Найти

Судья ВАС РФ, профессор МГУ Дмитрий Дедов

«Банкротство в России и США»

В Рязани состоялся российско-американский региональный семинар «Банкротство в России и США» с участием судей и специалистов по банкротству США (округов Колорадо и Мэн, штата Вермонт) и России (арбитражных судов Центрального федерального округа и ВАС РФ). Большой интерес вызвал доклад судьи Суда по банкротству округа Колорадо Сиднея Брукса на тему «Пять основных различий между процедурами банкротства в Соединенных Штатах Америки и России». Я кратко законспектировал этот доклад и вот что представляют эти различия, как лично я понял из всего сказанного судьей Бруксом:

США:
1. Добровольный характер банкротства (чаще в суд обращаются сами должники)
2. Должники чаще добросовестно раскрывают всю информацию об активах и долгах (думаю, это связано с экономическими причинами возникновения проблем с платежеспособностью – Д.Д.)
3. Высока степень доверия к процедурам банкротства (банкротство не пугает ни должников, ни кредиторов)
4. Арбитражный управляющий может быть назначен не сразу. Процедуры банкротства дают должнику возможность исправить положение самому под контролем суда и кредиторов с применением такого института как «должник во владении» (debtor in possession)
5. Должник и кредиторы сотрудничают для достижения общей цели – восстановления платежеспособности бизнеса должника

Россия:
1. Принудительный характер банкротства (чаще в суд обращаются кредиторы)
2. Должники недобросовестны и скрывают финансовую информацию, чаще уничтожают первичные документы (это может быть часто связано с «преднамеренным» банкротством, то есть нежеланием должника искать решение проблем, а стремлением найти самый легкий способ решения проблемы – вывести самое ценное имущества из-под банкротства – Д.Д.)
3. Высока степень недоверия (банкротство продолжается использоваться как средство контроля над активами – Д.Д.)
4. Недоверие к должникам выражается также в том, что сразу назначает арбитражный управляющий
5. Должник и кредиторы находятся в конфронтации.

Из этого я делаю вывод о том, что различия в большой степени обусловлены недоверием в обществе, в использовании правовых институтов не в соответствии с их назначением, в использовании правовых норм не в соответствии с их смыслом. Это сродни обходу закона или злоупотреблению своими правами (что одно и тоже).

Есть и более глубокая проблема, относящаяся к состоянию правовой культуры в России: презумпция недобросовестности неплатежеспособного должника. Хотя на практике судьи чаще сталкиваются с неэффективной работой арбитражных управляющих.

Решение проблем зависит не только от суда, но и от поведения сторон. Мне кажется, действующий закон о банкротстве предоставляет достаточно средств для того, чтобы доказать: быть честным и добросовестным выгоднее.
Обновить список комментариев

Комментарии (10)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Судья, Суд по интеллектуальным правам
    • 19 мая 2011, 12:17
    Очень интересно! Внимание обращено на принцип добросовестности.
    Буду ждать изменений в Гражданский кодекс РФ по поводу добросовестности.

    • Пункт 2 по России — крайне болезненный и актуальный для законодателя. Невозможно установить ни имущество ни структуру активов предприятия, где документы уничтожены.

      Правоохранительные органы 195 статью УК не любят и дела по таким недобросовестным должникам не возбуждают.

      • Есть еще одна существенная разница, КОГДА принимается решение о начале процедуры банкротства?
        Наблюдая за российскими сценариями, вкупе с устоявшейся практикой «свободного замещения активов» — это как правило запоздалое решение, я бы даже уточнил: безнадежно запоздалое.

        • «Хотя на практике судьи чаще сталкиваются с неэффективной работой арбитражных управляющих.»
          Такой же недобросовестностью как и должника скорее.

          • Арбитражный управляющий сейчас не мотивирован на максимальное удовлетворение требований кредиторов. Если бы вознаграждение АУ определялась не так, как указано в п.10 статьи 20.6 Закона о банкротстве, а в долевом отношении от процента удовлетворенныых требований кредиторов.
            То есть имеется сумма требований кредиторов, утвержденная судом и сумма погашенных требований. Отсюда и должно отсчитываться его вознаграждение.
            Многие управляющие, не имея должной юридической поддержки, не могут полноценно выполнять пункт 4 статьи 20.3:
            При проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.
            , а некоторые и не хотят этого делать, довольствуясь тем, что есть. Ведь балансовая стоимость имущества не меняется во время процедуры, расходы на вознаграждения АУ — в первой очереди текущих. Вывод: мотивации на масимальное удовлетворение требований кредиторов нет.

            • обходу закона или злоупотреблению своими правами (что одно и тоже)
              мне кажется, что обход закона — это все же частный случай злоупотребления правом, а не одно и то же

              • Судья шестого (экспертного) судебного состава, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации
                • 20 мая 2011, 14:00
                Согласен

                • Однако же практика применения ФЗ о банкротстве, к сожалению, опровергает Ваши слова.
                  В делах о банкротстве очень часто не соблюдаются вообще элементарные процессуальные требования, суды игнорируют принципы права, а зачастую — и прямые нормы закона, не говоря уже о том, что законодательство о банкротстве оставляет очень много лазеек для злоупотреблений.
                  А после завершения процедуры конкурсного производства, при существующей практике, вообще практически невозможно восстановить свои права, при том, что суды охотно завершают конкурсные производства несмотря на грубые нарушения со стороны конкурсных управляющих, и на нерассмотренные жалобы на их действия и заявления о разногласиях и т.п.
                  При этом, эффективно обжаловать завершение конкурсного производства также невозможно, сами нормы об обжаловании этих определений сформулированы крайне неадекватно (обжалование… до исключения должника из ЕГРЮЛ), а практика сводит это право на нет (прекращение производства по жалобам на основании того, что должник исключен из ЕГРЮЛ, хотя бы и после подачи жалобы).
                  И ВАС РФ не стремиться «поправить» суды, наоборот, всячески поддерживает такую практику.

                  • Законспектировали, ну ну)
                    Вестник Арбитражного Суда, 1993 года. Там и тезисы судьи Брукса, и много чего еще интересного.
                    Зачем же за свое выдавать?:)

                    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.