Найти

Юристы пытаются шутить

Традиции общего права в названиях российских законов

Недавно в Минэкономразвития поступил проект интересного документа, который назывался так:

«Административный регламент по исполнению Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору функции по осуществлению контроля и надзора за соблюдением юридическими лицами, в уставных капиталах которых доля (вклад) Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования составляет более чем 50 процентов и (или) в отношении которых Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование имеют право прямо или косвенно распоряжаться более чем 50 процентами общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции (доли), составляющие уставные капиталы таких юридических лиц, государственными и муниципальными унитарными предприятиями, государственными и муниципальными учреждениями, государственными компаниями, государственными корпорациями, а также юридическими лицами, имущество которых либо более чем 50 процентов акций или долей в уставном капитале которых принадлежит государственным корпорациям, требования о принятии программ в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности».

Я не нахожу никакого объяснения такому гигантскому и абсолютно нечитаемому названию, кроме как то, что законодатель решил прибегнуть к традиционной англо-саксонской системе именования нормативных актов. Как известно, у английского статута, помимо краткого названия, существует и длинное, официальное, включающее в себя перечисление всех целей принятия акта. Скажем, «Акт о компаниях» 2006 года имеет официальное название «Акт, реформирующий корпоративное право и перерабатывающий большинство положений, относящихся к компаниям; вносящий иные предложения в отношении компаний и других организационно-правовых форм юридических лиц; определяющий порядок дисквалификации директоров, коммерческие наименования компаний, аудиторах и актуариях, а также изменяющий раздел 9 Акта о предпринимательстве 2002 года и вводящий иные положения».

В таком случае я безусловно приветствую новое намерение законодателя. Призываю в первую очередь переименовать наиболее актуальные правовые акты РФ. Скажем, полное наименование закона «О полиции» может прозвучать следующим образом: «Закон, переименовывающий милицию в полицию; вводящий, но не конкретизирующий право на один звонок для задержанного; предлагающий зачитывать задержанным их права по образцу США, ограничивающий право полицейского на вторжение в жилище, а также обязывающий его извиниться в случае причинения вреда; а также содержащий иные положения, задуманные в рамках борьбы с коррупцией и иных инновационных проектов руководства РФ».

Конституцию предлагаю переименовать так: «Основной документ Российской Федерации, принятый в результате долгих дебатов с целью укрепить власть президента в РФ; но, как показала практика, не имеющий реальной юридической силы и имеющий целью лишь продемонстрировать видимость демократического механизма преемственности власти в стране, а на деле обходимый либо изменяемый по любому поводу».

Аналогичные наименования в англо-саксонском духе, полагаю, легко могут быть созданы для всех остальных нормативных актов РФ.
Обновить список комментариев

Комментарии (4)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
    • Юлия Петрова
    • 14 июля 2011, 16:39
    • -2
    Подобным образом можно высказаться относительно каждого закона в России. Учитывая волну негатива, которая способна сбить с ног своей мощностью при характеристики каждого нормативного акта в РФ, подобные высказывания не удивляют.

      • Не занудствуйте…

        Предложенное автором название Конституции — милейший образчик тонкого ненавязчивого юмора.

      • дотошное замечание:): при наименовании (конкретно для К РФ) практику было бы невозможно указать, а так согласен

          Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.