Найти

Адвокатская практика - обмен опытом, наболевшие вопросы

Евгений Шестаков: Почему я не адвокат

Казалось бы, любой успешный юрист сможет сдать адвокатский экзамен, так почему ни я, и вообще никто из почти пятидесяти юристов «Интеллект-С» не обладает адвокатским статусом? Разумнее бы было ключевых юристов фирмы сделать адвокатами, считают некоторые мои коллеги — руководители юридических фирм, подготовившись тем самым к введению ограниченной адвокатской монополии на оказание юридических услуг в России в будущем.

Однако, если мы поступим так, как рекомендуют уважаемые коллеги, то наша профессиональная деятельность, как это не удивительно, выйдет за пределы правового поля, т. е. «Интеллект-С» не сможет законно вести юридический бизнес, потому что ныне существующее нормативное регулирование адвокатской деятельности заниматься юрбизнесом запрещает. Я перечислю причины, мешающие частным юридическим консультантам и адвокатам стать ближе друг к другу.

Во-первых, законом адвокатская деятельность определена как некоммерческая — это чистой воды оксюморон, ведь адвокаты за свою юридическую помощь получают вознаграждение от доверителей. Мало того, они рекламируют свои услуги, конкурируют друг с другом в цене, качестве, профессиональной привлекательности — словом, ведут экономическую деятельность на свой страх и риск с целью извлечения прибыли.

Во-вторых, существование юридической фирмы в форме адвокатского образования невозможно по другой причине, также вытекающей из непредпринимательского индивидуального характера адвокатской деятельности: клиент ни в какой форме не может заключить соглашение об оказании адвокатской помощи напрямую с адвокатским образованием. Такое соглашение всегда заключается с конкретным адвокатом лично. Поэтому оказать качественную и квалифицированную юридическую помощь становится невозможно законно в случае, если, допустим, доверитель — коммерческая организация, которой требуется обширный взаимосвязанный комплекс разнообразных юридических услуг нескольких юристов, специализирующихся в различных отраслях права, а также сопутствующих услуг, в том числе технического характера, которые адвокат, в силу своего статуса, оказывать не имеет права.

В-третьих, адвокату прямо запрещено делить свой гонорар с другими адвокатами, а также нанимать других адвокатов, в некоторых случаях сообщать им информацию, охраняемую адвокатской тайной, давать им обязательные указания по порядку выполнения ими их поручений и другим образом пытаться организовать совместную работу над одним или несколькими делами.

В-четвертых, адвокат не может участвовать в капитале хозяйственных обществ и вести в них любую деятельность, в том числе управлять ими. То есть адвокаты никак не могут законным образом урегулировать свои отношения по поводу владения конкретным «адвокатским бизнесом», «адвокатской фирмой», а создание «прокладки» в форме ООО «Адвокатское бюро ИмяРек» для работы с коммерческим сектором — многие из известных адвокатских образований в России грешат этим — вопиюще незаконно с точки зрения норм, регулирующих адвокатскую деятельность.

Таким образом, создав коллегию адвокатов «Интеллект-С» или «наняв» адвокатов на работу в существующую юридическую фирму, я формально нарушу закон и поставлю под удар своих доверителей, создав повод для обвинений со стороны дисциплинарных органов адвокатуры в нарушении закона «Об адвокатской деятельности» и Кодекса этики адвоката. Но если бы адвокатская деятельность в России была бы законодательно урегулирована нормальным и соответствующим здравому смыслу и современным реалиям образом, как принято во всем цивилизованном мире, то мы бы поменяли свое отношение к формам ведения адвокатской деятельности.

Госпрограмма «Юстиция»

В последнее время в юридическом сообществе вновь заговорили о небезызвестной государственной программе «Юстиция», в соответствии с которой планируется реформировать разнообразные аспекты юридической жизни в России, включая рынок юруслуг. Согласно этому проекту, существует вполне реальная опасность введения адвокатской монополии по «жесткой схеме», путем одномоментного ограничения допуска на рынок юридических услуг юристов, не обладающих адвокатским статусом.

В свежей версии этого документа, в рамках первой части подпрограммы 1, касающейся реформирования рынка юридических услуг, не содержится ничего принципиально нового в сравнении с редакцией 2012 года. Если какие-то изменения и внесены, то они касаются, вероятно, бюджетно-финансовых аспектов реализации реформы.

Ясно только, что в случае утверждения государственной программы «Юстиция» в представленном виде, концепция реформы рынка юридических услуг в России появится в сентябре 2014 года, а проект соответствующего закона в сентябре 2015 года. Вероятность ее утверждения можно спрогнозировать, изучив соответствующие статьи федерального бюджета на 2014 год. В любом случае, раньше 2016 года каких-то существенных законодательных подвижек в регулировании рынка юридических услуг не предвидится. Мне кажется, что времени у юрсообщества еще достаточно, чтобы все заинтересованные стороны смогли высказаться и попытаться оказать конструктивное воздействие на будущий законодательный процесс.

Если же реформирование пойдет по «жесткой схеме» без общественного обсуждения, без реформирования института адвокатуры в целях приведения ее к современным бизнес-реалиям, то нам, представителям частного юридического консалтинга, все равно придется строем в нее идти — ничего не поделаешь. Но, по моему мнению, руководителям юридических фирм следует повременить уходить в тень, пытаясь интегрировать адвокатов в юридический бизнес — это незаконно и сопряжено с разнообразными, в том числе репутационными, рисками — тому есть множество известных примеров.

Глубинные возможные причины стагнации реформы

Тема реформирования рынка юруслуг стоит на месте уже 10 лет, и все это время адвокатура, заинтересованная в реформе сторона, проявляла крайнюю озабоченность несправедливым, по ее мнению, положением вещей. Учитывая это, ждать реальной реформы еще долго, несмотря на программу «Юстиция». Ее можно пока трактовать как декларацию о намерениях, так как в ней по-прежнему нет никакой конкретики, а, следовательно, и темы для новой предметной дискуссии. Чувствуется, что законодателю и регуляторам неинтересно всерьез заниматься такой ерундой, как рынок юруслуг — не пришло еще время, не накоплено большого количества, требующих немедленного решения, проблем из-за крошечного, меньше статистической погрешности, удельного веса юридического сектора в экономике России.

Чтобы понять, на каком уровне находится национальный рынок юруслуг, достаточно посмотреть на выручку его лидера (адвокатское бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры — прим. ред.), который зарабатывает в двадцать раз меньше, чем юрфирма номер один в США согласно AmLaw200 ($2,44 млрд, DLA Piper — прим. ред.), и чуть больше, чем аутсайдер этого рейтинга ($90,5 млн, Strasburger & Price — прим. ред.). При этом от начала списка до его конца снижение доходов американских юркомпаний происходит плавно, 20 юрфирм имеют выручку больше $1 млрд в год), а всего юрфирмы из AmLaw200 оказали юруслуг на сумму, приближающуюся к космическим $100 млрд.

В России же ситуация иная. Во-первых, лидеры национального юррынка не достигли сколь-нибудь сравнимого уровня по статистическим показателям с американскими юрфирмами второго эшелона. Во-вторых, разрыв в доходах между лидером и аутсайдером достигает двух порядков. В-третьих, классовое неравенство отмечается уже в первой десятке лидеров российского юрбизнеса, когда разница в выручке рядом стоящих юридических компаний кратна в разы. Общий объем рынка юруслуг в России мы не знаем даже приблизительно. По данным Росстата за 2012 год, у нас услуг правового характера населению якобы было оказано на 72 млрд руб., что составляет $2,25 млрд. Но государственная статистика отражает движение денежных средств по ОКВЭД, а известно, что в России участники экономической деятельности под видом оказания юруслуг прикрывают другого рода операции, пользуясь тем, что практически невозможно доказать факт их неоказания в действительности, если все документы в порядке. Однако даже если признать „росстатовскую“ цифру соответствующей действительности, то сравните ее с выручкой в $100 млрд двухсот компаний в США.

О необходимости реформирования

Я считаю, что рынок юридических услуг России еще не созрел для полномасштабной реформы — для введения адвокатской монополии. Резкое изменение правил игры в пользу адвокатов в сложившихся условиях неразумно и несправедливо.

Дело в том, что актуальная ситуация на рынке юридических услуг складывалась на протяжении более чем двадцати лет с ноля, одновременно с развитием рыночной экономики в России и по рыночным правилам. Естественным образом сформировалось две группы участников рынка — юридические фирмы и адвокатские образования. Развилась перекрестная конкуренция между группами и внутри групп: юридическая фирма, например, может конкурировать как с другой юридической фирмой, так и с адвокатским образованием, и наоборот. Причем у адвокатов уже есть неоспоримое преимущество в отношении наиболее финансово емких услуг, в отношении наиболее, как говорят адвокаты, „платежеготовых клиентов“ — я имею в виду существующую адвокатскую монополию в уголовно-правовой сфере.

Так вот, представьте, что с завтрашнего дня юридические фирмы становятся вне закона, а их долю рынка занимают адвокаты. Все это происходит в один день, с даты вступления в силу соответствующего закона. Разумно? Справедливо? Приведет ли такая реформа к декларируемым целям повышения доступности юридической помощи и улучшению качества юридических услуг? Однозначное „нет“ на все вопросы. Государство в нарушение сложившихся на данный момент „законов природы“ на отдельно взятом рынке юруслуг, возникшем одновременно с рыночной экономикой в России, вмешивается в существующую „экосистему“, ограничивает конкуренцию, ограничивает доступ одних участников на рынок юридических услуг в пользу других. Ссылка на зарубежный, а именно — англосаксонский опыт здесь неуместна, так как там юрбизнес изначально развивался в условиях адвокатской монополии, поэтому никто никого не вытеснял с рынка, не дарил „завоеваний“ конкурентов. У нас же, повторюсь, ситуация иная: юридический бизнес без адвокатской монополии сформировался и успешно существует более двадцати лет.

Такое резкое вмешательство не может не сказаться на цене юридических услуг — она однозначно увеличится, такое вмешательство неминуемо сделает юруслуги менее доступными. Доказывает это обыкновенная арифметика: если количество участников рынка сократится вдвое, а спрос на юридические услуги останется на прежнем уровне, то стоимость возрастет существенно, ведь единственный ресурс, который могут предложить адвокаты своим доверителям — это время. И, согласитесь, нельзя в одну единицу времени оказывать юридическую помощь нескольким доверителям.

Кроме того, Минюст сам, прямо в тексте программы „Юстиция“ возлагает ответственность за периодически неудовлетворительное качество юруслуг на обоих действующих участников рынка: мол, частный юридический консалтинг неподконтролен, не связан законодательными дисциплинарными нормами, а адвокатская деятельность, несмотря на подконтрольность, не обеспечивает в должной мере качественность и квалифицированность юридической помощи и вообще, адвокатура нуждается в „чистке рядов“. Подумайте, коллеги, что будет с качеством юруслуг, если одномоментно на рынке останутся только адвокатские образования в их нынешнем состоянии. В лучшем случае качественные характеристики останутся на прежнем уровне.

На фоне нынешних страшилок и манипуляций фактами о вопиющем положении вещей на рынке юруслуг, вспоминается прежняя главная страшилка, такая же выдуманная: „Если мы в России не введем адвокатскую монополию прямо сейчас, то при вхождении России в ВТО российский юрбизнес исчезнет и будет поглощен западными юридическими компаниями“. Вот мы вступили в ВТО и что?

Приведет ли такая реформа к созданию единой и сплоченной юридической корпорации? Опять же нет. По моему мнению, в случае, когда объединение носит насильственный и несправедливый характер, то ограниченные в возможностях юристы юрфирм не будут чувствовать себя полноценными, равными адвокатам со стажем.

Я считаю, что если признать объединение в одну корпорацию необходимым, то оно тогда должно быть равным и справедливым, что процесс объединения должен учитывать сложившееся положение вещей и не нанести вред интересам какой-либо из сторон и их доверителям. Такое возможно, если к обсуждению и совместной работе над программой привлекать не только представителей адвокатского сообщества, но и представителей частного юридического консалтинга.

Автор — Евгений Шестаков, управляющий партнер группы правовых компаний „ИНТЕЛЛЕКТ-С“
  • +2
  • 24.01.2014, 11:07
  • Администратор блогов
Обновить список комментариев

Комментарии (127)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Государство должно заботиться не об «исполнителях» юр.услуг (будь то адвокаты или «частники»), а о «заказчиках» этих услуг. Именно интересы последних и должны быть защищены. Причем, сделать это и несложно, и не дорого. В первую очередь — приравнять граждан-заказчиков юр.услуг к потребителям. К слову сказать: адвокаты категорически против этого — размахивают своим «некоммерческим» статусом. И второе: узаконить взыскание убытков «исполнителей» за некачественные юр.услуги. При этом ввести субсидиарную ответственность юрлица и конкретного юриста-исполнителя.

    Ответить

    • Абсолютно согласен с предыдущим комментатором в том, что во главу угла надо ставить, прежде всего, интересы заказчика. А он более защищен в отношениях с адвокатом, прежде всего, из-за наличия у адвокатов обязательных этических норм, не соблюдая которые можно лишиться доступа к профессии (при наличии адв. монополии), а также из-за более ограниченного доступа правоохр. органов к адв. образованию. Как личный пример. Когда-то я участвовал в продаже известных товарных знаков. Знаки были проданы. Но у нас с клиентом возникло недопонимание по размеру моего вознаграждения. Я понял наше соглашение так, что все, что выше указанной им цены продажи (а поиск клиентов и договоренность с ними были также моей обязанностью) — мой гонорар. Он — что это в любом случае % от цены продажи. Если бы я не был адвокатом, я бы отказал и, думаю, ему бы отказал и суд. Но как адвокат, ради адв. репутации в корпорации, я вернул крупную сумму, пойдя ему навстречу.

      Ответить

        • Уважаемый Владимир, ваш пример — как раз против «адвокатской монополии». Весьма спорно (как минимум). что услуга, которую вы оказали (исходя из вашего изложения) вообще относится к «правовой помощи». Это типичная посредническая сделка в купле-продаже: поручение, агентирование. И в арбитражном суде вы вряд ли нашли бы понимание, в том числе по способу формирования цены услуг. Как известно, стоимость услуг адвоката в первую очередь зависит от трудоемкости, а не от результата.
          Однако лишать практикующего (профессионально зарабатывающего) юриста права оказывать услуги в «смежных» сферах — это, как минимум, нерационально. Именно поэтому «адвокатская монополия» — это попытка внедрить технологии прошлого века.

          Ответить

        • Бедное ВТО. GATT-то чем угрожает юридическому бизнесу России?

          Ответить

            • Наталья, Александр Муранов в своих работах обещал, что с вхождением в ВТО без адвокатской монополии, ILFы заберут всех клиентов или почти всех. Это будет катастрофа

              Ответить

            • Хронология холивара:
              1. РАПСИ «Саморегулирование юристов против адвокатской монополии». rapsinews.ru/legislation_publication/20100925/ 250766038.html
              2. Право.RU «Должны ли адвокаты обладать монополией на юруслуги?» pravo.ru/review/view/40979/
              3. Право.RU «Коновалов обещал примерно такой подход, но вряд ли судьи согласятся вступать в адвокатуру» pravo.ru/court_report/view/77780/
              4. Право.RU «Слова о вмешательстве или засилье государства в адвокатуре — неправда» pravo.ru/review/view/82873/
              5. Право.RU «Адвокатской монополии назначили срок» pravo.ru/review/view/100790/
              Право.RU
              6. Право.RU «Практикующих юристов можно объединить в адвокатуре за два года» pravo.ru/review/face/view/100894/
              7. Право.RU «Почему я не адвокат» blog.pravo.ru/blog/legal_experience/29453.html

              Ответить

              • Евгений Шестаков прав. Случись такая «реформа», будут потеряны не только часть клиентов, но и кадров. При этом, юридические услуги, как факт реализуемые в обороте, придется исключать. Защита прав не единственное, что требуется
                потребителю этого дорогого и специфического продукта. Адвокат де-факто не юридические услуги представляет. Так же, позвольте заметить, «судебное представительство», при введении «адвокатской монополии», совсем не то, что под этим подразумевается, когда сравнивают, скажем, «англосаксонские», «американские», «европейские» и Российские реалии.

                Ответить

                • Андрей, печатают же, значит интересует. Уже четыре года как топикстартер в публичной плоскости этой темы со стороны частнопрактикующих юристов. Может пора уже коллегам объединиться, чтобы не хоть какое-то воздействие оказать на царскую волю…

                  Ответить

                    • Евгений, давно пора. Но как? Что Вы предлагаете?

                      Ответить

                        • Максим, я предлагаю поднимать дискуссию до невообразимых высот. Писать статьи. Хотелось бы, чтобы федеральные влиятельные юрфирмы включили свое влияние. Я не Пепеляев и не Афанасьев, у меня политический вес равен нулю. Если «вольные юристы» — это абсолютно неорганизованная инертная сила, которая только умеет злобно шипеть на адвокатов в комментариях, то она заслужит то регулирование, которое готовит ФПА.
                          Монополия все равно наступит, но нужно, чтобы она была нормальной, чтобы адвокатура была рабочим инструментом для юрбизнеса, чтобы профессиональных «вольных юристов» конвертнули, в нормальную, предварительно отчистившуюся, адвокатуру.

                          Ответить

                            • Согласен. Думаю над вариантами.
                              «Необходимо принять решительную меру к обузданию и ограничению адвокатского произвола, поставив поверенных в строгую дисциплину перед судом. Вольность этой профессии дошла до того, что адвокаты, эксплуатируя своих клиентов в видах личной наживы, в то же время терроризуют на суде и судей, и обвинителей, и свидетелей, возбуждая публику искусственными приемами, действующими на нервы. К этой профессии, в коей легко приобресть и популярность, и деньги, стремятся наиболее способные и решительные люди, так что суд, который по большей части состоит из людей слабейшего характера, — не в силах противиться натиску адвокатского красноречия, прибегающего к софизмам и театральным приемам для достижения своей цели. Давно уже пора принять меры против этого сословия, которое всюду, где ни распространялось, представляло величайшую опас¬ность для государственного порядка. И меры эти должны быть на первое время крутые и решительные, дабы можно было разом остановить развитие этого опасного элемента в государстве».
                              Это в паузе, почитать. К будущим публикациям. :)

                              Ответить

                        • Спасибо господину Шестакову за такую толковую статью.
                          Разработчики «нового адвокатского порядка» игнорируют в том числе Постановление Конституционного Суда РФ от
                          16 июля 2004г. N 15-П…
                          Пора объединиться, чтобы воздействовать на царскую волю…++++++

                          Ответить

                          • Автор статьи не совсем видимо знает законодательство адвокатуры:
                            1) "Во-вторых, существование юридической фирмы в форме адвокатского образования невозможно по другой причине, также вытекающей из непредпринимательского индивидуального характера адвокатской деятельности: клиент ни в какой форме не может заключить соглашение об оказании адвокатской помощи напрямую с адвокатским образованием. Такое соглашение всегда заключается с конкретным адвокатом лично. Поэтому оказать качественную и квалифицированную юридическую помощь становится невозможно законно в случае, если, допустим, доверитель — коммерческая организация, которой требуется обширный взаимосвязанный комплекс разнообразных юридических услуг нескольких юристов, специализирующихся в различных отраслях права, а также сопутствующих услуг, в том числе технического характера, которые адвокат, в силу своего статуса, оказывать не имеет права".
                            — Это кто Вам такое сказал?
                            ч. 5 ст. 23 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» соглашение об оказании юридической помощи с доверителем заключается управляющим партнером или иным партнером от имени всех партнеров на основании выданных ими доверенностей.

                            2) "В-третьих, адвокату прямо запрещено делить свой гонорар с другими адвокатами, а также нанимать других адвокатов, в некоторых случаях сообщать им информацию, охраняемую адвокатской тайной, давать им обязательные указания по порядку выполнения ими их поручений и другим образом пытаться организовать совместную работу над одним или несколькими делами."
                            — Вы делите свою зарплату по трудовому договору со своими коллегами? Вот и адвокат не делит, но при этом он обязан делать отчисления как в ФПА, так и в палату субъекта и на нужды адвокатского образования в котором он осуществляет деятельность. Аргумент в статье- никакой.
                            — Что значит нанимать других адвокатов? В соглашении об оказании квалифицированной юридической помощи, может быть указано, что Доверитель разрешает привлекать иных лиц в том числе адвокатов и иных специалистов для исполнения соглашения. И если такие «Соисполнители» будут привлечены, на них также распространяется адвокатская тайна. Причем практика уже устоялась и крупные клиенты только за.

                            3) "В-четвертых, адвокат не может участвовать в капитале хозяйственных обществ и вести в них любую деятельность, в том числе управлять ими. То есть адвокаты никак не могут законным образом урегулировать свои отношения по поводу владения конкретным «адвокатским бизнесом», «адвокатской фирмой», а создание «прокладки» в форме ООО «Адвокатское бюро ИмяРек» для работы с коммерческим сектором — многие из известных адвокатских образований в России грешат этим — вопиюще незаконно с точки зрения норм, регулирующих адвокатскую деятельность."
                            — ч. 3 и ч. 4 ст. 23 ФЗ № 63 Адвокаты, учредившие адвокатское бюро, заключают между собой партнерский договор в простой письменной форме. По партнерскому договору адвокаты-партнеры обязуются соединить свои усилия для оказания юридической помощи от имени всех партнеров.
                            В партнерском договоре указываются:
                            1) срок действия партнерского договора;
                            2) порядок принятия партнерами решений;
                            3) порядок избрания управляющего партнера и его компетенция;
                            4) иные существенные условия.

                            Ответить

                              • Александр, приветствую.
                                Отвечаю на ваши доводы.
                                К вашему вступлению.
                                Действительно, я не знаю «законодательство адвокатуры», учитывая, что её деятельность регулирует единственный дырявый 63-ФЗ, изменить по-человечески который нет желания у адвокатского сообщества)). Плюс еще и совершенно пустой КПЭА (правила оказания юридических услуг нашей компании занимает несравнимо больший объем, чем все эти перечисленные нормативные акты вместе взятые). Такое положение вещей устраивает адвокатуру полностью, так как дает полный произвол в трактовании и применении норм. Я действительно слабо знаком с практикой применения дисциплинарными органами адвокатуры этих правовых актов, знаю только, что регулярно оказывается давление на адвокатов, ведущих гражданские и уголовные дела против доверителей влиятельных адвокатов из адвокатских палат (особенно региональных). Давление осуществляется вплоть до лишения статуса неугодных адвокатов за нарушение тех профессиональных обязанностей, которые нарушаются другими регулярно. Обжалование не помогает, ибо с таким пустым законодательством общие суды проштамповывают решения дисциплинарных органов адвокатуры. Например, лишают статуса за участие в уставном капитале хозяйственного общества, оказывающего юруслуги. Тем не менее не секрет, что большинство известных в России адвокатских образований имеют «близнецов», коими выступают одноименные хозяйственные общества. Через них известные адвокаты ведут свой известный «адвокатский бизнес» (ряд адвокатов даже не стесняются быть участниками этих обществ). Вы можете сами самостоятельно поискать такие ооошки в ЕГРЮЛе на www.nalog.ru (по полным названиям адвокатских образований). На такую «предпринимательскую деятельность» одних адвокатов глаза закрываются, другие же свободно занимаются юрбизнесом. Часто такие ООО и ЗАО оформлены на родственников адвокатов или их партнеров по юрбизнесу, не обладающих статусом. ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, что все нормально и чисто — формально может быть, но по-сути — нет. Ибо КА «Пупкин и партнеры» и ООО «Пупкин и партнеры» фактически управляются одними и теми же людьми. А те, на кого они формально записаны — номиналы. Нормально, да? Извините, продолжение позже.

                                Ответить

                                  • Евгений, я не оспариваю факт адвокатского бизнеса. Кроме того, с сожалением это признаю и считаю преступным.
                                    Также хочу сказать, что я за реформирования адвокатуры, так как в нынешнем виде она не достигает тех целей и задач которые стоят перед ней. Я считаю, что 63-ФЗ должен быть полностью переписан, а лучше всего принять новый закон.
                                    Кроме того, я категорически против адвокатской монополии. Адвокатом должны быть только те кто участвует в уголовных делах. Загонять всех юристов под одну «крышу» это глупо, непрактично и коррупционно.
                                    В своем комментарии я высказал, свою субъективную позицию, только по содержанию отдельных частей статьи, которые мне показались несоответствующими действительности (или просто слишком однобоко представленными)

                                    Ответить

                                    • Александр Исаев! Извините, что так обращаюсь, в беседе несколько ваших тёзок.
                                      Что касается моего «во-вторых».
                                      2) Действительно, я передергиваю, как и другая сторона в дискуссии. Кстати, не вполне сознательно, так как у меня в голове есть картинка, а я её описываю.
                                      Из всех форм ведения адвокатской деятельности наиболее культурной и современной является адвокатское бюро. В нем управляющий партнер может действовать от лица всех партнеров ПО ДОВЕРЕННОСТИ. ПО ДОВЕРЕННОСТИ ОТ НИХ заключать соглашения об оказании юридической помощи. Т.е. он их представитель, агент. Не бюро оказывает юрпомощь, а адвокаты. Ответственность по таким соглашениям от лица партнеров, указанных в соглашении, СОЛИДАРНАЯ у всех партнеров бюро.
                                      Спрашивается, как работать с такой формой.
                                      Кроме того АБ не может иметь филиалы и представительства в других городах. Для этого есть коллегии. А в коллегиях соглашения заключаются напрямую с каждым адвокатом! У нас пять офисов по стране, например. АБ не подходит, а КА — извращение.

                                      Ответить

                                        • Есть выход — оказывать квалифицированную юридическую помощь, либо ограничивать размер возмещаемых убытков либо страховать ответственность.
                                          Запретов бюро иметь филиал (прямо предусмотрен в законе об адвокатуре) или представительство (предусмотрен законом о нко) не имеется.

                                          Ответить

                                          • Юристы, они ведь креативные, найдут решение! Я не думаю, что у Ваших клиентов возникают вопросы, что такое «управляющий партнер группы компаний», если так называется должность единоличного исполнительного органа ООО, то как это должностное лицо может контролировать группу компаний, почему название должности похоже на юридически закрепленное название соответствующей должности в адвокатском бюро, а не как обычно — директор либо гендиректор, как распределяются доходы в ООО среди партнеров, если они не участники? Я думаю, что ответы на эти вопросы Вами найдены, поэтому и организовать свою деятельность в рамках закона об адвокатуре Вам также не составит труда, а, наоборот, будет легче.

                                            Ответить

                                              • Хотелось бы, Александр, не мудрить. Хотелось бы, чтобы у юристов в корпорации было все правильно и идеально. А не на коленке, не в обход закона. Хочется, чтобы на белом коне. Юристам из юрфирм, а также их клиентам, не нужны риски, связанные с наездом на бизнес юридический. Наличие проблем в бизнесе влияет на независимость конкретных юристов. Им будет не до доверителей, когда к ним будут претензии, связанные с незаконностью их деятельности.

                                                Ответить

                                                  • Евгений, так адвокаты и информация их клиентов защищена по закону от «наездов». Все просто — вот клиент, вот адвокат или адвокаты (бюро), вот их помощники, но за качество услуг отвечает адвокат, клиент приходя к адвокату (беру самые многочисленные случаи обращения клиентов просто с улицы) предварительно должен быть уверен, квалификация этого юриста уже подтверждена.
                                                    Я не противник юридического бизнеса, у меня также много вопросов, связанных с деятельностью бюро (ассоциация адвокатов, распределение доходов между партнерами и т.п.), но я также отдаю себе отчет, что у государства задача намного шире — повышение качества оказываемой юридической помощи.
                                                    Объединение же практикующих юристов в одной корпорации в конечно итоге должно помочь нам же, так как единым фронтом легче чего-то добиться, нежели действовать врозь (адвокатура и СРО)

                                                    Ответить

                                                • Евгений, вот тут я с Вами согласен, доверенность от партнеров на право заключения соглашений глупость несусветная и поэтому считаю, что ФЗ № 63 необходимо менять.
                                                  Что касается филиалов Адвокатского бюро, то тут на мой взгляд вы не правы, поскольку филиалы адвокатского бюро создавать можно, правда в филиале должны быть адвокаты внесенные в реестр адвокатов того субъекта где находится филиал (ч. 2 ст. 23 ФЗ № 63 К отношениям, возникающим в связи с учреждением и деятельностью адвокатского бюро, применяются правила статьи 22 ФЗ № 63, если иное не предусмотрено настоящей статьей, а иное не предусмотрено, а также это прослеживается в Рекомендациях Совета ФПА от 23.06.2005г.).
                                                  .

                                                  Ответить

                                                    • Это смотря как трактовать положения п. 5 ст. 23 Закона об адвокатуре «Соглашение об оказании юридической помощи с доверителем заключается управляющим партнером или иным партнером от имени всех партнеров на основании выданных ими доверенностей. В доверенностях указываются все ограничения компетенции партнера, заключающего соглашения и сделки с доверителями и третьими лицами.
                                                      », кто все-таки действует на основании доверенности — управляющий партнер или все же иной партнер. По моему все-таки, иной партнер должен иметь доверенность.

                                                      Ответить

                                                • Про «во-вторых».
                                                  Александр, по-моему очевидно. Я — директор юрфирмы хочу нанять адвоката в штат, чтобы он ходил на работу и работал по поручениям юрфирмы, соблюдал ПВТР, чтобы я мог его контролировать, стимулировать. Это нельзя ни в существующих адвокатских образованиях, ни как. Адвокат — это такая личность, суверенитет которой излишне защищен статусом, что делает его абсолютно не приспособленным для управления им в коллективе. Также его не смешать ни с чем, ибо он из-за своего статуса не растворяется, а плавает сверху, как масло в воде.
                                                  Довод про зарплату у вас у самого никакой)). Или вы вы вообще не отличаете зарплату за трудовую функцию от вознаграждения адвоката. Зарплатой никто не делится — тут вы правы — зарплату раздаёт юрфирма дважды в месяц, вычленяя её из дохода от юридических услуг, зарплата в юрфирме — это расходы, как и аренда, реклама итп (часть себестоимости услуги). А гонорар дает адвокату доверитель. Чувствуете разницу?

                                                  Ответить

                                                    • Это про «в-третьих»

                                                      Ответить

                                                        • «В-четвертых» — я уже ответил в первом возражении про кооператив адвокатов «Светлый путь» (см.выше). Дополню, что партнер партнеру рознь, что не все адвокаты одинаково полезны, не у всех адвокатов равноценный вклад в конкретном партнерстве (АБ), равноценный доход, равноценные клиенты, равноценно денежные практики… Значит одни адвокаты (партнеры) в адвокатском бюро, по законам экономики должны быть более равными, чем другие. Эта неодинаковая равность должна быть закреплена в документах (порядок голосования, распределения доходов АБ (которых, кстати, быть не может быть пока в принципе от осуществления юрпомощи, так как само бюро не оказывает помощь). Это все невозможно реализовать пока в принципе из-за кривого закона.
                                                          В общем нужна такая форма как адвокатская фирма (с прибылью, ПВТР, распределением доходов, наймом/увольнением, с отдельной, самостоятельной правоспособностью от адвокатов в ней работающих).

                                                          Ответить

                                                            • То есть имеет смысл отойти от заезженных фраз о том, что «был в суде и разгромил адвоката, поэтому все адвокаты низкой квалификации».
                                                              Поднятый вопрос мены также интересует. Может даже имеет смысл сделать отдельную ветку обсуждения внутрикорпоративных отношений адвокатов в бюро.
                                                              Вроде бы Г. Резник говорил, что такая форма образования как адвокатское бюро может решить вопросы бизнес-адвокатуры. А может, действительно, закрепить все нужное в партнерском договоре, тем более, что жестких требований к нему не имеется (и вся внутренняя кухня может остаться тайной для третьих лиц :)) Работают же крупнейшие бюро уже не первый год.

                                                              Ответить

                                                      • Адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам (далее — доверители) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.
                                                        Вот собственно и все.
                                                        Требуется, например, патентный поверенный, а в суде, что, адвокат будет представительствовать?
                                                        «законодательство адвокатуры» — это, коллега, хватил.

                                                        Ответить

                                                        • Смирись.

                                                          Бери пример с крупных юркомпаний. :-)

                                                          Ответить

                                                          • Мдя, коллеги… Написано, конечно, красиво…
                                                            Но дискуссию по этой теме в разрезе терминов — польза, целесообразность, справедливость и т.п. считаю малоперспективной, если не сказать — бесполезной.
                                                            По крайней мере, имеющие жизненный опыт люди прекрасно понимают, что речь идет о банальном переделе рынка… И усилении контроля над ним.
                                                            Какая польза для потребителей? Какая справедливость? Вы о чем? Любой участник экономических отношений мечтает стать монополистом. И не просто допускает, а желает наступления тех самых негативных последствий — уменьшении величины предложения на рынке, увеличения цены и др. А чиновник уполномочен всех построить в одну шеренгу и заставить шагать строем. В полном соответствии с указаниями партии и правительства. И экономический интерес тоже есть — столько коров, которых можно доить, а они, вишь ли, сами по себе живут и молоком не делятся. Непорядок… Короче: что можно попилить — будет попилено, что можно стырить — будет стырено. И как кто-то сказал выше — о принятом решении вам сообщат. А кто будет про почту, телеграф и телефон писать — обвинят в экстремизме и посодют на всю оставшуюся жизнь. Благо, сейчас есть для этого шикарная, бурно развивающаяся нормативная база. И заметьте — всё будет делаться только для блага народа и во имя процветания родины. Так будет написано в гос. программах и разъяснено нужными людьми по зомбоящику. Опять же — деньги ж на это выделят… Опять жеж можно попилить. Короче — одни прелести.
                                                            Нам же остается, как и всем в этой стране, думать — как адаптироваться в новых условиях. Ну, поживем — увидим.

                                                            Ответить

                                                            • Евгений, спасибо за поднятую тему!
                                                              Очевидно же, что адвокатская монополия не принесет ничего хорошего потребителям, только создаст проблемы и дополнительные коррупциогенные факторы. Все к чему прикасается указующий перст Минюста, начинает загнивать. Вот если бы адвокатура была тем местом, куда хотелось бы вступить… Но к сожалению, это не то место, поэтому приходится туда загонять юристов принудительно, как бессловесную скотину. И большинство юристов, молча, идут в указанном направлении. «Интеллект-С» я понимаю. Ребята вложили душу в свое дело, создали крепкое хозяйство (бренд ), а их принуждают вступить в колхоз!

                                                              Ответить

                                                                • Странно слышать от юриста голословные утверждения (по крайней мере при обсуждении темы в профессиональном сообществе), если есть доказательства сказанного Вами, приведите их.
                                                                  В том то и дело, что обсуждаемая проблема надуманна, противниками введения «адвокатской монополии» (хотя ни по форме, ни по содержанию это монополией не является) либо защищаются свои имущественные интересы, либо неуверенность в своей квалификации, либо «потому, что гладиолус» (или баба яга — против).

                                                                  Ответить

                                                                    • 1. Голословные утверждения? Вам мало аргументации? Вам тут все по полочкам разложили, Евгений в своей публикации, пользователи в своих комментариях.
                                                                      2. Чем вас не устраивает тот факт, что люди отстаивают свои законные имущественные интересы и право не платить за воздух очередному монополисту имеющему доступ к телу Минюста. У вас лично, какой интерес во введении монополии, кроме заботы о благе народа?
                                                                      3. Детский аргумент про неуверенность в своей квалификации, отклоняется, это из разряда «сам дурак». Не будем переходить на личности, и фантазировать о том, чего не знаем.

                                                                      Ответить

                                                                        • Андрей, как то не нашел логичной и обоснованной аргументации на «Очевидно же, что адвокатская монополия не принесет ничего хорошего потребителям, только создаст проблемы и дополнительные коррупциогенные факторы. Все к чему прикасается указующий перст Минюста, начинает загнивать. Вот если бы адвокатура была тем местом, куда хотелось бы вступить… », все лишь предположения заинтересованных лиц.
                                                                          По поводу имущественных интересов юристов я не имею ничего против, я лишь говорю о том, что в таком случае незачем ссылаться высокие материи как снижение уровня оказания юридической помощи и последующее (после введения «адвокатской монополии») ущемление прав потребителей, необходимо честно сказать: 1. я вложил в свою юрфирму кучу времени и сил, 2. имеющиеся у меня сотрудники — юристы, работают по трудовому договору, что позволяет мне как работодателю четко контролировать их действия; 3. своим сотрудникам — юристам я плачу заработную плату, прибыль мой юрфирмы идет мне как участнику общества, 4. мои сотрудники — юристы в настоящее время самостоятельно представляют интересы клиентов мой юрфирмы в судах, что позволяет выполнить больше поручений и, как следствие, получить больше прибыли мне как участнику (собственнику) общества. И мне как участнику общества (собственнику юрфирмы) такая «адвокатская монополия» не нужна потому что: 1. я буду вынужден действовать в рамках адвокатского бюро в котором: 1. необходим партнерский договор, который определяет права адвокатов-партнеров, 2. представлять клиентов бюро могут адвокаты-партнеры, а для этого мои действующие юристы должны получить соответствующий статус со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде контроля адвокатского сообщества за качеством их работы и, возможно, повышением оплаты их труда со стороны бюро, а может быть не все сотрудники, ведущие дела клиентов от имени юрфирмы, удовлетворят квалификационным требованиям (отсутствие стажа, наличие судимости и т.п.).
                                                                          Это мое мнение, почему крупные юридические фирмы придумывают все новые и новые аргументы против «адвокатской монополии». Хотя на юридическом поле действует и более крупная рыба — крупнейшие адвокатские бюро, которые как-то решили обрисованные проблемы/

                                                                          Ответить

                                                                    • Запретить юристам, не имеющим статус адвоката, участвовать в судебных заседаниях — это значит проигнорировать гарантированные конституцией права на судебную защиту и на квалифицированную юридическую помощь.

                                                                      Говорить о том, что юристы, не имеющие статуса адвоката, обладают недостаточными знаниями для ведения дел, неправильно.

                                                                      Извините, юрист юристу рознь: есть и юристы, не имеющие статуса адвоката, но являющиеся блестящими специалистами в материальном и процессуальном праве, есть и адвокаты, которые недостойны такого статуса.

                                                                      На мой взгляд, отсутствие «корочек» не говорит об отсутствии знаний и умений.

                                                                      Кроме того, если уж вводить такое правило, то нужно подумать о бедных, социально-экономически незащищенных слоях населения.

                                                                      У одинокой бабушки случилась беда, а денег на адвоката нет, как будет лучше: пойти ей в процесс одной или с соседом – студентом юр. академии?

                                                                      Мне кажется, ответ очевиден.

                                                                      Не думаю, что пришло время вводить адвокатскую монополию…

                                                                      Ответить

                                                                        • А может случиться ситуация, что эта бабушка, после «квалифицированной» защиты студента-юриста, вообще заречется когда-либо вообще обращаться в суд за защитой своего нарушенного права.
                                                                          И не проще ли обратится за бесплатной помощью либо в адвокатское образование либо в гос. бюро?

                                                                          Ответить

                                                                            • Давайте не будем максималистами. Понятно, что студенту может не хватить знаний для помощи. Но бабушка сама себя то точно не защитит.
                                                                              Адвокаты тоже вредят свои клиентам и, наблюдая за ними в судебных заседаниях, можно только удивляться как они вообще получили диплом. И при этом за свою «помощь» они получают немалые гонорары.
                                                                              Чем статус адвоката ( в том проявлении, в котором он есть сейчас ) поможет гарантировать квалифицированную юридическую помощь?
                                                                              На всех бедных не хватит адвокатов, готовых оказывать услуги бесплатно, да и не за каждое дело они возьмутся.

                                                                              Ответить

                                                                                • Такое вот предложение для реализации конституционного права на квалифицированную юридическую помощь. Сделать это через оказание бесплатной юридической помощи гражданам в рамках госструктур. В муниципальных образованиях, например. Пусть туда юристов набирают и платят им з/п, тогда любые требования можно к квалификации предъявлять. Хоть каждый год пусть экзамены сдают. И все для граждан бесплатно, функция государства выполнена все мечты сбылись. Может к этому все и идет.

                                                                                  Ответить

                                                                                    • Cогласна. И хотелось бы вначале наладить работу организаций, оказывающих бесплатную юридическую помощь, и только потом потом вводить монополию. А это долгие-долгие годы…

                                                                                      Ответить

                                                                                    • Право на судебную защиту государство обеспечивает наличием судом и судей прошедших отбор и сдавших экзамен, а в фразе квалифицированная юридическая помощь, акцент применительно к нашему спору, стоит на слове «квалифицированная», так вот у государства наконец-то (с 1995 года) снова возникло желание урегулировать вопрос.

                                                                                      Ответить

                                                                                        • Мне нравится ход Ваших мыслей, но согласиться с Вашими утверждениями я все равно не могу.
                                                                                          Право на судебную защиту гарантируется не только наличием судов.
                                                                                          Вы хотите обратиться к истории? Я не против. Вспомним норму, существовавшую в АПК: к участию в судебных заседаниях допускались только штатные сотрудники организации, либо лица, имеющие статус адвоката. И Конституционный суд признал данную норму, противоречащей положениям Конституции РФ (в том числе нарушающим право на судебную защиту).
                                                                                          Таким образом, запрет лицам, не имеющим статус адвоката, представлять интересы доверителей в судебных заседаниях преждевременен.

                                                                                          Ответить

                                                                                  • Постоянно обращаются люди, которым представители (юристы) «запороли» выигрышные дела и, поверьте, виновников-адвокатов не меньше чем юристов без статуса. Вообще, кто мешает использовать существующие механизмы регулирования, например, Закон о защите прав потребителей? Зачем городить над юристами новую «крышу» из «органов», которые в своей сфере не могут порядок навести? Поставьте перед Роспотребнадзором задачу по наведению порядка на рынке юруслуг, заставьте работать закон о ЗПП. На рынок выйдут новые «санитары леса» юридические агентства и общества защиты прав потребителей юруслуг (НКО) которые сами будут чистить этот рынок и получать штрафы с юристов неучей.
                                                                                    P.S. Да и не мешало бы с качеством работы адвокатов разобраться…

                                                                                    Ответить

                                                                                    • Несколько замылили немаловажный факт — адвокаты более управляемы, на них можно давить через органы адвокатского сообщества, тогда как на обычных юристов рычагов воздействия фактически не имеется.

                                                                                      Ответить

                                                                                      • Коллеги, постоянно вспоминающие достопамятное постановление Конституционного суда!
                                                                                        Перестаньте на него ссылаться в контексте того, что суд признал адвокатскую монополию неконституционной!
                                                                                        «Основания, по которым КС РФ пришел к выводу о неконституционности ч. 5 ст. 59 АПК. В основу Постановления было положено, во-первых, то обстоятельство, что в выборе представителя ограничены только организации, а участвующие в арбитражном процессе на тех же самых основаниях индивидуальные предприниматели не ограничены, а во-вторых, тот факт, что организации не ограничены в выборе представителей в рамках гражданского процесса в тесном смысле слова, а также в рамках производства по делам об административных правонарушениях и при рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе. Исходя из этого, суд пришел к выводу о нарушении оспариваемыми положениями АПК РФ ст. 19 Конституции РФ о равенстве граждан перед законом и судом и недопустимости их дискриминации по любым основаниям, в том числе по способу организации своей законной экономической деятельности. В то же время КС не признал неконституционной саму по себе адвокатскую монополию, наоборот, прямо указал на то, что государство вправе устанавливать определенные требования к представителям, исходя из особенностей того или иного вида судопроизводства, как, например, это сделано для защитника в уголовном процессе.
                                                                                        Поэтому явно необоснованны высказывания некоторых юристов, излагаемые, в частности, в ходе интернет-дискуссий, о том, что указанное Постановление КС № 15-П препятствует любым инициативам по введению в России адвокатской монополии. Ничего подобного: если выбор представителя будет ограничен для всех участников процесса и в рамках всех видов судопроизводства, то ни о каком неравенстве уже говорить будет нельзя и препятствия для введения монополии отпадут.
                                                                                        Здесь тот же самый КС вполне может указать на то, что оказание юридических услуг в целом является деятельностью, предъявляющей к осуществляющим ее лицам особые квалификационные требования, конкретная форма выражения которых вполне может заключаться и в наличии у таких лиц адвокатского статуса.» © Александр Латыев, журнал «Закон» library.zakon.ru/publication/igzakon/4089

                                                                                        Ответить

                                                                                          • Добрый день, Евгений. Вы правильно ориентируете участников обсуждения. Уповать на КС в этом смысле не стоит. Надо будет обосновать — они обоснуют.

                                                                                            Ответить

                                                                                          Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.