Найти

Морское страховое право

Страхование военных рисков: Проблемы толкования термина "война"

Страхование военных рисков является одним из сложных и опасных видов страхования. Это отчасти объясняется тем фактом, что не все страховщики готовы принимать на себя военные риски, а также тем, что военные риски непредсказуемые и очень дорого обходятся страховщикам и перестраховщикам.

В России данный вид страхования не очень распространён, однако есть компании, которые при определённых условиях берут на себя военные риски. Очень распространён данный вид страхования в Великобритании, родине страхового права. Широкое распространение страхование военных рисков в Великобритании получило в связи с географическим расположением и исторической традиции Великобритании, которая в разные этапы времени находилась в состоянии войны с той или другой страной или державой.

Особую сложность представляют собой военный риски в связи с их толкованием в судах, при возникновении споров между страхователем и страховщиком военных рисков. Исторически это уходит во времена, когда в море господствовала Испанская Армада, которая иначе называлась Непобедимой. И это было, потому что основная часть внешнеторговых сношений со стороны Великобритании осуществлялась через морские пути и любой конфликт или военные действия на море причиняли огромный урон торговцам, которые уже за большие страховые премии соглашались страховать свои судна и грузы у страховых компаний, которые объединялись специально для этой цели. Иногда это были Пи-энд-Ай клубы, а иногда это были просто ассоциации страховых компаний, которые в одиночку не могли брать на себя военный риск.

Эти компании были вынуждены предлагать покрытие за высокие премии и более того они поднимали премии, когда происходило даже незначительно изменение в команде корабля или в какой-то части застрахованного имущества.

Однако наиболее серьёзные проблемы доставляло само наступление страхового случая. Ведь если начинались военные действия, они de jure могли квалифицироваться не как война, а просто столкновения; но для целей страхового полиса необходимо было, чтобы они квалифицировались как война. Здесь суды расходились во мнениях, некоторые ссылались на определение войны со стороны авторитетных источников международного права, а другие смотрели на фактические обстоятельства. Здесь и возникали проблемы не только с определением термина «война», но и с определением самих военных рисков.

В Великобритании с 17 века, военные риски страховались в одном полисе с другими рисками, включая морские, но страховщики старались исключать военные риски с основного полиса. Одним из ранних примеров таких попыток является дело The Charming v. Peggy в 1743 году.

В 1863 году официальные страховые оговорки в Ллойде (FC Clause) включали следующую клаузу: «свободен от таких рисков как захват, конфискация, задержание и последствий связанных с ними, или любой попытки совершить их, и свободен от таких рисков как военные действия, мятеж, волнение». Однако в 1883 году страховщики в Ллойде настояли о включении «военных операций» в вышеупомянутый список, что и было сделано позже. Далее такие риски как пиратство, умышленное утопления судна также были включены в официальные оговорки.

Общее и техническое значение термина «война»

Толкование термина «война» представляет собой особую проблему не только в страховом праве, но и международном. Однако, если в международном праве, теоретики смогли прийти к консенсусу в определении войны, то в страховом праве, это пока не удалось из-за разногласий в судах и между теоретиками и практиками.

В международном праве, война определялась как состояние «когда различия между двумя государствами достигают точки, в которой стороны вынуждены прибегнуть к силе, или одна из них прибегает к акту насилия, который другая рассматривает как нарушение мира…» (Hall on International Law, 4th edition, p. 63).

В английском праве, состояние войны возникает только тогда, когда правительство Великобритании объявляет официально о состоянии войны или военных действий по отношению к другому государству. Иными словами, военные действия которые происходят между другими государствами, в английском праве не рассматриваются как война (Michael D. Miller, Marine War Risks (Lloyd's Shipping Law Library), Informa Business Publishing; 3rd Revised edition edition (31 Aug 2005)).

В чисто теоретическом значении, война определялась как «враждебное разногласие посредством военных сил, происходящее между нациями, государствами или правителями, или сторонами в одном и том же государстве; применение военных сил против иностранного государства или против противоборствующей стороны в одном и том же государстве» (там же).

Одна общая черта в данных определениях – это намерение сторон, то есть если государство намеревается воевать против другого или объявляет такое состояние, то это считается войной. Если элемент наличия военных действий или вооруженного столкновения не представляет особой сложности в толковании войны, значительную проблему составляет толкования состояния, когда между государствами объявлена война, но военных действий фактически не происходит. Яркий пример этому это состояние между Великобританией и Германской Демократической Республикой, которая являлась правопреемницей нацисткой Германией, и с которой Великобритания не заключала никаких мирных соглашений до 1973 года.

Другая проблема, это когда не существует официального объявления войны и между государствами не прекращаются дипломатических связей, и де-юре нет признаков враждебного состояния между двумя государствами, но фактически военные действия происходят. Яркий пример этому – состояние войны между Японией и Китаем в 1937 году, когда японская армия напала на Китай, но при этом официального объявления войны не последовало.

Все эти состояния является проблематичными с точки зрения страхового права, так как в страховом праве значительным является характер наступившего страхового случая. Если страховой случай наступает вследствие военных действий, которые фактически можно квалифицировать как война, но теоретически нельзя, то страховщик может отказать в выплате страхователю. В этом случае страхователю придётся доказывать, что страховой случай, который произошёл — произошёл вследствие войны, а не другого события.

В судах, по данному вопросу судьи занимали различные позиции и подходы, которые отличались друг от друга в зависимости от обстоятельств. Поэтому необходимо анализировать судебные дела, в которых определение термина «война» стало проблематичным.

Судебное толкование термина «война»

История толкования термина «войны» имеет долгую историю в судах англо-саксонской системы права. Каждый раз суд подходил к проблеме определения данного термина своеобразно и в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Суд принимал во внимание наличие таких элементов как враждебные действия с обеих сторон и что, по крайней мере, одна сторона является де-факто правительством.

Если страховой случай происходит во время войны, но причиной его возникновения является не война или военные действия, то для целей страхового договора, такой риск покрывался. В деле Welts v. Connecticut Mutual Life Insurance Company 48 N.Y. 34, 38 (1871)., страхователь погиб в результате нападения четырёх вооружённых лиц во время гражданской войны в США, однако страховщик не смог доказать причастность этих лиц к вражеской армии и суд постановил что страховщик обязан покрыть страховку. Само состояние суд определил как состояние войны, но непосредственной причиной явилось вооруженное нападение. Вооружённое нападение, даже если произошло во время войны, не было связанно с войной или не было следствием действий сторон участвующих в войне.

Решение в данном деле сделало свой значительный вклад в определении войны для целей страхования. Страховой случай который происходит в театре действий не обязательно квалифицируется произошедшим вследствие войны, здесь необходимо доказать прямую причинно-следственную причину между войной и страховым событием.

Как было отмечено прежде, в определении термина «война» значительную роль играет факт объявления войны. Если для нужд международного права, для войны большое значение играет факт объявления войны, то для целей страхования он не имеет такого значения. Согласно материалам дела Swinnerton v. Columbian Insurance Company 35 N.Y. 174 (1867), страховое событие произошло вследствие начала военных действий между северянами и южанами (гражданская война в США), и суд постановил что для целей страхования, в данном случае имело место война, даже если официального объявления войны не последовало. Аналогичная ситуация имела место и других делах решенных в американских судах почти в тот же период, но в них больше внимания уделялось факту существования узурпации власти со стороны военных (см. Barton v. Home Insurance Co., 42 Mo. 156 (1868); Insurance Company v. Boon, 95 U.S. (5 Otto) 117 (1877); Portsmouth Insurance Co. v. Reynolds, 73 Va. (32 Gratt.) 209 (1880)).

Если застрахованное лицо не является участником военных действий, но погибает вследствие военных действий, то для целей страхового договора, страховой случай квалифицируется произошедшим вследствие войны. Согласно материалам дела Vanderbilt v. Travellers Ins. Co. 112 Misc. 248, 186 N.Y.Supp. 54 (1920) страхователь застраховался по полису исключающий военный риски и погиб в корабле который был потоплен германской подводной лодкой. Суд установил что даже страхователь (г-н Вандербильт) не являлся военным, его смерть была следствием войны.

В данном определении суда появилось ещё один немаловажный элемент, для целей страхового полиса, не имеет значения, был ли страхователь или застрахованный военным или гражданским лицом, если страховой случай наступает вследствие военных действий, то оно подпадает под исключение войны, а в случае военного страхования, покрывается военным риском.

В деле Atlantic Mutual Insurance v. King [1918] 1 KB 307, судья Бэйлхэйч следующим образом характеризовал военные действия как враждебные действия со стороны лиц действующих от имени суверенных государств, или организованных сил и не охватывает действия лица, который действует по своей инициативе, какими бы они враждебными не были. Иными словами, лицо должно действовать от лица государства или другой организованной силы, и это является определяющей чертой военных действий.

В деле более известным как The Matiana, суд определил основные черты военной операции, то есть это было ещё не определение войны, но была прелюдия к этому (The King (The Petersham) and Green v. British India Steam Navigation Co. Ltd. ( The Matiana), (1921) 1 A.C. 99.). Согласно материалам данного дела, судно плыло в конвое, но без освещения следуя инструкциям властей, и когда возникла опасность атаки подводных лодок, судно изменило курс, вследствие чего село на мель около скалы. Будучи на мели, оно было атаковано вражеским подводным кораблём и потоплено. Хотя первичной причиной её потопления была мель, суд постановил, что судно было потеряно вследствие военных операций. Однако aапелляционная инстанция постановила, что потеря произошла вследствие морского, а не военного риска и поэтому покрывается страховым полисом.

Примечательным в апелляционной инстанции было то, что суд дал подробную характеристику военным операциям. В частности Лорд Аткин отметил следующее: «… военные операции имеют более широкий охват, и включают не только враждебные действия, но также охватывают операции общего характера, где состояние войны отсутствует, когда враждебные стороны прибегают к войне, как например, карательные операции предпринимаются для подавления восстания против союзника или дружественного государства, или где на территории государства войны ещё не было объявлено, но, предвосхищая атаку, армия устанавливает мины вдоль границы. Перевод войсковых частей с одного расположения, а другое или обратное для военных целей, я считаю, является военной операцией в значении фрахта для чартера, также как и патрулирование военных кораблей вдоль берега этого государства или союзника с целью предотвращения завоевания, или даже с целью защиты жизни и имущества обитателей прибережных городов от нападения со стороны вражеских кораблей».

Враждебное действие, для целей страхового договора, определялось как состояние агрессии, в котором два государства находятся в войне друг с другом, а также как состояние где осуществляются агрессивные и защитные операции друг против друга для военных целей. Суд также связал понятие военной операции с понятием военных действий. Однако, судья Гордон Хьюварт отмечал, что военные действия не поддаются рациональному объяснению, хотя утверждал что само слово военные действия

Самые чёткие и значительные черты и характеристики понятие «войны» приобрёло в судебном разбирательстве по делу Kawasaki Kisen Kabushiki Kaisha v. Bantham Steamship Company Ltd. [1939] 2 KB 544. События в данном деле имели место во время Второй Мировой Войны, поэтому суд имел в распоряжении много фактов и обстоятельств, которые судьи могли применить в определении полноценного термина «война».Самое интересное в данном деле это оценка обстоятельствам, которые были даны судов при рассмотрении дела. Следующие элементы были выделены в качестве ключевых элементов при определении войны для целей коммерческого договора:

(1) официального объявления войны не было;
(2) дипломатические отношения не были разорваны;
(3) фактические военные действия в виде столкновения армий в нескольких точках произошли;
(4) с обеих сторон было признано, что не имело место война, а лишь значительное столкновения.

Эти элементы, по мнению суда, говорили о том, что имела место война для целей договора, то есть если даже для целей международного права война не имела место, она имела место для целей договорного права. Суд решил в пользу ответчика, и истец подал апелляцию. В апелляционной инстанции, истец выдвигал следующие доводы:

• Во-первых, война должна толковаться с точки зрения принципов международного права, а не популярной точки зрения.
• Во-вторых, суды должны придерживаться мнения министра иностранных дел, который объявляет о состоянии войны.
• В-третьих, состояние войны не может существовать без animus belligerendi, которая, по их мнению, предполагает наличие враждебных намерений по отношению друг к другу.

Однако в аппеляционной инстанции отвергли доводы истца, аргументируя это тем, что международное право не однородно и его принципы слишком обширно толкуются, что нельзя понять какое мнение является наиболее авторитетным. Кроме этого, суд постановил, что тот факт, что армии столкнулись в бою, уже говорит о наличии animus belligerendi. Более того, суд отверг тот довод, что война имеет место, если она объявлена со стороны министра иностранных дел, так как для целей коммерческого договора, его мнения не имеют никакой силы.

Последствия данного дела имеют большое значение для определения понятия войны в контексте страхового договорного права. И концепция войны, сформулированная в данном деле, была далее развита в следующих делах.

Продолжение следует…
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.