Найти

Авторское право

ИТОГИ 2012: Об авторском праве и цензуре в Интернете


Подводя итоги года, можно отметить, что 2012 год принес российской Интернет общественности не мало новых законодательных и правоприменительных новел, которые существенно ограничивают свободу пользователей на использование глобальных ресурсов.

Это связано как со вступлением в силу с 22 августа обязательного для России Соглашения ВТО по ТРИПС, посвященного вопросам интеллектуальной собственности, так и с изменением подхода национальной государственной власти к регулированию отношений граждан и юридических лиц в сети Интернет.

Уходящий год, прежде всего, ознаменовался появлением правовых инструментов для осуществления государственной цензуры Интернет-контента на законодательном уровне в связи с принятием Федерального закона № 139-ФЗ от 28 июля 2012 года «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу ограничения доступа к противоправной информации в сети Интернет», названный в народе «Законом о черных списках».

В соответствии с Федеральным законом все взрослые пользователи Интернета приравниваются к детям, а значит могут быть лишены доступа к части контента, оборот которого с 01 ноября ограничивается государственным трио Роспотребнадзора, ФСКН и Роскомнадзора. Само создание реестра и блокирование доступа пользователей к сайтам, которые по субъективным оценкам ответственных за принятие решения чиновников не соответствуют этическим и правовым нормам, привело к ожидаемому массовому нарушению прав других пользователей и владельцев сайтов: заблокированные по IP-адресу «запрещенные сайты» приводили к блокировке и сотен других сайтов, находящихся по тому же IP адресу. .

Необходимо отметить, что если ранее возможность блокирования доступа к Интернет ресурсу могла быть осуществлена только после вступления в силу законного решения суда, то очевидно в 2012 г. правоприменительная практика резко поменялась. Показательным примером может стать скандал с истерическим раздуванием проблемы с абсолютно низкопробным фильмом «Невинность мусульман». Во многих регионах России провайдеры начали блокировать доступ к ресурсу по требованию Генеральной прокуратуры и Роскомнадзора еще до рассмотрения дела в суде. Так, 18 сентября 2012 г. Омский филиал Ростелекома по требованию прокурора Омской области на 7 часов заблокировал доступ к сайту YouTube для жителей Омска и Омской области. 21 сентября доступ к сайтам YouTube и Вконтакте был закрыт в Волгограде. 22 сентября доступ к YouTube заблокировали ряд провайдеров Дагестана, а 24 сентября все региональные провайдеры Чечни.

Похожие случаи были зафиксированы и в отношении многих других сайтов. При этом на экранах компьютеров пользователей появлялась табличка, что «данный ресурс запрещен к просмотру», либо не появлялось ничего и подключение не производилось. При этом, многие крупные провайдеры сегодня содействуют неправомерным требованиям правоохранительных и контролирующих органов, а более мелкие провайдеры пока только вырабатывают подход к взаимоотношениям с властью.

В 2012 г. на фоне «либеральных» реформ, проводимых в стране в отношении развития малого и среднего бизнеса, а также в целях соблюдения законности в России появилась новая форма государственного надзора – за соблюдением законодательства Российской Федерации об авторском праве и смежных правах. С 11 ноября Министерство культуры наделено полномочиями плановых и внеплановых проверок предприятий. Это значит, что в результате проводимых проверок могут быть досмотрены все ноутбуки и гаджеты в пределах территории предприятия, и, если неправомерные контент будет обнаружен, то должностное лицо, которое выявило такой контент, имеет право принять самостоятельные меры к нарушителю или сообщить об этом правообладателю и в правоохранительные органы, что с начала 2012 года может повлечь возбуждение уголовного дела по факту совершения преступления, ответственность за которое предусмотрена ст.273 УК РФ

Пока же государство закручивает гайки в области гражданско-правового оборота объектов авторских прав, общества по коллективному управлению авторскими правами (ОКУП) думают о том, как бы на фоне создания единого Евро-азиатского экономического сообщества захватить больше рынков для сбора авторских гонораров за использование объектов авторских прав в личных целях. Несмотря на то, что к сегодняшнему механизму сбора авторских вознаграждений, которым занимаются РСП, РАО и ВОИС, у многих авторов, дистрибуторов и пользователей есть очень серьезные претензии, Российский Союз Правообладателей лоббирует интересы в Правительстве России по подписанию межправительственного соглашения, устанавливающего аналогичные российским нормам правила для коллективного управления авторскими правами по всей союзной территории для дальнейшего монопольного захвата всего или части рынка.

Кроме того, в день заявленного апокалипсиса 21 декабря 2012 г. на сайте Управления по делам Президента США была распространена информация, что между Россией и США было подписано двустороннее соглашение о правах на результаты интеллектуальной собственности и согласованию плана действий сторон по улучшению защиты прав, в том числе в связи с борьбой с нарушением копирайта в Интернете. К чему приведет реализация указанного Соглашения трудно предположить, но вероятно, такое соглашение направлено лишь на защиту интересов американских правообладателей, и совсем не очевидна выгода от его подписания для России.

Сегодняшний политический курс России и многих зарубежных стран в области регулирования Интернета повторяет китайский опыт и направлен на существенное государственное вмешательство в сеть в целях контроля и фильтрации глобальной сети. Это было доказано 14 декабря на Всемирной конференции Международного союза электросвязи в Дубаи, когда 89 стран, включая Россию, подписали договор о новых методах регулирования сетей. Таким образом, с 2015 г. использование DPI технологий, фильтрующих весь трафик пользователей и отменяющих право граждан на частную переписку, может стать обязательным для всех Интернет-провайдеров России. Очевидно, очередным шагом наступления на сеть будет фильтрация авторского контента и попытки ограничения использования торрент-сетей.
Обновить список комментариев

Комментарии (8)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Неожиданная развязка.
    Желание противостоять цензуре и проникновению государственного регулирования в интернет закономерно и понятно, как и нелюбовь к организациям по коллективному управлению интеллектуальными правами.
    Но в качестве противодействия выбирать поддержки т.н. «пиратов», т.е. призывать к нарушению прав непосредственных создателей РИД как-то нелогично.
    Отдельно взятый автор, исполнитель или правообладатель, например, не виноват же в том, ОКУПы пользуются поддержкой государства и злоупотребляют этим, а власти ищут способ как бы прищемить интересы интернет-пользователей. И отвечать на действия последних противоправными действиями в отношении первых вряд ли есть выход.

      • Вы, Иван, видимо, не совсем правильно понимаете суть Пиратского движения. Деятельность PPI направлена не на отмену авторского права, как такого, а на свободное некоммерческое использование объектов авторских прав.
        Хочу напомнить, что сам институт авторского права с самого начала его создания был направлен на охрану коммерческой монополии издателей для того, чтобы другие издатели не могли использовать охраняемые объекты авторского права, однако за последнее 10-летие, благодаря активному участию американских мейджеров-правообладателей, произошло извращение института, когда он начал использоваться для борьбы с обменом объектами авторских прав (ОАП) между пользователями Интернета и личным использованием таких объектов. Интернет, после его глобального распространения по планете, само собой, сделал так, что, классический подход розничного распространения носителей с ОАП самими издателями перестал быть востребованным. Вместо того, чтобы перестроить свой бизнес в соответствии с новыми реалиями рынка, многие западные мейджоры стали пропихивать непопулярные законы PIPA и SOPA, дабы ограничить распространение ОАП в файлообменных и социальных сетях. Российской законодательство сегодня копирует во многом нормы американского копирайта и DMCA, однако, благо, что по крайней мере нет практики по привлечению физических лиц к ответственности за незаконный файлообмен. Однако, если вся индустрия пойдет по этому пути, случаи привлечения пользователей за нарушение авторских прав станут реальностью.
        При этом, хочу отметить, что при свободном некоммерческом обмене объектов копирайта права авторов, как правило, не нарушаются, однако это угрожает коммерческим интересам самих издателей, которые недополучают часть прибыли. Сегодня сам автор, в условиях большой конкуренции на рынке, наоборот, заинтересован в максимальном распространении результатов его творческого труда и охвате как можно большей аудитории. Американская Ассамблея представила отчет об изучении рынка файлообменных сетей и пришла к выводу, что так называемые «пираты», использующие торренты для получения ОАП, более активно покупают музыку и тратят деньги на искусство, чем те, кто не интересуется искусством в целом и не скачивают фильмы и музыку в трекерах.
        К радости, многие артисты, а также новые музыкальные лейблы и производители свободного ПО, поймали изменившиеся тенденции рынка, и сегодня позволяет бесплатно распространять объекты авторских прав в сети, получая заработок с альтернативных источников дохода.
        Однако, такая концепция сегодня не популярна в кругах копирастского лобби, желание которого заключается лишь в том, чтобы закручивать гайки, запрещая все возможные способы получения ОАП, кроме легального приобретения носителей с такими объектами у самих издателей.

          • Деятельность PPI направлена не на отмену авторского права, как такого, а на свободное некоммерческое использование объектов авторских прав.
            То есть, фактически на отмену авторского права для произведений, предназначенных для потребителей и некоммерческих организаций. Что составляет более чем 95% объектов авторских прав. Авторское право остаётся исключительно для произведений, пользователями которых являются коммерческие организации.

            Хочу напомнить, что сам институт авторского права с самого начала его создания был направлен на охрану коммерческой монополии издателей
            Совсем наоборот — авторское право потому и называется авторским, что призвано защищать интересы авторов от издателей. До принятия законов об авторском праве автор мог продать своё произведение (рукопись) и после этого терял на него все имущественные права, а издатель получал бессрочные права на приобретённый текст.

            произошло извращение института, когда он начал использоваться для борьбы с обменом объектами авторских прав (ОАП) между пользователями Интернета
            Вы изврашённо используете термины. Борьба идёт не с «обменом», а с распространением. В отличие от обмена, когда экземпляр произведения передаётся из рук в руки, при распространении создаются новые экземпляры произведения.

              • То есть, фактически на отмену авторского права для произведений, предназначенных для потребителей и некоммерческих организаций. Что составляет более чем 95% объектов авторских прав. Авторское право остаётся исключительно для произведений, пользователями которых являются коммерческие организации.
                Да. Так и есть. Весь Интернет — это одно единое огромное вместилище объектов авторских прав, 95% из которых представляют из себя «сиротские» произведения. Представляется верным отмена исключительных прав на произведения в связи и их некоммерческим использованием по истечение более короткого срока охраны (5-7 лет). Личные неимущественные права автора остаются неизменными.

                Совсем наоборот — авторское право потому и называется авторским, что призвано защищать интересы авторов от издателей. До принятия законов об авторском праве автор мог продать своё произведение (рукопись) и после этого терял на него все имущественные права, а издатель получал бессрочные права на приобретённый текст.
                До сих пор происходит тоже самое! Если уж издатель выкупает права у авторов, то это либо договор об отчуждении прав в полном объеме, либо лицензионный договор со сроком лет в 50, что де-факто означает то, что автор теряет вес имущественные права. И даже в том случае, когда издатель прописывает роялти за определенный реализованный объем носителей, он всегда найдет способ, занизить в отчетах перед авторами кол-во выпускаемых носителей и обмануть автора, дабы не платить ему больше того, что уже выплачено. Исключение из этого правила составляет небольшая группа привелигированных авторов. И это картина из жизни, а не из 19 века.
                Вы изврашённо используете термины. Борьба идёт не с «обменом», а с распространением. В отличие от обмена, когда экземпляр произведения передаётся из рук в руки, при распространении создаются новые экземпляры произведения.
                Очнитесь — никто уже не передает носители с ОАП из рук в руки. Технолгии давно уже позволяют производить обмен в сети. При этом, обмен в сети происходит иначе чем при обмене «из рук в руки». Если Вы хотите поделиться каким-то материалом со своим другом, то Вы либо направляете ему файл на почту, либо заливайте его на upload сервер, либо выкладываете в файлообменные сети. При любом таком действии происходит копирование первоначального экземпляра, что в силу действующего законод-ва признается распространением. В сети всегда происходит копирование, зачастую сотни, тысячи раз одного и того же файла. При этом копия создается одним нажатием кнопки мыши, без каких либо энергетических и денежных затрат. в 19 веке, во время появления авторского права, о таком даже думать не могли. Представьте, сколько затрат надо было понести, чтобы создать копию пластинки или бобины. Да просто без наличия дорогостоящего оборудования никто не мог, кроме издателей, скопировать объект. Об этом речь…

                  • 95% из которых представляют из себя «сиротские» произведения.
                    Откуда такие сведения?

                    Если уж издатель выкупает права у авторов, то это либо договор об отчуждении прав в полном объеме, либо лицензионный договор со сроком лет в 50, что де-факто означает то, что автор теряет вес имущественные права. И даже в том случае, когда издатель прописывает роялти за определенный реализованный объем носителей, он всегда найдет способ, занизить в отчетах перед авторами кол-во выпускаемых носителей и обмануть автора
                    Мне никто никогда не предлагал договор лет на 50, более 5 не было ни разу. А часто это были договоры на конкретный тираж. Обманы случались, но шила в мешке не утаишь. Издательская индустрия базируется на доверии автора к издателю. А кому нужно чтобы автор и сам больше к этому издателю не пришёл и десятку, а то и сотне, других сказал?

                    В любом случае, недостатки во взаимоотношениях авторов с издателями — это вовсе не повод для того, чтобы не платить авторам вообще, разве что милостыню, как это предлагает Пиратская партия и её последователя.

                    Технолгии давно уже позволяют производить обмен в сети.
                    И это не обмен, а именно что распространение — создание новых экземпляров произведения, без уничтожения старых. То есть, каждый якобы «обменщик» фактически становится издателем, распространяющим произведение. Только без заключения договора с автором и без уплаты автору или правообладателю какого-либо гонорара.

                    • Если уж издатель выкупает права у авторов, то это либо договор об отчуждении прав в полном объеме, либо лицензионный договор со сроком лет в 50, что де-факто означает то, что автор теряет вес имущественные права.
                      а кто мешает предоставлять издателю права по неисключительной лицензии? или исключительной лицензии с ограниченным сроком по времени и тиражом?

                  • Вот здесь я Вам, Саркис, возражу.

                    Свободное некоммерческое использование объектов авторских (а как же смежные? :) ) прав с наибольшей вероятностью просто уничтожит индустрию развлечений в том виде, в котором она есть сейчас, и оставит без средств множество проектов, основанных на получении вознаграждения за предоставление доступа к контенту.
                    Допустим, если отступить от аудиовизуальных и музыкальных произведений, и рассмотреть ситуацию в отношении программ для ЭВМ. Допустим, студия выпустила игру, вложила колоссальные средства в её разработку, огромное количество человекочасов и бессонных ночей, надеясь, что проект будет положительно воспринят аудиторией и принесёт студии коммерческий успех. И тут, как кирпич на голову, изменения в правовом регулировании интеллектуальных прав — некоммерческое использование стало свободным (причём, в понимании Пиратской Партии, свободное — это как раз и есть бесплатное, что отличается от понимания «свободы», например, Ричарда Мэтью Столлмана). А как быть в такой ситуации производителям игр, если почти все потребители их контента — домашние пользователи, т.е. лица, использующие объекты авторского права, некоммерческим путём.
                    Понятно, что в таком гипотетическом примере студию ждёт банкротство. И абсолютно закономерно, что в таком случае игровые студии не будут заинтересованы в создании игр, если законом «домашние пользователи» будут освобождены от выплаты вознаграждения правообладателю / лицензиату.

                    Всё ещё полагаете, что копирайт в нынешнем виде — абсолютное зло? :)

                    В любом случае, я вижу, что мы немножко разными категориями мыслим — Вы с позиции изменения законодательства, а я с позиции правоприменения действующего законодательства, т.к. я не в силах на его изменение повлиять, и уверен, что правовое регулирование сферы с огромным количеством заинтересованных и трудоустроенных лиц, колоссальными объёмами денежных средств, просто не может быть радикально изменено.

                • Откуда такие сведения?
                  Да их куда больше даже, чем 90%. Вы это поймете сами, посёрфив по сети. Европейский союз при непосредственном участии членов Пиратской Партии Швеции, входящих в Европарламент, в конце прошлого года уже предпринял меры для регулирования указанной проблемы У нас, думаю, эта проблема не будет решена еще долго.
                  Мне никто никогда не предлагал договор лет на 50, более 5 не было ни разу. А часто это были договоры на конкретный тираж. Обманы случались, но шила в мешке не утаишь. Издательская индустрия базируется на доверии автора к издателю. А кому нужно чтобы автор и сам больше к этому издателю не пришёл и десятку, а то и сотне, других сказал?
                  В любом случае, недостатки во взаимоотношениях авторов с издателями — это вовсе не повод для того, чтобы не платить авторам вообще, разве что милостыню, как это предлагает Пиратская партия и её последователя.
                  Если не секрет, поделитесь с нами, что именно ВЫ публиковали и какой авторский гонорар за это получили. Мы не предлагаем жить авторам на милостыню. На милостыню должны жить монахи. Мы лишь предлагаем реформирование института копирайта и фактическую легализацию того, что уже существует на самом деле — свободный файлообмен. Я абсолютно убежден, что достойные авторы никогда не останутся голодными. Талантливых и профессиональных мастеров своего дела всегда ждет достойное вознаграждение, чем бы они не занимались и как бы не реализовывали результаты своего труда.
                  И это не обмен, а именно что распространение — создание новых экземпляров произведения, без уничтожения старых. То есть, каждый якобы «обменщик» фактически становится издателем, распространяющим произведение. Только без заключения договора с автором и без уплаты автору или правообладателю какого-либо гонорара.
                  А что, при передаче из рук в руки старый объект уничтожается?! При чем здесь вообще уничтожение?!
                  Корректней такое распространение называть все же разделением. Физическое лицо копируя произведения в социальных сетях, или раздавай его в файлообменных сетях, не осуществляет материально-техническое обеспечение производства (подготовку, производство и выпуск) произведений, не тратит на это деньги и не имеет целью заработать от таких действий. В данном случае речь идет только о культурном обмене. После выхода композиции британского артиста Дэна Билла лозунг «Sharing is Caring» («Разделение — это забота») стал лозунгом сторонников свободного файлообмена в Европе. И в этом заключается вся суть права каждого человека на мировое культурное достояние. Благо, появление таких отечественных ресурсов как thankyou.ru доказывает, что авторы вполне могут существовать и после свободного распространения результатов их творчества без заключения с пользователями договоров и получения от них оплаты за скачивание.

                  Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.