Найти

Мысли обывателя

Мысли колхозника, созерцающего мерзость бытия

Наблюдая из своей деревни за событиями в стране, невольно начинаешь понимать, что из кремлёвского окна невозможно увидеть всю Россию, а механизма услышать её так и нет вовсе. Верхи и низы вроде бы солидарны: надо бороться с коррупцией, иначе наше государство (третий Рим) в конце концов рассыплется в прах так же, как и предыдущие два, изъеденные казнокрадами будто дерево термитами. Осмелюсь высказать своё мнение по вопросу «как нам лучше обустроить Россию», надеюсь это будет кратко, понятно и логично. Часть 1 – политическое устройство.
Как не сторонник идей «до основанья всё разрушим», думаю, вполне можно, не прибегая к правкам Конституции, скорректировать систему так, чтобы, по крайней мере, начать избавлять государство, а следом за ним и общество, от поклонения золоту тельцу. Корень коррупции власти кроется в системе её формирования. Посмотрите на то, как выбирается публичная власть (начнём снизу). Чтобы стать мэром какого-нибудь городка надо получить большинство голосов на выборах – вроде бы демократично. Но реально избирательное законодательство построено так, что претендует и имеет шансы получить должность либо представитель уже существующей власти (используя административный ресурс), либо человек, обладающий несколькими миллионами рублей (или способный их привлечь). Понятно, что никакой дурак не будет вкладывать огромные деньги, если не ожидает их быстрой окупаемости. Эта выборная система даёт возможность не только считать власть самой привлекательной формой вложения денег, но и развращает самих избирателей, так как голосование превращается либо в прямой подкуп людей, либо в ежедневное промывание мозгов специально приглашёнными специалистами. Боюсь, ничего общего с демократией, как её понимали основоположники (древние греки), это не имеет.
Когда кандидат на выборную должность предлагает себя с плаката, висящего где-то между рекламой колбасы и автосалона, это и включает народовластие в систему деньги-товар-деньги, ибо при ней ни один бессребреник не имеет шансов попасть во власть в принципе. Отсюда предложение: полностью исключить деньги из системы формирования органов местного самоуправления, а уже на их основе постепенно вытаскивать из этого порочного круга и все этажи власти. Если хочешь, чтобы дом не рухнул – начни укреплять фундамент. Вот мои предложения.
1. На выборах в органы местного самоуправление запретить формирование каких-либо избирательных фондов, а единственными формами агитации разрешить личные встречи кандидата и равную бесплатную площадь для публикации в местной газете. Учитывая, что на уровне муниципалитетов всегда есть люди, которые пользуются уважением многих, если не большинства, своих земляков-соседей, исключение денег из выборного процесса позволит приходить на муниципальных выборах к управлению именно «уважаемым», а не «дорогим» людям. Отсекая всевозможные денежные мешки, которые и коррумпируют власть снизу доверху, мы достигаем хотя бы возможности создать платформу для формирования честной власти.
Конечно, остаётся опасность административного воздействия, но уж поверьте на слово человеку, который лет 15 имеет отношение к муниципальным выборам: чем меньше избирательный округ, тем сложнее власти продавить кандидатуру, противную людям. Там, где каждая собака друг дружку знает, никакого шила в мешке не утаишь, а открепительных удостоверений на муниципальных выборах нет в принципе. В одном нашем сельсовете два раза подряд сельчане избирали главой (вопреки административному давлению) простую деревенскую бабу, и она за два срока так изгрызла районную власть попытками жить по закону, что в третий раз её просто сняли с регистрации. А может, два срока – это и достаточно?
2. Сформировав «безденежно» органы местного самоуправления, можно переходить к следующему уровню – субъектам федерации. Учитывая порядок формирования заксобраний по смешанной системе, нужно для одномандатников так же запретить формирование избирательных фондов. Как правило, избирательный округ – это 1-1,5 административных района, а в каждом найдётся человек, которого все знают и могут доверить депутатский мандат без всяких подкупов и наглядной агитации. При этом все существующие санкции за нарушения правил агитации надо сохранить. Для партий, конечно, избирательные фонды надо оставить (запретив списочным кандидатам одновременно быть кандидатами-одномандатниками) – ибо партии всё-таки сродни колбасе – без рекламы в условиях конкуренции не продашь. А чтобы поменьше врали избирателям, ввести такую норму: если в течение года после выборов любой из первой тройки по избранному списку отказывается от мандата – все депутаты, прошедшие за ними «вагончиками», лишаются мандатов, и они раздаются пропорционально другим партиям, прошедшим в заксобрание.
Выборы губернаторов – самый сложный вопрос. Найти человека, имеющего безупречную репутацию и известного всему субъекту федерации, очень непросто. Поэтому без агитации, основанной на больших деньгах, вряд ли обойдёшься. Но ведь мы уже сформировали представительные органы без участия денег, может быть, в органах местного самоуправления, где собрались «достойнейшие» и поспрашивать «достойнейшего» на губернаторское кресло? Может быть, коль скоро народ доверил местным депутатам принимать решения от своего имени, так пусть они и выбирают губернатора? Причём из всех желающих, «не судимых, не контуженых»? Или доверить выбор заксобранию, коль скоро его тоже народ избрал? Учитывая, что в заксобрание попадут наверняка сплошь люди с высшим образованием (как примерно слой «демоса» у древних греков), они-то смогут отличить кандидата-жулика от более-менее приличного человека? Если закон позволяет муниципальному собранию главу городской администрации назначать – почему бы не доверить заксобранию назначать главу исполнительной власти?
3. Дальше формируем федеральное собрание. Дума по партийным спискам при 3% барьере – это правильно. Куда уж нам без партий, представляющих взгляды людей по экс-территориальному принципу. А вот Совфед должен состоять только из реальных представителей территорий. Причём, если губернаторов будут назначать заксобрания, то депутатов в Совфед должны избирать муниципальные собрания субъекта. Можно на действующих условиях – только из числа лиц, проживавших в этом субъекте и бывшим там хоть раз избранным в муниципалитет или заксобрание. Никаких избирательных фондов – только встречи с избирающими. Тем самым на уровне федерации создаётся система сдержек – законы, принимаемые Думой исходя из «идейного» её наполнения, могут пройти на подпись Президенту только при одобрении большинства представителей регионов. При этом Совфед будет отражать интересы самых что ни есть «низов» власти – муниципалитетов, которые сейчас на федеральном уровне не представлены никак, а только трамбуются и полностью беззащитны от глупых решений «верхов».
4. При такой системе формирования законодательных органов уже нет вопросов к тому, что президентские выборы должны быть всенародными. Система сдержек, заложенная в Конституции, вполне сможет реально заработать.
5. Судебная система. Как сделать суд независимым от всех, при том, что народ — источник власти, а простой обыватель не может оценить профессионализм претендента на должность судьи? А давайте вспомним, что мы уже сформировали представительные органы местного самоуправления из «достойнейших» (по мнению местных жителей) людей. Так почему бы им не доверить избрание судей районных судов из числа лиц, сдавших квалификационный экзамен? При этом срок полномочий судьи – пять лет. В случае, если его в один и тот же суд избирают на второй-третий срок подряд, то избрание становится бессрочным. Председателя суда избирают на пару лет сами судьи этого суда из своего состава.
Такой же принцип на избрание судей областных судов – заксобраниями на те же сроки. И не надо бояться развала судебной системы. Если ВС РФ будет осуществлять пересмотр дел нижестоящих судов и действительно заботиться о единстве правоприменительной практики, она и будет единой.
Верховный Суд формировать по тому же принципу: половину назначает Дума, половину – Совфед. У Президента есть право отклонить любую из утверждённых кандидатур, однако палата может преодолеть это 2/3 голосов. По системе военных судов, думаю, правильно оставить (в силу специфики) действующий порядок назначения судей.
С назначением в системе АС, коль скоро у них другая структура, на мой взгляд правильно, если суды субъектов формируют заксобрания, апелляционные суды – совместно заксобраниями из субъектов федерации в границах их подсудности, окружные – Совфедом, а ВАС – Госдумой. Думаю, это будет справедливо и какая-никакая система сдержек в кадрах появится. Причём переход в вышестоящий суд невозможен без стажа работы в нижестоящем (кроме ВАС – там, само-собой, нужны не только практики, но и теоретики права).
Зато мировых судей, рассматривающих склоки между соседями, надо избирать прямым народным голосованием из числа несудимых с высшим юридическим образованием: на то они и мировые, чтобы мирить. А это должны делать люди, которым конфликтующие граждане сами же и доверили.
Таким образом, постепенно мы имеем шанс получить действительно независимую судебную систему, без которой любые потуги создать правовое государство тщетны. Кроме того, де-факто унитарное государство РФ станет действительно федеративным.
P.S. Предвижу шквал камней в свой адрес, но хочу напомнить, что идеальную систему власти создать невозможно. Любая система упрётся в исполнителя – человека, существо уже само по себе нестерильное.
У меня навес подпирает кирпичный столб – сооружение мощное и тяжелое. Да вот беда — нижние кирпичи за многие годы давления сверху и терзаемые природными явлениями с боков, постепенно рассыпаются. И скоро, если я его не разберу, он рухнет мне на голову. Так же как и вертикаль власти, завязанная на одну личность сверху, рухнет на головы всем нам. Внизу её уже ничто не держит, уж поверьте жителю глухой провинции.
Обновить список комментариев

Комментарии (19)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Очень интересно, прочитал с удовольствием.
    Прибедняетесь, называя себя уничижительно «колхозник».

    Однако проблема жизнеспособности (представительности) партий в нашей стране не затронута.
    И я думаю, что избрание судьёй должно быть сразу бессрочным, во избежание предвыборных «обещаний» народным представителям и ангажированности при разрешении «политических» дел.

      • Спасибо за внимание!
        По поводу жизнеспособности политических субъектов (ЖПС) проблем не вижу — выживает сильнейший. И ничего другого придумать нельзя, как существующая модель: партии, претендующей на власть, необходимо в первую очередь заручаться поддержкой финансово состоятельных граждан, чтобы потом получить голоса и всех прочих. Богатые люди вряд ли будут вкладывать средства в пустозвонов, а скорее отдадут тем партиям, которые будут выражать их интересы и иметь реальные шансы. В конечном счёте действительно влиятельных останется 2-3. Но в реале партия — это пара десятков «идейных», остальное — балласт. В нашем райцентре числятся ячейки четырёх партий: председатели и их «мёртвые души» (ради численности в списки заносят своих родственников, знакомых, а руководители — подчинённых).
        По поводу избрания судей. А вдруг избранный окажется слабым юристом и у него отмена на отмене? Не будем кривить душой, сейчас порядок сдачи судейского экзамена таков, что (например) можно «завалить» классного юриста ради прокурорского отпрыска. Один срок типа «испытательного» нужен точно. Если 27-летнего человека сразу сделать бессрочным судьёй, то, чувствуя абсолютную свободу, он может так поставить свою работу, что сами избиратели придут в ужас. Трудовой кодекс предусматривает возможность испытательного срока для вновь поступивших работников, почему для судей надо делать исключение? И вряд ли это повлияет на его независимость, скорее дисциплинирует. Ведь специфика избрания такова, что представительный орган состоит из 15 и более человек, понятно, что угодить всем нельзя, можно лишь доказать свой профессионализм. Тем более, что через 5 лет переизбирать судью будет уже другой состав представителей народа. К тому же не думаю, что количество претендентов будет огромным, в провинции 1-3 человека на место максимум.

          • Пристрастие к палкам настолько проникло в кровь нашим юристам, что без них уже никак.

            Отмены и сроки — это не сущность правосудия, не за это нужно бояться «идеальному» судье. Сомневаюсь, что федеральный судья в США или любой судья в Англии измеряет свой профессионализм отменами и сроками.

            Я расскажу вам одну историю. Однажды (и было это давненько) один районный судья, молодой и три месяца как назначенный, рассматривал гражданское дело по иску жителей многоквартирного дома к застройщику, возводившему здание, примыкающее к дому истцов. Он принял решение в пользу истцов, и его решение было основано на законе и собранных по делу доказательствах. А вот три судьи областного суда посчитали это решение подлежащим отмене, поскольку не был применён закон, подлежащий применению, и направили дело на новое рассмотрение тому же судье районного суда. Но он принял снова по сути первоначальное решение. И так было три раза подряд. В конце концов, три судьи областного суда в четвёртый раз отменили решение молодого и неопытного районного судьи, самостоятельно разрешив дело. Надо сказать, они тоже разрешили его на основании закона и имеющихся доказательств по делу. Шло время, и Верховный Суд нашей страны посчитал, что всё-таки был прав молодой и неопытный районный судья… который уже был близок к тому, чтобы его полномочия прекратили из-за отмен в областном суде по этому делу.

            Выводы делайте сами.

            Так что поймите, судебная деятельность — это не выпуск шестерёнок, где может быть брак. А отмена в вышестоящем суде — это не признак непрофессионализма. И что в правовом государстве у судьи особый статус, потому что он не является наёмным работником, а осуществляет публичную власть, за что получает денежное содержание.

              • Согласен с вами вполне. Порой в первой инстанции молодой судья действительно оказывается талантливым. Но я вам приведу другой пример. В райсуд была назначена судьёй молодая дама, который, работая юрисконсультом, мягко говоря, звезд с неба не хватала, но протекция отца — главы администрации, сделала своё дело. И вот теперь адвокаты стараются к ней в процесс вообще не попадать, ибо во время слушания дела она явно мыслями находится где-то в другом мире, а принятые ею решения с завидной постоянностью отменяются по причине «неправильного применения норм права», ибо они все построены на женской логике в худшем понимании этого явления. Как с этим бороться? Если бы через пять лет ей пришлось заново проходить процедуру избрания, у меня нет сомнений, что её место занял бы настоящий профессионал.
                Но, по-большому счёту, я тоже это написал, — какую систему не строй, всё равно идеальной не будет, потому что люди не идеальны. ;)

                  • Доведу до вас моё скромное разумение по обсуждаемым обстоятельствам.

                    1. В моём примере я хотел показать не талант молодого и неопытного районного судьи, а бессмысленность и беспощадность палочного (планового) подхода к оценке деятельности органов юстиции (в частности, суда). Так, я особо оттенил, что судебные постановления как одного судьи районного суда, так и трёх судей областного суда были основаны на законе и совокупности имеющихся по делу доказательств. Иными словами, оба варианта разрешения социального конфликта лежали в легальной плоскости и формально не имели друг перед другом преимуществ. Таким образом, признать одно решение спора «хорошим», а другое — «бракованным» не представляется возможным. Юриспруденция никогда не будет точной наукой, а толкование права — её душа. Поэтому отмена вышестоящим судом «в идеале» никак не говорит нам о непрофессионализме нижестоящего суда. Просто могут быть разные мнения об одном и том же деле, в одинаковой мере основанные на законе. Какое из них более «подходит» для разрешения конфликта — это уже роль судебной политики (как ни крути), которая в системе федеральных судов США закрепляется в виде прецедента. Например, какой-то окружной суд (первая инстанция, рассмотрение вопросов факта и права) в составе одного судьи примет решение по делу (по сути, наша «резолютивка»), а потом не торопясь отпишет заключение к нему (правовая позиция, оценка вопросов факта, толкование права). Потом, по инициативе недовольной стороны, апелляционный суд (вторая инстанция, рассмотрение только вопросов права — доказательства заново не исследуются и не переоцениваются — как бы наша недавняя прежняя кассация в системе общей юрисдикции) в составе трёх судей или сразу всего суда (по особо важным делам или сложным случаям) изучает заключение судьи, оценивая его правовую позицию и толкование права. Правовая позиция, как правило, основана на действующем праве (квалификация судей высокая) и не вызывает сомнений. Однако вопросы толкования права являются «политическими», и решения вышестоящего суда по ним становятся прецедентом, приобретая в дальнейшем силу правового акта для нижестоящего суда… если только Верховный Суд не признает такое толкование не верным и не изменит прецедент. Как видно, разное толкование права в любом случае — вопрос не профессионализма судьи, а вопрос судебной политики, определяемой вышестоящими судами.

                    2. В вашем примере уже содержится «ответ» на не заданный вопрос: блат — это зло. Если бы кандидат в судьи прошёл открытый и представительный экзамен на знания в области права, где любой юрист области мог бы задать устный вопрос и получить на него ответ (без бумажки), то, по выражению Петра Великого, дурь каждого была бы видна (дословную цитату не помню, не взыщите). Тогда бы та или иная ошибка судьи в правовой позиции была бы следствием больной головы, необновлённого Консультанта или идиотизма законодателя («инфляция закона»), а не низкими познаниями судьи в области права. А вот вопросы толкования права были бы более или менее острыми и вызывали бы разногласия. Но если юрист не только обладает отличным знанием в области права, но и способен толковать его на высоком уровне, порой не соглашаясь с бывалыми коллегами из вышестоящего суда, то скорее здесь речь идёт о таланте.

                    3. О системах и их совершенстве. Я скромно полагаю, что «идеальной» является всегда та система, которая придумывается не для совершенных людей из волшебной страны, а затачивается под земных людей со своими слабостями и менталитетом. Таким образом, «идеальная» система должна не упираться в исполнителя, а исходить из его природы, используя её для установления справедливого порядка.

                    Пользуясь случаем, благодарю вас за интеллектуальную дискуссию.

                      • И опять я с Вами соглашусь (не получается дискуссии) ;)
                        Сам никогда не был сторонником палочной системы и привёл частые отмены лишь как пример. Согласен и в том, что закон (особенно в нашей стране) может иметь столько толкований, что затруднительно выбрать наиболее верный вариант. Но вот отмена за постоянные процессуальные нарушения — это уж чистый непрофессионализм.
                        И потом, моё предложение заключается как раз в том, что судей должны выбирать представители народа (как те же присяжные принимая решения, руководствуются житейской мудростью, а не юридическими знаниями). Поэтому через пять лет другой состав депутатов вполне может оценить, достоин ли судья получить свою должность до пенсии или нет. Конечно, тут большинство голосов должно быть. Если судья хам, позволяет себе опаздывать на работу и т.п., независимо от его профессионального уровня, народ вправе ему отказать в доверии. Ведь реально удалить судью за дисциплинарку только по факту (пусть и справедливых) жалоб граждан невозможно. Реалии России таковы, что пока председатель этого же или вышестоящего суда не захочет, любые жалобы будут спускать в корзину. Поэтому я и считаю, оптимальный вариант — пусть его личные (а не профессиональные) качества оценивают люди, в кругу которых он живёт и чьи судьбы решает, и коль скоро он соответствует их представлению о судье — пусть и работает до пенсии.
                        Боюсь, если сразу давать должность навсегда, мы упрёмся в банальную истину «власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно». Думаю, под «абсолютной» следует понимать так же и «бессрочную». Кроме того, ведь сейчас тоже не назначают сразу и на всю жизнь.

                          • Да, наверное, правильно было бы начать с того, чтобы «установить» реалии нашей страны и психологический облик её граждан. И от этих реалий и облика уже устанавливать оценку для «пригодности» любого системного идейного конструкта.

                            Сложно назвать власть абсолютной, если над первой инстанцией следит куча проверяющих…

                            Я грешен, раз в неделю 100% опаздываю на работу. Видимо, полечу с должности при вашей системе ))

                              • Опоздание опозданию — рознь. Вот у нас есть судья СОЮ: назначает заседание на 9, сама приходит в 9.15. В 9.20 к ней заходят знакомая или секретарь. Минут 40 они пьют чай. В лучшем случае в 10 начнётся заседание.
                                Другой судья был (перевёлся). Мог всё заседание витать в облаках, потом что-то внезапно вспомнить, объявить перерыв и куда-то ухать. Причём стороны остаются ждать, ибо за 30 минут, на которые объявлял перерыв, никогда не укладывался.
                                Или вот два судьи АС из бывших прокуроров. Первый был настолько стар, что мог заснуть прямо во время заседания. Второй так назначал дела — с разницей в 15 минут, что у двери очередь образовывалась до вечера. При этом каждый раз у него только заполнение протокола занимало минут 30. Можно подумать, зная себя, нельзя было дела распределять с разницей хотя бы в 60 минут. При этом, какая бы не была очередь, на обед он уходил строго по часам.
                                Системы у меня никакой нет ;) Я просто предлагаю доверить выбор представителям гражданам, которых он и будет «рассуживать». А уж какие у них критерии — никто не знает…

                                • Коллеги отжигают...))

                    • Не буду делать предположение где находится Ваш колхоз. Но извините за выражение-ОБАЛДЕТЬ. Сама с рождения городская, но всегда чувствовала, что колхозники нам 100 очков фору дадут и еще чувствовала, что спасения нашего ждать надо не от думающих, что они своим меньшинством думают, а от «простых колхозников». А вот по поводу выборности судей, как ни странно даже диаметрально противоположные мнения у меня вызывают уважение. Видимо, этот вопрос не для малограмотной провинциалки. Очень жаль, что на неделю не в Ваш колхоз надо ехать, а в другой, где до интернета, врядли, доберусь и не смогу быть в курсе дискуссии.

                      • Что и требовалось доказать. Анонимный пофигист по определению не может ничего путного предложить. Для того чтобы предлагать проект для реализации, надо не бояться брать на себя ответственность. А для того, чтобы предлагать политический проект, в первую очередь нужно гражданское мужество. В данном случае анонимность автора дает право предположить обратное.
                        Ну и по существу. Что значит «запретить» чего-то? Заблуждение автора «системно»: якобы можно придумать сверхсовершенную избирательную систему, и демократия обеспечена. Даже наша новейшая история (25 последних лет) подтвердила закон: если для граждан (жителей района, города, деревни, народа) демократия не является «продуктом первой необходимости», навязать ее «сверху» (или откуда-то извне) никак не получится. А мировая история полна примерами: никакая архаичная и несовершенная избирательная система не является препятствием для свободного волеизъявления народа.
                        Автору: если уж решили предложить стране свои реформаторские идеи, необходимо обозначить («застолбить») свое авторство. Естественно, не для того, чтобы получить роялти (скорее наоборот). А так получается: и хочется, и колется, и мама не разрешает. В общем по-видимому, целесообразно продолжать созерцать действительность, не высовываясь из своей норки.

                          • Вот-вот, когда нет аргументов в споре, слабая сторона переходит на обсуждение личности оппонента :)
                            Где это я хочу навязать гражданам новую избирательную систему? Я всего лишь предложил сделать выборы выборами, а не рекламной акцией по продвижению тухлого товара.
                            P.S. От того, что я напишу, будто я Иванов или Сидоров, Вам будет легче в меня бросать камни?
                            Из своей норки я высказал несколько мыслей дискуссии ради, если кто-то сочтёт их достойными внимания — на том и спасибо. И действительно меня мирские дела мало волнуют (с некоторых пор), поэтому уж точно я не претендую ни на какое авторство и претворение этих мыслей в мире, где каждый всё равно из праха вышел, во прах и обратится.

                              • Уважаемый «Ник»! Аргументы по существу высказаны, вы просто, как и любой «зацикленный на свой идее», их не увидели. И еще. Для того, чтобы называть себя «колхозником», надо состоять в сельско-хозяйственной артели. В противном случае это самозванство. При этом не обязательно быть трактористом, животноводом. Можно и бухгалтером, юристом, массовиком-затейником. Вот ПиАрщики, в колхозе, скорее всего не нужны.
                                Так вот вопрос: Вы самовольно присвоили себе статус «колхозник», так, для «красивого словца» (как я предполагаю)?

                                  • Собаки отличаются от людей тем, что не умеют лаяться.

                                • Андрей, мне всегда нравились Ваши комментарии, но сейчас Вы так ополчились на автора. А я люблю людей, которые что-то пытаются предложить. У нас в стране одни считают, что нужна демократия, другие-что нет. Мне, почему то, трудно определиться, вот и разрываюсь, как та обезьяна.

                                • Кремлевские мечтатели.

                                  • Все российские реформы уже описаны в басне Крылова про козла, осла и косалапого мишку. Ждем козла.

                                    • Занимательно, однако же показалось несколько наивным, без обид, коллега. По одной простой причине: я не увидел, где в этой схеме место крупного капитала и не понял, как вы будете противодействовать коррумпированию чиновника со стороны крупного капитала, после его (чиновника) избрания/назначения.
                                      В своей заметке Вы много внимания уделили вопросам формирования государственно-правовых институтов. Причем, их формирование, основанное на представительстве широких народных масс посредством трансляции прямого волеизъявления народа через избранных «достойных» Вы видите как средство избавления от коррупции.
                                      На этот вопрос есть и иная точка зрения.
                                      Поставим вопрос так: в чем основа и корень коррупции? Семантика термина говорит о том что коррупция — суть разрушение. И я убежден, что прежде всего — это разрушение системы сдержек в самой личности, под влиянием СЛОЖИВШЕЙСЯ вокруг системы. Как динозавр, попади он в современную природу, неизбежно погибнет, так и отдельно взятая личность, попав в систему, неизбежно будет коррумпирована либо уничтожена.
                                      В этой связи думаю, что залогом эффективной борьбы с коррупцией может стать только устранение причин ее постоянного самовоспроизводства. Для этого следует понимать, что коррупция — сложное понятие, объединяющее различные формы преступных деяний, т.е. это понятие социологическое более, чем юридическое. Это социальное явление. Посему, для придания рассуждению более прикладного характера, следует обратиться к ее составляющим — конкретным уголовно-наказуемым деяниям.
                                      Обратимся к криминологии.
                                      Совершенно очевидно, что тяжесть наказания не является определяющим фактором сдерживания преступности, поскольку посягающий на закон рассчитывает избежать наказания вовсе. Определяющим фактором является неотвратимость раскрытия преступления и наказания преступника.
                                      С точки зрения мер правового воздействия, коррупционные преступления, как посягающие на основы социальной безопасности общества, должны быть с неизбежностью отнесены к особо тяжким деяниям.
                                      А с точки зрения обеспечения эффективности уголовного преследования, вопрос гораздо сложнее. С моей точки зрения, должны быть предприняты несколько шагов:
                                      1. Упразднение разного рода неприкосновенностей и иммунитетов.
                                      2. Введение двузвенной системы уголовного правосудия: дознаватель — судья.
                                      2.1. Введение обязательного ежегодного тестирования служащих правоохранительных органов с применением медицинских препаратов-ингибиторов воли и полиграфа.
                                      3. Упрощенный порядок следствия, основанный на применении медицинских препаратов-ингибиторов воли и полиграфа. Признания вины, сделанные в ходе такого дознания расцениваются как явка с повинной и дальнейшего доказывания не требуют. Судья рассматривающий дело оценивает виновность, соблюдение процедуры.
                                      4. Введение единой процедуры и формы первичного дознания (конкретный широкий перечень вопросов, который должен быть задан правонарушителю в случае его задержания органом дознания. Процедура допроса подразумевает присутствие эксперта — полиграфолога, врача, применяющего медицинские препараты, понятых и дознавателя. Понятые удостоверяют факт допроса и содержание ответов. Таким образом, любой задержанный, например, за нарушение ДТП, гражданин будь он судья, депутат либо прокурор, будет подвергнут стандартному дознанию и не может рассчитывать, что получится утаить факт совершения преступления в прошлом.

                                      Такой метод прежде всего направлен на невозможность коррупцию и избежать наказания.
                                      Как быть с самими дознавателями? — ответ прост — они подвергаются такой процедуре регулярно.

                                      Понимаю, что звучит как диктатура закона, но разве не в ней выход?

                                        • Спасибо за внимание к моему материалу! Правда, я не говорил, что придумал рецепт борьбы с коррупцией, а всего лишь предложил первый, но необходимый шаг. Избавить чиновника от давления капитала невозможно в принципе (разве что вообще лишить чиновников права что-либо распределять), но по крайней мере способствовать неучастию капитала в формировании выборных органов вполне возможно.
                                          Далее, соглашусь с большинством из написанного, в первую очередь, что коррупция — это разрушение системы сдержек в самой личности (правда, если они были вообще). Мысль о том, что без полиграфа и ежегодной проверки каждого чиновника (как и при поступлении на госслужбу) на предмет участия в даче или получения взяток, мучает меня уже лет пять. Но вот как это реализовать на практике — не знаю. Пока не изобрели прибор, способный рассчитать результат без эксперта, а какие бываю эксперты, и что они могут «нарисовать» — нам всем хорошо известно. Начать контроль с самих экспертов? А кто будет проверять экспертов, которые проверят экспертов? Замкнутый круг. Если б можно было без участия человека — я двумя руками «за». Но тут сразу встаёт вопрос: допустим, мы за три месяца проверим всю государственную и муниципальную службу, и у меня большие подозрения, что тест провалят как минимум 70% руководящих кадров и до 50 среднего и нижнего звена. Всех сразу увольняем. Кто работать будет? Тогда уж надо и должности сокращать. У нас в райцентре всего два еле-еле работающих предприятия, а контролирующих органов аж 13 штук.
                                          По поводу медицинских препаратов — совсем не уверен, что применение медицинских процедур принудительно впишется в конституционные нормы. Иначе таким образом вообще можно отказаться от следствия: привели подозреваемого в суд, вкололи что-нибудь и допросили. Приговор и казнь в тот же день. А уж по гражданским делам так дела решать — одно удовольствие! Но тут ещё проблема — индивидуальная реакция организма на конкретный препарат. Помня своё первое медицинское образование, могу сказать, что абсолютно безопасным для всех является лишь витамин С (без передозировки).
                                          Но в целом, конечно, в современном обществе без подобных методов истину установить практически невозможно. Однако признание вины под действием препарата — вопрос сложный: насколько человек, находящийся в состоянии, близком к коме, способен адекватно оценивать собственные поступки, тем более, правильно их квалифицировать. На этот счёт есть один фантастический рассказ, когда человек сообщает «электронному» судье о том, что видел, как сам убил человека, и тот сразу приговорил его к заключению в межпланетной тюрьме. А потом, уже в заключении, его мозг восстановил детали события и оказалось, что он был всего лишь свидетелем. Поучительная история, которая вполне потом может оказаться правдой.

                                        Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.