Найти

Авторское право

Правовой апокалипсис рунета. Минкульт предлагает DMCA отечественного производства.


Еще три года назад официальные лица говорила нам и всему миру о том, что прекрасно осознают и поддерживают идею о том, что Интернет должен оставаться саморегулируемым сообществом. Г-н Медеведев неоднократно заявлял свою позицию о том, что цензура и фильтрация сети невозможна, и государство никогда не будет планировать нечто подобное. Однако, 2012 год показал обратное. Цензура есть, блокировка сайтов становится реальностью каждого дня, а ситуация в российском сегменте рунета становится все горячей. О новых правовых тенденциях в сети я писал в своей прошлой публикации.
Едва начался рабочий 2013 год, как на официальном сайте Министерства Культуры появился интереснейшийзаконопроект “О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в целях прекращения нарушений интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в т.ч. в сети “Интернет”.
Не знаю, является ли появление такого законопроекта столь быстрым результатом подписания между США и Россией в день обещанного апокалипсиса, 21 декабря 2012 г., соглашения о борьбе с нарушением прав на интеллектуальную собственность в Интернете и согласованию плана действий сторон по улучшению защиты прав, либо это усердное старание России как можно лучше начать выполнение принятых на себя обязательств по ТРИПС.
Однако законопроект уже существует и, судя по общей тенденции, а также по тому, как был принят 139-ФЗ “о черных списках”, скоро он станет реальностью рунета. «Ведомости», ссылаясь на члена думского комитета по СМИ Роберта Шлегеля, сообщили, что администрация президента и комитет думы по информационной политике действительно готовят концепцию закона. При этом, видимо, также как и 139-ФЗ, хотели принять его быстро и втихаря. То ли решили не привлекать общественные обсуждения из за того, что закон такой пустяцкий, что не касается никого из огромного кол-ва субъектов, которые описаны в законопроекте, то ли для того, чтобы не помешали многочисленные борцы за свободу сети. И, как всегда, у истоков закона мы видим все те же знакомые лица отцов рунета, “технических специалистов” и мастеров правовой и философской мысли: Малофеева, Шлегеля и всю компанию “Лиги безопасного Интернета”, которые, правда, поддержав законопроект в целом, открестились от участия в его разработке.
Сама форма размещения законопроекта на официальном сайте Минкульта, который призван регулировать весь рунет, напоминает издевательство над пользователями Интернета, т.к. законопроект выложен в качестве отдельных pdf файлов, без возможности скачать все одним кликом, и в который нельзя внести изменения. При этом, под ссылкой на законопроект написано “Ваши предложения по опубликованным проектам вы можете направить в течение 15 дней с даты появления документа на сайте”
Теперь более подробно о самом законопроекте, который Правительство намеревается превратить в Федеральный закон в скорейшее время.

АЛГОРИТМ ЗАЧИСТКИ АВТОРСКОГО КОНТЕНТА


1-ая статья драфта предлагает внести изменения в № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и дополнить его следующей статьей:
1. Владелец сайта в сети «Интернет», провайдер хостинга в случае получения письменного заявления правообладателя о нарушении его интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» в результате незаконно размещенной информации, содержащей объект интеллектуальных прав заявителя, (далее — заявление) обязаны удалить такую информацию либо принять иные меры по приостановлению (блокированию) доступа, осуществляемого посредством сети Интернет, к такой информации, и (или) по приостановлению (блокированию) ее распространения.
Таким образом, закон об информации будет предусматривать презумпцию авторства любого лица, который обращается к провайдеру хостинга с заявлением о том, что его исключительные права нарушаются на сайте, в отношении которого компанией-хостером оказываются услуги по хостингу. Само желание возложить на хостинговые компании, которым вовсе не типично заниматься получением заявлений от авторов и регулированием споров между правообладателями и пользователями, довольно странно. Даже учитывая то, что в проекте закона указано, что такое заявление скрепляется личной подписью или ЭЦП заявителя, у хостинг-провайдера нет никаких действенных механизмов проверить, действительно ли лицо является правообладетелем, имеет ли соответствующие права на территории РФ и на какой срок, обладает ли заявитель правом подписи для соответствующего обращения.
Зная механизмы заведения прав на иностранные фильмы и музыку с длинной цепочкой лицензионных договоров, обеспечивающих помимо прочего и налоговую оптимизацию с участием оффшорных и иных компаний, хостеру придется долго и томительно разбираться в этих цепочках прав для того, что бы прийти к выводу, является ли заявитель действительным правообладателем. Кроме того, что такая работа потребует привлечения отдельного штата сотрудников, менеджеров и юристов, которые будут принимать и отправлять заявления, от правообладателей и пользователей, а также штудировать массу лицензионных договоров, права и обязанности хостера, на которого возлагается почти вся ответственность, в законопроекте не указаны вовсе.
2. В течение суток с момента получения заявления от правообладателя провайдер хостинга обязан проинформировать об этом обслуживаемого им владельца сайта в сети «Интернет» и уведомить его о необходимости незамедлительного удаления незаконно размещенной информации, содержащей объект интеллектуальных прав заявителя, либо принять иные меры по приостановлению (блокированию) доступа, осуществляемого посредством сети «Интернет», к такой информации, и (или) по приостановлению (блокированию) ее распространения.
Можно конечно сотрудникам хостинговых сервисов, которые не смогут осилить новые трудовые издержки для привлечения штата, предложить задерживаться после работы, чтобы подчищять рунет, но принимать решения им придется быстро, потому что драфт предусматривает, что в течение 1 суток хостинг-провайдер обязан проинформировать об этом обслуживаемого им владельца сайта и уведомить его о необходимости незамедлительного удаления незаконно размещенной информации, содержащей объект интеллектуальных прав заявителя, либо принять иные меры по приостановлению (блокированию) доступа, осуществляемого посредством сети «Интернет», к такой информации, и (или) по приостановлению (блокированию) ее распространения.

Таким образом, дабы избежать установленной законом ответственности (речь о которой еще пойдет ниже), хостинг-провайдер, реализуя свой выбор согласно предлагаемой статье, если он не в состоянии по тем или иным причинам справиться со шквалом обрушивающихся на него заявлений и писем, может просто выключить сайт, тем самым нарушив условия своего гражданско-правового договора с клиентом, и остановить всю коммерческую и информационную деятельность сайта.
3. В течение суток с момента получения от провайдера хостинга уведомления о незаконном размещении информации, содержащей объект интеллектуальных прав, либо с момента получения от правообладателя заявления владелец сайта в сети «Интернет» обязан удалить такую информацию либо принять иные меры по приостановлению (блокированию) доступа, осуществляемого посредством сети «Интернет», к такой информации, и (или) по приостановлению (блокированию) ее распространения.
Далее авторы закона вводят в цепочку владельца сайта, который обязан также в течение суток удалить информацию “либо принять иные меры”. Иные меры остаются для фантазии и самодеятельности самих владельцов сайтов, так что пусть все эти ЖЖ, Фейсбуки и Ютубы придумывают эти самые иные меры. Авторы проекта предусматривают лишь одну из таких мер, вводя следующую норму:
4. Владелец сайта в сети «Интернет» вправе направить информацию о принятых в соответствии с пунктом 3 настоящей статьи мерах и копию заявления правообладателя о нарушении его интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» пользователю, разместившему информацию, содержащую объект интеллектуальных прав.
В течение десяти рабочих дней после принятия в соответствии с пунктом 3 настоящей статьи мер пользователь, разместивший оспариваемую информацию, вправе направить владельцу сайта в сети «Интернет» или провайдеру хостинга для передачи заявителю возражения, которые должны подтверждать правомерность размещения информации, содержащей объект интеллектуальных прав, и содержать сведения, достаточные для однозначной идентификации указанного пользователя, а также для связи с ним.
Важно отметить, что согласовать законность размещения контента с использованием личных аккаунтов пользователей является правом, в отличие от предыдущих норм, а не обязанностью владельца сайта. Таким образом, узнать, почему заблокирован тот или иной контент или весь аккаунт в социальных сетях и иных он-лайн сервисах, пользователь сможет только если сам владелец сайта захочет ему об этом сообщить.
Во втором абзаце авторы закона вспомнили про баланс интересов пользователей и авторов и предлагают нехитрую схему взаимодействия несогласных пользователей с правообладателями, которая сводится к следующему: покажи лицо, предоставь персональную информацию о себе и докажи на каком основании пользуешься тем или иным контентом, и что ты не воровал результаты чужой интеллектуальной деятельности. На это у пользователя 10 дней, чтобы написать красивое и аргументированное письмо владельцу хостинга или сайта, который передаст письмо правообладателю. И следующая норма завершает весь абсурдный механизм взаимодействия.
5. В случае, если в указанный абзаце втором пункта 4 настоящей статьи срок лицо, разместившее информацию, направит владельцу сайта в сети «Интернет» или провайдеру хостинга возражения, подтверждающие законность размещения информации, владелец сайта в сети «Интернет» или провайдер хостинга незамедлительно направляет эти возражения, а также сведения, достаточные для однозначной идентификации указанного лица, и связи с ним, правообладателю.
Если по истечении месяца с момента направления возражений правообладателю владелец сайта в сети «Интернет» или провайдер хостинга не был уведомлен об обращении в суд заинтересованного лица в защиту нарушенных интеллектуальных прав он вправе восстановить доступ к информации по заявлению лица, разместившего такую информацию.
В том случае, если в течение данного срока заинтересованные лица обратились в суд за защитой нарушенных прав на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности, срок приостановления (блокирования) доступа к информации и (или) ее распространения продлевается до вступления в силу решения суда.
Вступившее в законную силу решение суда, которым установлен факт нарушения интеллектуальных прав, направляется правообладателем владельцу сайта в сети «Интернет» и провайдеру хостинга (если заявление направлялось провайдеру хостинга).
Если распространение с использованием сети «Интернет» информации, доступ к которой был ограничен в соответствии с заявлением правообладателя, будет признано судом правомерным, то заявитель обязан по требованию пользователя, разместившего информацию, возместить вызванный ограничением доступа ущерб.
б. Провайдер хостинга, владелец сайта в сети «Интернет» обязаны оказывать содействие правообладателю, обратившемуся с заявлением, в сборе и обеспечении доказательств нарушения интеллектуальных прав, для чего:
1) провайдер хостинга немедленно после получения заявления, указанного в части 1 настоящей статьи, обязан обеспечить копирование и хранение незаконно размещенной информации, с возможностью предоставления ее по требованию компетентных государственных органов или правообладателю.
При сохранении информации должны соблюдаться следующие требования:
а) возможность последующего использования информации;
б) сохранение формата, в котором информация была создана, передана или получена;
в) обозначение отправителя и получателя информации, а также даты и времени ее создания или получения;
2) владелец сайта в сети «Интернет», на котором была незаконно размещена информация, содержащая объект интеллектуальных прав, на основании письменного обращения правообладателя, обязан представить заявителю сведения о лице, разместившем такую информацию.
Предлагаемая норма предусматривает, что если в течение месяца заявитель не обратился в суд, то владелец сайта или владелец хостинга вправе, но опять же вовсе не обязан, восстановить доступ к контенту или аккаунту. При этом, предусматривается, что делать он это может только после поступления заявления от лица, в отношении которого были приняты меры.
Далее, авторы драфта налагают на хостеров и владельцев сайтов обязательство “продлить блокирование доступа”, если спор между пользователем и правообладателем доходит по инициативе последнего до суда. При этом, предельные сроки блокировки, в случае если никаких возражений не последовало (а не последовать они могут в силу того, что владелец сайта или хостинга не реализовал свое право на предупреждение, и пользователь не знает о причинах блокировки) законом ен предусматриваются. Довольно забавно выглядит положение о том, что если справедливый суд сочтет, что размещение контента пользователем было правомерным, то пользователь имеет право требовать возмещения от заявителя причиненного вреда. При этом, что это за вред, вызванный ограничением права на свободу информации, авторы не уточняют. Мне же, как практикующему адвокату, не сложно определить нарушенное право пользователя, но абсолютно не понятно, как этот вред доказывать в суде, и чем должна вообще руководствоваться судебная практика.
Последний абзац носит истинно революционный характер, т.к. существенно позволяет расширить область распространения персональных данных о пользователях и раскрывать личную информацию всем заявителям. Хостеры и владельцы сайта, не обладающие ресурсами проверить подлинность обладания правами заявителя, будут обязаны раскрывать данные о своих пользователях во всех случаях подобных заявлений.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ, ХОСТИНГ ПРОВАЙДЕРОВ И ВЛАДЕЛЬЦЕВ САЙТОВ

Прежде всего, авторы законопроекта предлагают расширить состав ст.7.12 КоАП РФ, дополнив ее следующим составом «незаконное размещение объектов авторского и смежных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети „Интернет“.
Напомню, что в соответствии с указанной статьей пользователю грозит штраф в размере от 1500 до 2000 рублей, если он является физ.лицом, 10 000 -20 000 рублей, если он должностное лицо и 30 000 — 40 000, если он является юр.лицом. Кроме всего прочего, дополнительным наказанием может стать “конфискация контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения”. На деле это означает, что за размещенную песню или видео в социальных сетях у пользователя могут конфисковать ноутбук, телефон или сервер, в зависимости от того, что найдут.
Кроме того, предлагается ввести новую статью в КоАП:
Статья 13.29. Нарушение порядка и условий ограничения предоставления информации в случае нарушения интеллектуальных прав при размещении информации в информационно-коммуникационных сетях, в том числе сети „Интернет“.
Непринятие провайдером хостинга и (или) владельцем сайта в сети „Интернет“ в случае получения письменного заявления правообладателя о нарушении его интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационной сети „Интернет“ в результате незаконно размещенной информации, являющейся объектом интеллектуальных прав заявителя, мер по удалению такой информации либо приостановлению (блокированию) к ней доступа, осуществляемого посредством сети „Интернет“, и (или) по приостановлению (блокированию) ее распространения—
влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией технических средств или без таковой; на должностных лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на индивидуальных предпринимателей — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей и (или) административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц — от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей и (или) административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток с конфискацией технических средств или без таковой.
Как видим, ответственность для юр.лица, которое является администратором сайта, может наступить с назначением ему штрафа в полмиллиона рублей и конфискацией серверов, что даже за разовое нарушение закона может навсегда похоронить сайт и молодой он-лайн сервис.

ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ И ПРАВООБЛАДАТЕЛЬ. ДИСБАЛАНС ИНТЕРЕСОВ

Предлагаемый механизм зачистки рунета вводит абсолютно непрозрачную и даже репрессивную форму взаимодействия правообладетеля, провайдера и пользователя. Так, сначала спорный авторский контент или аккаунт пользователя сначала предполагается блокировать и удалять владельцам сайтов и хотсерам под страхом наказания по одному лишь заявлению неустановленных авторов или правообладателей, и лишь после этого стороны могут начать решать вопрос в судебном порядке. В прописанном алгоритме возбуждения подобных дел об административном правонарушении предлагается вариант, в котором протоколы об административном правонарушении за неприменение мер по заявлению о нарушении копирайта составлялись бы инспекторами Роскомнадзора и далее направлялись в мировой суд для принятия законного решения. Однако, для того, чтобы суды имели процессуальную возможность решения вопроса о привлечении хостеров и владельцев сайтов к административной ответственности за непринятие мер, им предстоит вначале выяснить, а имело ли место вообще неправомерное размещение объектов авторского права. Получается, что в случае если правообладатель так и не обратиться в надлежащем порядке в суд за защитой нарушенного права, такие дела не могут быть рассмотрены с вынесением законного решения.
Это может привести к порочной практике и неправомерным действиям Роскомнадзора, который еще до вынесения решения суда, сможет иметь административные рычаги для воздействия на всех владельцев сайтов и хостинг-провайдеров и блокировании всего, что может подпадать под авторский контент, что по сути означает тотальную фильтрацию всего рунета на предмет контрафактности. Печальные последствия всего этого не сложно представить, уже имея статистику по работе Роскомнадзора по блокированию сайтов в связи с нарушением № 139-ФЗ от 28 июля 2012 года и размещением в сети детской порнографии, накротиков и суицидов. На сегодняшний день, около 3300 интернет ресурсов неправомерно включены в реестр запрещенных сайтов.И только лишь потому, что по стечению обстоятельств находились на том же IP, что и сомнительный ресурс, которые не понравился чиновникам ФСКН, Роспотребнадзора и Роскомнадзора. Примеров такой блокировки множество.
Сам же пользователь в соответствии с предлагаемым драфтом поставлен в положение, когда он может лишь попросить администратора сайта или владельца хостинга восстановить доступ, а тот лишь имеет право, но вовсе не обязан этого делать. Если же контент или аккаунт были заблокированы неправомерно, то пользователь может взыскать ущерб с заявителя в судебном порядке. При этом, абсолютно не понятно, как реализовывать свое право пользователю, если правообладатель в суд не обращался, и каким образом судам рассчитывать такой ущерб. Правоприменителю также придется решать вопрос о том, где взять еще столько судей, рассматривающих подобные дела, как будет определяться подсудность по таким делам, чтобы по всей территории Российской Федерации (не говоря уже о все мире) пользователи и правообладатели смогли быстро и оперативно решать споры. При этом, законопроектом предлагается возложить обязанность за рассмотрение такого рода дел даже не на специализированный суд по интеллектуальным правам, а на мировых судей, которые зачастую вообще не имеет соответствующих специализированных знаний.
Кроме того, предлагаемая Минкультом схема создаст большие возможности для устранения конкурентов в сети, позволяя подавать ложные заявление о нарушении прав лицами, которые такими правами не обладают. При этом, возбуждение дел об административных правонарушениях позволит парализовывать работу неугодных сайтов на долгое время. В отсутствие единого реестра зарегистрированных прав определить подлинного правообладателя того или иного контента не представляется возможным.
Вполне очевидно, что начало правоприменительной практики после того, как
законопроект приобретет силу ФЗ, приведет к массовому оттоку сетевого бизнеса из России. Во избежание правовых и предпринимательских рисков, многие владельцы сайтов будут уезжать с юрисдикции России, получать доменные имена на зарубежные компании и хоститься за пределами страны, что вряд ли будет содействовать развитию российского сегмента Интернета и электронных коммуникаций.

Вот такой дивный закон был разработан неизвестными авторами в целях противодействия пиратству в сети Интернет, только, видимо, страдать будут не пираты, а обычные добросовестные пользователи рунета, владельцы различных медиа он-лайн платформ, файлообменники, социальные сети, да и вообще любые сайты, имеющие хоть какой-то контент, ведь авторы проекта хотят распространить действие закона в отношении всех известных объектов авторских прав: текстов, фото, видео, музыки, ПО, чертежей, инструкций по вязанию, баз данных и др.

ЗАКРУЧИВАНИЕ РУНЕТА ПО ВСЕМ ФРОНТАМ

И это еще не все. Дальше больше.
23 января в прессу просочилась новость о том, что в недрах Администрации Президента и Комитета по информационной политике Государственной Думы РФ готовится еще один опасный закон — “О регулировании сегмента Российской Федерации в сети Интернете”, целью которого является “”создание условий, необходимых для реализации информационных прав граждан на безопасное использование сети Интернет, а распространяться он будет на всех без исключения пользователей. Директор по проектами МТС написал в Facebook, что получил приглашение на совещание от Лиги безопасного интернета, но после того, как информация стала публичной, совещание отменили.
Уж очень сильно переживают чиновники, депутаты и Лига за безопасность пользователей. Действительно, Интернет стал настолько опасным для психики здорового пользователя рунета, что видимо без законодательной заботы здесь никак не обойтись.Те, кто уже изучил описание предлагаемой структуры законопроекта, единогласно заявляют, что для Рунета может готовиться самый настоящий кодекс поведения в сети со всеми вытекающими правами, обязанностями и ответственностью «участников взаимодействия в сети Интернет». И это все на фоне постоянных заявлений официальной власти, что рунет должен оставаться саморегулируемым. Причем авторы предлагают описать и закрепить особенности правового статуса не только операторов связи и провайдеров хостинга, но и владельцев сайтов. В закон намешаны всевозможные субъекты отношений в сети: СМИ, соцсети, рекламные и торговые площадки.
И это еще не все! Портал об авторском праве www.copyright.ru сообщает, что несмотря на то, что процесс работы над поправками в 4-ю часть Гражданского кодекса РФ был прекращен, корректировки отдельных статей продолжаются. В частности, уточнению подверглась ст. 1253 ГК РФ, посвященная ответственности информационных посредников за нарушения интеллектуальных прав в сети Интернет. Об этом в ходе международной конференции «Гражданское право России: итоги года» 24 января 2013 г. доложила Елена Павлова, руководитель группы разработчиков изменений в Часть 4 ГК РФ.
Проект определяет субъектов ответственности — информационных посредников (провайдеров связи всех видов и владельцев сайтов) и предусматривает безвиновную ответственность таких лиц и обязанность возмещения убытков правообладателю. Копируя положения DMCA законопроект определяет, что ответственность не наступает в том случае, если информационный посредник не в состоянии контролировать размещение на своём ресурсе нелегального контента. При этом информационный посредник, уведомленный надлежащим образом правообладателем о факте нарушения авторских прав (т.е. получил письменное уведомление с подтверждением прав), обязан принять необходимые и достаточные меры по пресечению нарушений. В противном случае наступит ответственность. При этом, авторы не раскрывают понятие таких «необходимых и достаточных мер», оставляя этот вопрос на разрешение судам, надеясь на то, что в отсутствие хоть какой-то практики суды смогут правильно разрешать указанные дела. А пока тянется судебное разбирательство суды могут по заявлению правообладателей применять специальные обеспечительные меры, которые позволят уже лишь при появлении подозрения на размещение незаконного материала в информационно-телекоммуникационных сетях Интернет пресекать эту деятельность в порядке приведения обеспечительных мер, предусмотренных в процессуальном законодательстве.
Страшно представить что ждет рунет, если все эти законопроекты сегодня разом станут нормами информационного и авторского права. Процесс запущен, бороться с ним будет очень сложно, но если сегодня мы будем молчать, завтра мы можем проснуться в совсем ином интерактивном мире.
Пока же свистать всех наверх, поднимать пиратские флаги и готовиться к тяжелой борьбе с надвигающимся копиратским лобби. Пиратской Партии России нужны голоса пользователей, владельцев сайтов и хостинг-провадйеров, для того, чтобы мы могли вместе противостоять принятию сырых, технически не пригодных, нарушающих всякий баланс интересов законов, которые не способствуют развитию рунета и реализации конституционных прав граждан на свободу информации и культурное достояние.
Обновить список комментариев

Комментарии (12)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Увы. Свобода в Интернете, как и свобода вообще, нужна меньшинству. Поэтому большинство «на ура» воспримет этот закон, хотя сами в нём ни бельмеса не поймут. Не беда, что своя корова сдохла, беда, что у соседа жива (национальная идея большинства). Обратите внимание на стадо, например, газелей. Тигр гоняется за ним, загрызает одну, и когда кровь пущена, все оставшиеся возвращаются к привычному поглощению травы. Та, которую сожрали — это меньшинство, большинство-то жуёт дальше! А ведь законы в природе и обществе едины, об этом нас учила ещё марксистско-ленинская философия.

    • Вы правы, в том плане, что никому сейчас дела нет. Но расстройство посетит многих юзеров, когда аккаунты в любимых социальных сетях и привыкших он-лайн платформах окажутся в один прекрасный день заблокированными, в ящик начнут валиться претензии от копирайтных роботов, роскомнадзора и судов, а полиция будет конфисковывать гаджеты с неправомерным контентом. Когда тигры загрызут не одну газель, а уже с сотню, то оставшимся газелям не останется ничего иного, как мигрировать в другие более безопасные места. Рунет начнет перетекать в другие юрисдикции, а те, кто остался будут сидеть под VPN и TORом, придумывая новые способы шифрования и обхода. Допускаю, что многие уже сейчас скажут, что это будет эффективно и справедливо, но отдавая Интернет в руки копирайтеров, правохранителей и судей, не думаю, что контент в сети станет чистым, а люди начнут жить щастливей! К великой радости, технологии в сети намного опережают законодательство, но людей то жалко…

      • расстройство посетит многих юзеров, когда аккаунты в любимых социальных сетях и привыкших он-лайн платформах окажутся в один прекрасный день заблокированными, в ящик начнут валиться претензии от копирайтных роботов, роскомнадзора и судов, а полиция будет конфисковывать гаджеты с неправомерным контентом. Когда тигры загрызут не одну газель, а уже с сотню, то оставшимся газелям не останется ничего иного, как мигрировать в другие более безопасные места. Рунет начнет перетекать в другие юрисдикции
        По поводу расстройства этих «многих юзеров» можно вспомнить известные стихи:
        Плачет киска в коридоре,
        У неё большое горе.
        Злые люди бедной киске
        Не дают украсть сосиски.

        • Знаете, Виктор, каждый раз, когда я слышу от воровстве копирайта, мне это слух режит. Слово то неправильно подобрано, а сама идея «о воровстве интеллектуальной собственности» был введена и популяризирована при непосредственном участии представителей американских мейджеров-правообладателей.
          Представляется верным, что воровство и кража являются синонимами. При этом, хищение — это совершённое с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. При этом, хищение всегда связано с изъятием имущества и незаконным выбытием имущества из владения собственника. Это подтверждается и Постановлением Пленума ВС от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»
          Однако, при копировании и распространении объектов, защищенных копирайтом, выбытия имущества из владения правообладателя не возникает, а значит говорить о краже не приходиться. В английском языке есть хорошее слово «share», что по-русски означает «поделиться с кем-либо». Поэтому копирование и распространение объектов, защищенных копирайтом, не является актом воровства, а лишь прямо запрещено нормами ГК. Я бы предложил ввести следующий принцип — принцип исчерпания авторских прав в отношении некоммерческого копирования и распространения объектов авторских прав, в случае если объект авторских прав был правомерно введен в гражданский оборот правообладателем либо с его согласия, по истечению предельного срока охраны авторских прав (установить который предполагается в течение 5 лет)

          • Знаете, Виктор, каждый раз, когда я слышу от воровстве копирайта, мне это слух режит. Слово то неправильно подобрано,
            Я словосочетание «воровство копирайта» не употреблял, и даже не понимаю, что оно значит. Довольно дешёвый приёмчик — приписывать оппоненту тезис, а потом его критиковать.

            В свою очередь, могу сказать, поучения о правильности подбора слов, написанные с орфографическими ошибками, имеют лишь комический эффект.

            Представляется верным, что воровство и кража являются синонимами.
            Также представляется верным, что синонимы могут иметь близкое, но не одинаковое лексическое значение, а также могут различаться экспрессивной окрашенностью, применимостью в том или ином стиле речи, социальной оценкой обозначаемого предмета, частотой употребления, и т.д. И ещё представляется верным, что термины могут использоваться по-разному в разных областях и стилях речи. Например, слова «кольцо» и «поле» в народной песне и в математическом трактате имеют совершенно разное лексическое значение.

            Точно так же, слова «воровство» и «кража» в разговорно-бытовом или публицистическом стиле речи используются для описания более широкого круга деяний, чем описывает юридический термин «хищение». В быту или в газете могут, например, сказать о краже коммерческих секретов.

            сама идея «о воровстве интеллектуальной собственности» был введена и популяризирована при непосредственном участии представителей американских мейджеров-правообладателей.

            Видимо, в России этим «представителем американских мейджеров-правообладателей» был А.С.Пушкин, после жалобы которого царю на неправомерную перепечатку его сочинений была разработана и принята глава цензурного устава (1828 г.) и закон «О правах сочинителей, переводчиков и издателей» (1830 г.), которые были посвящены вопросам авторского права.

            Поэтому копирование и распространение объектов, защищенных копирайтом, не является актом воровства, а лишь прямо запрещено нормами ГК.
            А при стоимости этих объектов более чем на 100 тыс. руб. оно всего лишь карается статьёй 146 УК РФ с максимальным наказанием всего лишь до 2 лет лишения свободы, а при совершении этого деяния группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, или с использованием служебного положения, или при стоимости этих объектов более чем 1 млн. руб., — с максимальным наказанием всего лишь до 6 лет лишения свободы.

            • Я словосочетание «воровство копирайта» не употреблял, и даже не понимаю, что оно значит. Довольно дешёвый приёмчик — приписывать оппоненту тезис, а потом его критиковать
              ну тогда, простите. Не так понял Вас! Видимо Ваши стихи
              Злые люди бедной киске
              Не дают украсть сосиски.
              в тот момент голодом навеяло. )))
              В свою очередь, могу сказать, поучения о правильности подбора слов, написанные с орфографическими ошибками, имеют лишь комический эффект.
              я рад Вас позабавить в разгар трудового дня! Настроение то улучшается?! )
              В быту или в газете могут, например, сказать о краже коммерческих секретов.
              Ну мы то с Вами юристы, и должны верно трактовать действия, которые в дальнейшем могут использоваться в качестве составов преступления.
              Видимо, в России этим «представителем американских мейджеров-правообладателей» был А.С.Пушкин, после жалобы которого царю на неправомерную перепечатку его сочинений была разработана и принята глава цензурного устава (1828 г.)
              Однако Вы забыли сказать, что жалоба самого Пушкина (а вернее его отца) сводилась к тому, что немецкий издатель Ольдекоп без ведома самого Пушкина осуществил перевод и издание «Кавказского пленника» на немецком языке. С.-Петербургский цензурный комитет был вынужден стать на сторону Пушкина, хотя и отметил в своем постановлении, что такой случай не предусмотрен его уставом и, следовательно, в данном случае прецедентов не имеется. Дело тянулось несколько лет безрезультатно для Пушкина. Только новый цензурный устав 1828 года окончательно узаконил исключительное право русского литератора распоряжаться своими произведениями, приравняв их к «благоприобретенному имуществу». Вся история имела большой резонанс, и, без всякого сомнения, мнение Пушкина, как самого авторитетного и обласканного двором русского литератора было принято во внимание при формулировке статей цензурного устава, касающихся авторского права.
              При этом, вопрос тот касался коммерческого пиратства, когда издателями несанкционированно использовались произведения авторов для извлечения прибыли. Я ни в коем случае не стою на стороне коммерческого пиратства и Пиратская Партия не защищает интересы тех, кто торгует контрафактной музыкой, кино и ПО.
              Кроме того, хочу заметить, что несмотря на свою гениальность, А.С. Пушкин любил аристократичную увеселительную жизнь при дворе, за которую надо было щедро платить. В 1835 г., за два года до трагедии, Пушкин уволился со службы, а с прекращением выплаты жалованья приходилось надеяться только на литературные доходы, зависевшие от читательского спроса, поэтому он всегда активно защищал свои труды для самостоятельного извлечения прибыли. Как известно умер Пушкин с большими долгами.
              Вообще, если говорить об авторском праве в период золотого века русской литературы, то для меня другим более возвышенным примером служит пример Льва Николаевича Толстого, который отказался от принадлежащих ему авторских прав на все произведения созданные им после 1891 г., передав их при жизни в общественное достояние.
              В 1895 году Толстой формулировал в дневнике свою волю на случай смерти. Между прочим он советовал наследникам отказаться от авторского права на его сочинения. «Сделаете это, — писал он, — хорошо. Хорошо это будет и для вас; не сделаете — это ваше дело. Значит вы не готовы это сделать. То, что сочинения мои продавались эти последние 10 лет, — было самым тяжелым для меня делом жизни».

              Более подробно читай здесь
              А при стоимости этих объектов более чем на 100 тыс. руб. оно всего лишь карается статьёй 146 УК РФ с максимальным наказанием всего лишь до 2 лет лишения свободы, а при совершении этого деяния группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, или с использованием служебного положения, или при стоимости этих объектов более чем 1 млн. руб., — с максимальным наказанием всего лишь до 6 лет лишения свободы.
              Я абсолютно убежден в том, что указанные составы надо менять и декриминализироватьв отношении граждан, использующих объекты, защищенные копирайтом, в некоммерческих целях., в виду того, что такие нарушения не представляет из себя какой-либо общественной опасности, а лишь затрагивает чисто нравственные и имущественные отношения двух субъектов. Однако, построение 146 статьи в УК РФ, сегодня предуматривет возможность привлечения и граждан, у которых обнаруживают неправомерные копии объектов авторских прав, даже если они не имеет коммерческие цели. Так, сбыт контрафактных экземпляров произведений или фонограмм заключается в их умышленном возмездном или безвозмездном предоставлении другим лицам любым способом (например, путем продажи, проката, бесплатного распространения в рекламных целях, дарения, размещения произведений в сети Интернет).

              • Видимо Ваши стихи Злые люди бедной киске Не дают украсть сосиски. в тот момент голодом навеяло. )))
                Это не мои стихи, а стихи Бориса Заходера. Но, поразмыслив, я нахожу выражение «воровство копирайта» довольно точным. Копирайт, в прямом смысле этого слова, означает право изготовления копий. Вот именно это право хотят присваивать пираты и представители пиратских партий. Но я согласен с вами в том, что в уголовном праве, по традиции, эти деяния будут идти не по статье «Кража», а по статье «Нарушение авторских и смежных прав».

                для меня другим более возвышенным примером служит пример Льва Николаевича Толстого, который отказался от принадлежащих ему авторских прав на все произведения созданные им после 1891 г.
                Желаю вам последовать его примеру и отказаться от оплаты своих работ, услуг и причитающихся вам гонораров начиная с 1 февраля 2013 года. Это будет очень возвышенно.

                вопрос тот касался коммерческого пиратства, когда издателями несанкционированно использовались произведения авторов для извлечения прибыли
                Разве извлечение прибыли это плохо? Наказание за кражу, или за мошенничество, или за угон транспортного средства, или за шпионаж, никак не зависит от того, совершены ли эти деяния в целях извлечения прибыли или нет. Почему именно для нарушения авторских прав вы предлагаете иной подход?

                • Желаю вам последовать его примеру и отказаться от оплаты своих работ, услуг и причитающихся вам гонораров начиная с 1 февраля 2013 года. Это будет очень возвышенно.
                  Хоть я и не граф Толстой, и мои публикации не имеют такой культурной ценности, как его романы, я никогда не настаивал на выплате мне авторского гонорара, оставляя это на усмотрение самого издателя. Тем более, никогда мне в голову не приходило требовать прекращения нарушения моих авторских прав и выплаты компенсации, от тех, кто копировал и копипастил мои работы.
                  Разве извлечение прибыли это плохо? Наказание за кражу, или за мошенничество, или за угон транспортного средства, или за шпионаж, никак не зависит от того, совершены ли эти деяния в целях извлечения прибыли или нет. Почему именно для нарушения авторских прав вы предлагаете иной подход?
                  Да неплохо конечно, если только Левиафан капитализма не сходит от жадности с ума. Речь то о другом.
                  Думаю, я, также как и Вы, учился на классических учебниках по гражданскому и авторскому праву под редакцией Сергеева, Толстого и Маковского.
                  Однако, поймите же, что время поменялось. Право не является какой-то закостенелой субстанцией, а должно меняться в след за изменением общественных отношений и потребностей общества, иначе право становится нелегитимным! Rutracker.org посещают около 2 000 000 человек в месяц; uTorrent клиент используют ежемесячно 369 000 000 человек.
                  Либо для Вас эта статистика ничего не значит, и Вы считаете, что миллионы людей надо сегодня же представить к суду для вынесения законного решения, и закрыть все файлообменники мира, дабы исключить вообще возможность нарушение авторских прав, либо Вы сидите в танке и не видите того, что происходит сегодня в сети.
                  Пиратская партия предлагает не «воровство», а лишь легализацию того, что сегодня существует де-факто.
                  Сегодня, в связи с огромным объемом результатов творческого труда, которые доступны всему человечеству, и в условиях тесной конкуренции, любой автор заинтересован не в монополии использования таких объектов, а в максимальной популяризации своего творчества и расширении аудитории, готовой поглощать результат его труда. Сама же монетизация результатов творческого труда производится уже по совершенно другим схемам, чем это было еще 20 лет назад.

                    • С любопытством прочитал саму статью, комментарии к ней.
                      Вспомнилась позиция С. Кинга, который бесплатно выложил в Интернет свой новый роман и рядом указал номер кошелька, на который читатели могут прислать деньги, если захотят. Насколько я помню, он получил больше миллиона долларов таким образом.

                        • позиция С. Кинга, который бесплатно выложил в Интернет свой новый роман и рядом указал номер кошелька, на который читатели могут прислать деньги, если захотят. Насколько я помню, он получил больше миллиона долларов таким образом.
                          А обычно за роман он получает 10-20 млн. дол. и больше. В Википедии написано: «В 1989 году Кинг подписал контракт с издательством «Викинг», по которому должен был получить $35 млн за четыре следующие книги, однако в 1997 году расторгнул его, поскольку планировал получить $17 млн за книгу «Мешок с костями». Для этого он заключил новый контракт с издательством «Саймон энд Шустер», по которому получил $8 млн аванса за книгу, и 50 % доходов от продаж. В 1996 году была написана «Зеленая миля».»

                          Интересно, готовы ли любители возвышенных жестов снизить свою зарплату и иные доходы в 10-20 раз? Или они только от других этого хотят?

                            • Вы не совсем поняли ту идею, что я хотел донести.
                              Не воспринимайте в штыки сразу всё, что я напишу.
                              Я всего лишь хотел сказать о развитии альтернативных методов оплаты труда автора РИД'а. И о различном отношении авторов к авторским правам. И о том, что прогресс действительно не стоит на месте. Интересный проект Кикстартер на Западе напрямую сводит авторов и потребителей, минуя издателей (хотя еще десять лет назад такое трудно было представить себе). Один мой знакомый писатель достаточно спокойно относится к скачиванию его книг из Интернета.
                              Правовые нормы не должны быть косными, их надо приспосабливать к меняющейся ситуации. Не обязательно так, как говорил Ваш оппонент, не обязательно так, как говорите Вы. Если не обновлять законодательство, если пустить всё на самотек и догматически относиться к закону, то ситуация будет больше напоминать ситуацию с фарцовщиками и спекулянтами в прошлом веке.
                              С уважением, Korvin.

                                • о развитии альтернативных методов оплаты труда автора РИД'а.
                                  Хорошо, что они развиваются. Но создавать произведения в расчёте на пожертвования пока что опрометчиво — этот метод оплаты труда обычно приносят существенно меньше денег автору. Стивен Кинг, насколько мне известно, не был удовлетворен результатом и более таких экспериментов не повторял.

                                  Правовые нормы не должны быть косными, их надо приспосабливать к меняющейся ситуации.
                                  С этим я согласен, и сам считаю некоторые положения законов об авторском праве устаревшими. Например, я не понимаю, почему для произведений литературы, науки и искусства, программ для ЭВМ и др. исключительные права действуют в течение всей жизни авторов и 70 лет после смерти, а для изобретений, полезных моделей, промышленных образцов — от 10 до 20 лет с для подачи заявки на патент. Считаю, что вполне можно было бы установить единый срок, например, 10 лет или 15 лет со дня опубликования произведения или подачи заявки на патент.

                                  Тем не менее, любые изменения в правовой охране результатов интеллектуальной деятельности должны быть тщательно сбалансированы и ни в коем случае не подрывать стимулы к созданию произведений. Недавние законы Евросоюза о правовой охране сиротских (брошенных) произведений — это хороший пример такого сбалансированного подхода.

                          Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.