Найти

Мысли обывателя

История Российской Адвокатуры. Людологический обзор.§3. Реформы Александра II , учреждение и развитие отечественной адвокатуры.

§3. Реформы Александра II, учреждение и развитие отечественной адвокатуры.
Крестьянская реформа 1861 имела определяющее значение для правосознания в России, так как изначально «община» субъект уголовной ответственности по древнему русскому праву («круговая порука»). Надо сказать, что сами реформаторы не до конца владели информацией, что вообще происходит, собственно, в стране, реформы же затевались сразу и повсеместно, а это остается проблемой для территории России и по настоящее время, не говоря уже о позапрошлом веке.
Следует, однако, признать, что подготовка к реформе была основательной. В 1861 г специальной Комиссией, образованной в 1857, были обнародованы результаты работы — «Основные положения преобразования судебной части в России». Данные положения в корне меняли институт профессионального представительства в суде, были по своему характеру идеалистически- революционными: вводили независимость суда от административной власти (элемент теории Ш. Монтескье о разделения властей), выборный мировой суд, суд присяжных, принцип состязательности, институт присяжных поверенных (адвокатура в собственном смысле). Законодательное закрепление данных положений нашло в «Учреждении судебных установлений» от 20 ноября 1864 г (официальное рождение адвокатуры).

Адвокаты приписывались к окружным судебным палатам (отсюда современное заимствование Адвокатская палата), осуществляя свою деятельность в Совете присяжных поверенных по территориальному признаку (норма сохранившаяся и в современном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», детализированная в Решениях Совета ФПА РФ от 2 апреля 2010г).
«§356. Присяжные поверенные состоят при судебных местах для занятия делами по избранию и поручению тяжущихся, обвиняемых и других лиц в деле участвующих, а также по назначению в определенных случаях советов присяжных поверенных и Председателей судебных мест» (ст. 353 Учр. суд. уст).

Независимость профессии, таким образом, гарантировалась свободным выбором адвоката клиентом, оплатой его услуг непосредственно адвокату по фиксированной таксе, зависящей от исхода дела, самоуправлением, отсутствием административного подчинения Председателям судов, руководству Совету присяжных поверенных палаты (Советы образовывались от 20 адвокатов на округ) в части ведения дела в суде, определения тактики и стратегии защиты, запрет на совмещение адвокатской деятельности с любой другой, в том числе и преподавательской. В рамках адвокатуры был полностью реализован принцип Джона Локка — «уважай не власть, а закон». Отсутствие административных отношений компенсировалось дисциплинарной практикой Совета присяжных поверенных. Политика дисциплинарного производства была профилактической, что в первую очередь выражалось в строгих критериях отбора ( требования приравнены к судьям) и самой дисциплинарной практики, как таковой. Кандидат в присяжные поверенные должен был иметь высшее государственное юридическое образование, или выдержать экзамен по праву, пятилетний стаж юридической работы, связанной с применением правовых знаний непосредственно (ст. 354). Основаниями, препятствующими к доступу в профессию являлись:
— возраст до 25 лет;
-отсутствие российского подданства;
-наличие не выплаченных долгов (банкротство);
-жалование по государственной и иной общественной службе, выборная оплачиваемая должность;
-лица пораженные в правах по приговору суда, а так же духовные особы, лишенные сана по приговору духовного суда;
-подследственные, оставленные в подозрении (не оправданные);
-лица уволенные с государственной службы, духовного ведомства по судебному решению, тоже имеет отношение к исключению из дворянских собраний внутренним решением;
-ранее исключенные из адвокатуры или имеющие судебный запрет на хождение по чужим делам.
Примечательно, что, как неоднократно разъяснялось Советом присяжных поверенных, само по себе принятие в адвокатуру не означает «покров забвения» и если в последствии выяснится, что принятый в сословие что- то утаил или развращен нравственно, то долг Совета избавиться от него. Долг государства в данном случае был — придать суду ( при прошении в Совет кандидатом давалась подписка — ст. 379 Уч. суд. уст.).
О принятии в присяжные поверенные выдавалось свидетельство, сведения списка обнародовались силами судебной палаты, никаких экзаменов кандидата при приеме не проводилось (ст. 382 Уч. суд. Уст).

Вместе с тем уже 19 октября 1865 кандидатура присяжного поверенного подлежала согласованию с Министерством юстиции в обязательном порядке. А с конца 1874 по 1904 кадровое развитие института присяжных поверенных было заморожено путем запрета создавать Советы присяжных поверенных.

Основаниями к дисциплинарному взысканию (предостережение, запрет на профессию до 1 года, исключение) являлось нарушение этических норм профессии, которые в предельности правого регулирования регулирования основывались на принципе «разрешено все, что не запрещено». К запретам относились:
— выступать бенифициаром по основаниям, вытекающим из дел, находящихся в производстве адвоката (ст. 400 Уч. суд. Уст);
— разглашать доверенные тайны ( в то время аналог тайны исповеди)-ст. 403 Уч. суд. Уст;
-вести дела в качестве поверенного против своих родителей, жены, детей, братьев, сестер, дядей, двоюродных братьев и сестер(ст. 401 Уч. суд. Уст );
— быть поверенным обоих тяжущихся или переходить от одной стороны к другой в одном и том же процессе (ст. 402 Уч. суд. Уст );
Среди нормативных предписаний обнаруживаем: учетность адвокатских производств в том числе для возможности проверки Советом присяжных поверенных (ст. 406 Уч. суд. Уст), преемственность в ведении дела при изменении места жительства, обусловленную согласием доверителя (ст. 385 Уч. суд. Уст ), процентное отчисление с полученного гонорара в пользу тех, кто осуществляет защиту по назначению, распределяемое министерством юстиции, (ст. 398,) догмы поведения, вытекающие из представления об адвокатской деятельности, как форме общественного служения, не связанного с корыстной заинтересованностью, халдейством перед клиентом. В традиции присяжной адвокатуры представление о том, что защищая отдельное лицо — защищаешь прежде всего его общественный статус, сообщаемый ему естественными правами и законами, а не пособничаешь ему в стремлении уйти от заслуженного наказания (В.Д. Спасович, К.К. Арсеньев, А.И. Урусов, С.Ф. Морошкин, Ф.Н. Плевако, М.Ф. Громницкий).

Нельзя не отметить то воодушевление, которое царило в обществе в связи и по поводу реформ Александра II. Наиболее, о живой и неподдельной заинтересованности в реформах, свидетельствует уникальное аутентичное толкование «Судебные уставы 20 ноября 1864г. С изложением рассуждений на коих они основаны, изданные Государственною канцелярию» в Санкт-Петербурге 1867г. Текст данного «комментария» просто сквозит растерянностью и искренним желанием поправить и направить ход реформирования. Авторы, являясь законодателями реформ, пытаются управлять социальными процессами посредством все того же законотворчества, объясняясь с читателем так, как будто бы держат перед ним непосредственный служебный отчет. Так уже в 1867г Государственный совет высказывает мнение о том, что в коммерческих судах при рассмотрении дела вполне могут участвовать посторонние лица, так как «коммерческий суд есть, по преимуществу суд местный, производящий расправу между наличными тяжущимися».

С 1874 г, как следствие неутоленной народной жажды коммуникации государства и общества, получает развитие институт частных поверенных, которые были дисциплинарно подчинены судам, от них же получали свидетельство на право частной практики, не имели никакого корпоративного устройства. Надо сказать, что этот эксперимент был так же неудачным, по историческим свидетельствам уровень квалификации частных поверенных был совершенно недостаточен. Давал знать о себе устоявшийся в России инквизиционный процесс, одно лишь то, что по уголовным делам на предварительном следствии участие защитника вообще не предусматривалось, а роль суда была нивелирована (за исключением суда присяжных) красноречиво свидетельствует о недостаточности принимаемых мер к действительному реформированию системы правосудия. При этом формы предварительного расследования остались теми же, что и сегодня (розыск, дознание, предварительное следствие -ст. 219-287 Устава уголовного судопроизводства).

Равенство сторон (обвинения и защиты) только лишь перед судом на деле было фикцией и в достаточной степени желаемым, чем действительным положением.
Государству в целом не удается реформировать правосудие таким образом, чтобы оно стало системой безболезненного снятия социальных противоречий. Оправдательные приговоры суда присяжных по политическим процессам при всеобщем ликовании публики во властных кругах встречают раздражение и агрессию. Адвокатуру именно терпят из последних сил. Известен диалог, состоявшийся между автором Манифеста от 29 апреля 1881 г об укреплении самодержавия членом Государственного совета, в затем обер- прокурором Синода К.П. Победоносцевым и Государем, на вопрос Государя по какой же причине нельзя уже ничего сделать с этими треклятыми реформами Константин Петрович Победоносцев, стремясь успокоить, в свойственной ему очаровательной шутливой риторической манере отвечает — по той же причине, Государь, по какой невозможно зашить человеку задницу.

Следует отметить, что 1901 г министром юстиции Н.В. Муравьевым делается отчаянная попытка исправить положение вещей, разрабатываются законопроекты, содержащие принципиально новые положения судопроизводства (участие на предварительном следствии защитника, статус единого представителя в суде на всей территории России, развитие гласности, зрелищности и состязательности судебного процесса), но дальше законопроекта дело не пошло.

Неудача судебной реформы окончательно подорвала доверие к судебным органам, утратившим к моменту революции какую — либо возможность путем постановления справедливых решений влиять на положение дел в стране. Предпринятых реформаторами мер вполне хватило для нивелирования суда, как карательного органа, превращения его решений в свидетельство бессилия власти, но совершенно не хватило для формирования системы правосудия, снимающей социальные противоречия. Можно со всей уверенностью сказать, что Судебная реформа стала трамплином к революции в России.
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.