-centr/smi/27330.html

                                С уважением!

                              • Сколько у Вас за 2010 г. исков о взыскании убытков было подано (вообще и участниками обществ в частности)? Сколько из них удовлетворено? По упущенной выгоде? Конкретных убытков? Абстрактных убытков?

                                  • Судья, Суд по интеллектуальным правам
                                    • 8 января 2011, 23:52
                                    Статистику сейчас привести не могу, но после праздников отпишусь.

                                    Но не забывайте, что согласно АПК РФ, в арбитражных судах, в спорах вытекающих из гражданских правоотношений, действует принцип состязательности. Статья 65 АПК РФ (часть 1): следует подкреплять доводы, обосновывающие исковые требования, доказательствами.

                                    А в чём конкретно, Вы считаете, состоит «отсутствие вменяемости» компенсации убытков?

                                    Кстати, вот статейка www.belgorod.arbitr.ru/index.php? option=com_content&view=article&catid=55:2009-09-28-05-50-40&id=249:2009-12-25-09-59-21&Itemid=109, в нём и про миноритариев, и про убытки, немного: (дело № А08-3197/2008-29): cases.pravo.ru/cases/view/6f54cf82-4f5b-401d-947c- 28488f61651a/

                                    С уважением!

                      • Судья, Суд по интеллектуальным правам
                        • 8 января 2011, 12:27
                        Вот, на мой взгляд, интересная статья Максима Григорьева «Виндицируй незримое», по данной теме: www.gazeta-yurist.ru/article.php?i=1129

                        С уважением!

                        • Статья 65 АПК РФ… Требуя доказательств, но неверно распределив бремя доказывания или жестко подойдя к оценке предмета доказывания, Вы лишите процесс состязательности, действуя под ее же флагом. Так сейчас происходит с убытками — самым универсальным способом восстановления имущественного интереса, который однако ж стал самым обделенным положительной судебной практикой, а потому и участниками правоотношений (с интересом дождусь вашей статистики, но не думаю, чтот нас с вами ждет сюрприз).

                          Правильнее читать статью 65 цитатой из Palandt. Buergerliches Gesetzbuch. 57, neubearb. Auflage. Verlag C.H. Beck, Muenchen, 1998. S. 288: Не разрешается предъявлять чрезмерно строгих требований к вероятности образования доходов. До границ, диктуемых принципами адекватности, потерпевший может требовать возмещения в том числе необычно высокой упущенной выгоды, если он приведет для этого необходимые (полноценные) доказательства.

                          Конкретные претензии к практике взыскания убытков в российской судебно-арбитражной практике:

                          1) в случае очевидной наличности убытков, но недоказанности их размеров, суды отказывают в иске. Хотя еще в Гражданском уложении Российской империи было: "… если установление размера вознаграждения за убытки… по свойству требования не может быть подчинено общему правилу о подтверждении иска доказательствами, то вознаграждение может быть назначено судом по справедливому усмотрению, основанному на соображении всех обстоятельств дела (ст. 1657)". И сейчас есть в ст.7.4.3 УНИДРУА.

                          2) суды по советски жестко подходят к оценке причинно-следственной связи, требуя приготовлений к извлечению дохода от потерпевшего там, где того не следует (горячий сезон курорта для гостиничных услуг, рейсовые маршруты для перевозки и т.п.). То, что в развитых правопорядках элегантно решают критерии предвидимости или адекватности, у нас полностью обрубается «отсутствием причинно-следственной связи». Перекос в сторону нарушителя.

                          3) о взыскании чисто экономических убытков молчу.

                          • 1-ая ссылка не открылась.

                            По 2-ой ссылке. Постановление ФАС ЦО по делу № А08-3197/2008, в котором все инстанции едины в следующем:

                            1) «Поскольку… последствий нарушения срока направления обязательного предложения в виде возможности продления этого срока, в целях определения цены акций, подлежащих выкупу, действующим законодательством не предусмотрено, судебные инстанции сделали правильный вывод об отказе в удовлетворении требований истца». ЕСТЬ ЕСЛИ ЗАКОН СПЕЦИАЛЬНО НЕ УПОМЯНУЛ, ЧТО ТАК ДЕЛАТЬ ПЛОХО, ТО ЗАДАЧА СУДА НЕ В ПОКОРНОМ ПОТВОРСТВЕ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ, А В ТОМ, ЧТОБЫ ИЗЫСКИВАТЬ УМЕЛЫМ ТОЛКОВАНИЕМ АДЕКВАТНЫЕ СРЕДСТВА ЗАЩИТЫ ПОТЕРПЕВШЕЙ СТОРОНЫ. НО ПОСКОЛЬКУ ЗАКОН ВСЕ ЖЕ ПРЕДУСМОТРЕЛ НЕГАТИВНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ — ОГРАНИЧЕНИЕ КОЛИЧЕСТВА ГОЛОСОВ + КоАП, ТО В ЧАСТИ ОБЯЗАТЬ НАПРАВИТЬ СЛЕДУЕТ ОТКАЗАТЬ (ВСЕ РАВНО ОШИБКА В МОТИВИРОВКЕ)

                            2) «Кроме того, отказав в удовлетворении этой части исковых требований, судебные инстанции также правомерно исходили из того, что в силу ч.1 ст.4 АПК РФ в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном настоящим Кодексом, вправе обратиться заинтересованное лицо. Между тем, заявленное требование истца по существу касается не только прав и интересов Мелконяна С.А., но и затрагивает интересы других акционеров ОАО „Кочетовские соки и концентраты“, однако доказательств наличия полномочий действовать от их имени истцом не представлено». ИСТЕЦ НЕ ОБРАЩАЛСЯ В ЗАЩИТУ ИНТЕРЕСОВ ГРУППЫ ЛИЦ, НАРУШЕНО КОНКРЕТНО ЕГО ПРАВО КАК ОТДЕЛЬНО ВЗЯТОГО АКЦИОНЕРА, КОТОРОЕ ОН ВПРАВЕ ЗАЩИТИТЬ БЕЗ ТОГО, ЧТОБЫ УБЕЖДАТЬ ИЛИ ВОЛОЧИТЬ ЗА ШКИРКУ ОСТАЛЬНЫХ АКЦИОНЕРОВ, ВО ВРЕМЯ НЕ ПОЛУЧИВШИХ ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ.

                            3) При этом, суды мотивировали свой вывод тем, что истцом не доказано обстоятельство, что при поступлении от ответчика в его адрес предложения продать акции, истец в установленный законом срок продал бы принадлежащие ему акции ответчику. ПРИМЕР НЕУМЕСТНОЙ ЖЕСТКОСТИ В ОЦЕНКЕ ПРЕСЛОВУТОЙ ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННОЙ СВЯЗИ. КОЛЕБАНИЯ КОТИРОВОК АКЦИЙ ЕСТЬ ОБЫЧНЫЕ УСЛОВИЯ ИХ ОБОРОТА, И ЕСЛИ ОТВЕТЧИК ЛИШИЛ ИСТЦА ЗАКОННОЙ ВОЗМОЖНОСТИ ПРОДАТЬ ПО ОПРЕДЕЛЕННОЙ ЗАКОНОМ ЦЕНЕ, ТО РИСК ПОСЛЕДУЮЩЕГО ПАДЕНИЯ ЦЕНЫ СПРАВЕДЛИВО ОТНЕСТИ НА НАРУШИТЕЛЯ+УПУЩЕННАЯ ВЫГОДА ПО МИНИМУМУ (СТАВКЕ РЕФИНАНСИРОВАНИЯ)

                            Итог. Можно ли признать правосудным решение суда, которым признано нарушение, признано основание для публичной ответственности нарушителя, но в компенсации интереса потерпевшей стороны отказано?

                            Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.