Найти

Международный коммерческий арбитраж

Интерпретация в арбитраже. Тезисы последней конференции Французского арбитражного комитета

В прошедший четверг, 5 июля 2012 г., состоялась очередная конференция Французского арбитражного комитета (Comit? fran?ais de l’arbitrage). В соответствии с давно устоявшейся традицией, конференция проходила в зале Первой палаты Апелляционного суда г. Парижа.

Участвуя в конференциях Комитета более двух лет, мне показалось, что затрагиваемые на них вопросы могут быть представлять интерес и для российских юристов. Прежде всего, потому что академический подход к поднимаемым на них вопросам сочетается с огромным практическим опытом основных участников, имеющих за плечами участие не в одном десятке арбитражей, как в качестве экспертов, так и в качестве арбитров.
Французский арбитражный комитет является независимой ассоциацией и ученым обществом, существующим с 1953 г. Его деятельность направлена на научное осмысление феномена арбитража. Комитет, в который входят как представители университетской среды, так и практикующие специалисты в области арбитража, — самостоятельная структура, которая не зависит ни от государства, ни от расположенных на территории Франции постоянно действующих центров арбитражного разбирательства, самым известным из которых является Международный арбитражный суд при Международной Торговой Палате. Деятельность Комитета во многом способствовала тому, чтобы французская доктрина арбитража заняла то особое место, которое признается за ней во всем мире. Каждый год Комитет организует не менее четырех конференций, не считая различного рода семинаров и мастер-классов.
Так, предшествующие конференции затрагивали темы «Окончательный характер арбитражного решения» (William W. Park) и «Независимость арбитров и конфликт интересов» (Daniel Cohen).

5 июля присутствовавшим на конференции специалистам было представлено сообщение Лорана Леви (Laurent L?vy), женевского адвоката и Вице-президента Международного арбитражного суда МТП, на тему «Интерпретация в арбитраже» («L’interpr?tation arbitrale»).

В соответствии со сложившейся практикой тексты сообщений, представленных членам Комитета, в последующем публикуются в виде статей на странницах французского Арбитражного обозрения (Revue de l’arbitrage). Таким образом, выступление и следующее за ним обсуждение дают возможность получить первую реакцию специалистов и обкатать на публике новые идеи и тезисы.
Полуторачасовое сообщение Лорана Леви затронуло такой важный аспект арбитражного разбирательства как процесс и механизмы интерпретации, которая неизбежно осуществляется арбитрами в процессе вынесения решения. Речь, конечно же, может идти как об интерпретации воли сторон, выраженной в соглашении, по поводу которого идет разбирательство, так и об интерпретации воли государства, выраженной в его праве, применяемом к отношениям сторон.
Интересно отметить известную созвучность темы сообщения со все чаще затрагиваемой в высших эшелонах российской юриспруденции темой побудить российскую сторону сделать выбор в пользу применения российского права, с подчинением спора российским государственным судам (см. например недавние заявления Д. Медведева и А. Иванова, а также статью Д. Афанасьева). Там где российское государство стремится направить проявления воли сторон в определенные рамки, международный арбитр, руководствуясь принципом автономии воли сторон, сталкивается с необходимостью ее интерпретации.
Ниже тезисно воспроизводится содержание выступления.
Вопрос интерпретации в арбитраже был последовательно рассмотрен выступающим применительно к:
I. Международному коммерческому арбитражу.
II. Международному инвестиционному арбитражу
III. Международному спортивному арбитражу.

I. Международный коммерческий арбитраж
В процессе арбитражной интерпретации на первое место выходит признание принципа автономии воли сторон в международных коммерческих отношениях. В этой сфере признание за сторонами свободы в выборе применимого к их отношениям права сильно как нигде. Свою роль играет и допускаемая правом многих стран возможность для арбитра действовать в качестве дружеского посредника (en amiable compositeur, Ex aequo et bono), который при принятии решения не связан правилами конкретной правовой системы (уточню, что в российском праве такой принцип не признается).
При интерпретации воли сторон арбитрами может использоваться несколько методов. Хотя в чистом виде на практике не используется, пожалуй, ни один, а сам процесс интерпретации осуществляется в сознании арбитра:
1. Формальный метод. Интерпретация воли сторон строится на буквальном толковании терминов заключенного ими договора. Недостатком этого метода, зачастую сводящегося к поиску буквального значения каждого слова, иногда с обращением к словарям и энциклопедиям, является трудность нахождения истинной воли сторон в условиях, когда обе стороны при переговорах и составлении договора прибегают к неродному для них языку (чаще всего английскому), степень владения и понимания которого носит весьма относительный характер (что уж говорить о ситуациях, в которых стороны обращаются чуть ли не к машинному переводу).
2. Поиск реальной воли сторон путем интерпретации не только положений договора, но и всех сопутствующих обстоятельств. Речь идет о необходимости выявления «истинной» воли сторон, из которой они исходили, заключая свое соглашение и арбитражную оговорку.
В частности, взявший слово Эрик Локэн (Eric Loquin), профессор и Почетный декан Дижонского университета, привел случай из своей практики. Несколько лет назад им была опубликована статья о том, что интерпретация выраженной сторонами воли подчинить их отношения праву конкретной страны, должна производиться в строгом соответствии с правилами интерпретации принятыми в соответствующем государстве. Однако, выступая в качестве арбитра в одном из дел, в котором двумя итальянскими бизнесменами был сделан выбор в пользу французского права, в какой-то момент разбирательства он понял, что обратившись к французскому праву, стороны, тем не менее, воспринимали сформулированные им правила с точки зрения итальянских традиций. Практика заставила его пересмотреть изначально предложенный им подход и в своей интерпретации правил французского договорного права делать поправку и на принципы, закрепленные в итальянском праве контрактов.
3. Интерпретация воли сторон, исходя из необходимости поиска некоего равновесия в правах и обязанностях сторон, достижения «справедливости» в их отношениях.

Лораном Леви также отмечено, что в международном коммерческом арбитраже на процесс интерпретации арбитрами воли сторон влияют два существенных фактора.
Во-первых, полномочия арбитров основываются на поручении, которое дается арбитрам сторонами спора. При этом арбитр не должен выходить за пределы доверенной ему «миссии». С этой точки зрения, он не стоит над сторонами, как например это имеет место в случае государственного судьи.
Во-вторых, в отличие от государственного судьи, представляющего интересы государства, у арбитра нет «своего собственного права», защиту интересов которого он должен обеспечивать. Поэтому он гораздо в большей степени, чем государственный судья, свободен в толковании установленных таким правом положений. И может, в принципе, от них отойти, если этого требуют интересы сторон.
Также было отмечено, что в ряде ситуаций возможности интерпретации ограничены для арбитра контекстом дела. Так, зачастую, руководствуясь указанием сторон, арбитр сталкивается с необходимостью применения совсем уж «экзотического» для него иностранного права, которым он не владеет и которое доступно ему лишь в интерпретации, представленной каждой из сторон, действующей исходя из своих интересов. Более того, применяя чужое право, арбитру психологически трудно выйти за пределы своей собственной правовой традиции. В качестве примера приводилось различие между англо саксонским и континентальным подходами. Если для первого задачей разбирательства прежде всего является поиск «истины», то второй в большей степени стремится к достижению некоей «справедливости», к поискк баланса интересов сторон.

II. Международный инвестиционный арбитраж
В отличие от коммерческого арбитража, где стороны являются равными экономическими субъектами, в случае инвестиционного арбитража, когда одной из сторон выступает государство, особое значение приобретает соображение государственного суверенитета, которое не может не приниматься во внимание арбитрами. Именно поэтому интерпретация воли сторон осуществляется с обязательным учетом подписанных государствами международных соглашений общего действия, в частности Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.
Анализ опубликованных арбитражных решений показывает, что в этой области арбитры уделяют гораздо большее внимание соблюдению установленных государством императивных правил, в целях обеспечить вынесение такого решения, которое бы впоследствии не наталкивалось на препятствия в исполнении.

III. Международный спортивный арбитраж
Затрагивая эту особенно близкую мне в силу профессионального интереса тему, Лоран Леви обратил внимание на особый статус национальных олимпийских комитетов и спортивных ассоциаций, которые зачастую не являются в полной степени ни эманациями государства, ни субъектами экономической деятельности в собственном смысле этого слова. Он также подчеркнул ту роль, которую в процессе интерпретации воли сторон арбитрами играют действующие в области спортивных отношений правила. Этот свод правил, большая часть которых выработана в рамках спортивных ассоциаций и комитетов, настолько разработан, что для его обозначения можно использовать термин Lex sportiva. Одновременно, в отличие от других видов арбитража, в спортивном арбитраже значительную роль играют механизмы и нормы уголовного права, в частности, относящиеся к борьбе с допингом. Более того, был озвучен тезис о том, что спортсмены, отказываясь от честного соблюдения действующих в спорте правил, тем самым могут отказываться и от судебной защиты.

После сообщения Лорана Леви с отдельными замечаниями выступили:
— Филип Лебуланже (Philippe Lebolanger), парижский адвокат, арбитр, профессор Университета Париж 2 и Председатель Французского арбитражного комитета.
— Пьер Майер (Pierre Mayer), адвокат в Dechert LLP (Париж), известный арбитр, профессор Университета Париж 1 и автор одного из лучших французских учебников по международному частному праву, выдержавшему более десяти переизданий.
— Эммануэль Гайар (Emmanuel Gaillard), адвокат в Shearman & Sterling (Париж), арбитр, профессор Университета Париж 12, и единственный живой соавтор французской «Библии» международного арбитража «Trait? de l'arbitrage commercial international ».
— Томас Клэ (Thomas Clay), профессор Университета в Версале и в Высшей коммерческой школе.
— Шарль Жароссон (Charles Jarosson) профессор Университета Париж 2, главный редактор французского Арбитражного обозрения.
— Эрик Локэн (Eric Loquin), профессор и Почетный декан Дижонского университета.

Следующая конференция Французского арбитражного комитета назначена на 30 ноября 2012 г. Профессор и арбитр Пьер Майер представит сообщение на тему «Свобода арбитра».

Копия на: avocatlitvinski.livejournal.com/
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.