Найти

Заметки юриста

«Невменяемый» мошенник

Мошенничество совершенное психически больным человеком трудно доказать, особенно в контексте страхования, в отличие от других рядовых случаев мошенничества. Самое опасное это когда лицо, страдающее психическим заболеванием, совершает действие, которое является общественно опасным, но при этом результат данного действия влечёт за собой наступление страхового события.

В данном случае действие совершенное невменяемым лицом не может быть оценено как простое мошенничество или умышленное действие, повлекшее наступление страхового события; после совершения данного деяния застрахованное лицо или страхователь уже представляет опасность для общества.

В контексте мирового финансового кризиса, мошенничество, сопряженное с участием невменяемого лица трудно определить. Но суды всё-таки стараются оградить страховщиков от такого вида мошенничества. Хотя иногда это трудно назвать мошенничеством.

Сравнительно недавно в английском суде решалось дело Porter v Zurich Insurance Company [2009] EWHC 376, в котором страхователь совершил поджог имущества и потребовал возмещения страховой суммы, так как утверждал, что находился в невменяемом состоянии в момент поджога имущества. Суд постановил, что если страхователь был бы признан невменяемым представителями судебной психиатрии, то ему бы возместили страховую сумму. Но в данном случае страхователь знал, что он совершает противоправное действие, поэтому он не мог рассчитывать на страховое возмещение. Самое интересное это то, что суд, зная, что страхователь действительно страдал психической болезнью, в данной ситуации постановил, что он был виноват в умышленном причинении вреда. Таким образом, в данном случае страхователь заранее зная о своём недостатке, намеренно хотел использовать, для того чтобы потребовать страхового возмещения.

Для лучшего понимания обстоятельств следует анализировать данное дело. В данном деле страхователь — Раймонд Томас Портер застраховал дом, в котором он жил, у страховщика — Zurich Insurance Company на период с 12 сентября 2000 г. по 12 сентября 2001 г. то есть на один год. Данный страховой полис был в основном от всех рисков, за исключением тех рисков, которые были умышленно или злонамеренно причинены страхователем или членами его семьи в и снаружи дома. Кроме того, данный полис предписывал страхователю оказывать всякое содействие во всех вопросах касающихся застрахованного имущества, а также ему и его членам его семьи предпринимать все разумные меры по предотвращению потери, повреждения, авария или вреда.

27 марта 2001 г. страхователь в результате проблем в бизнесе и личной жизни, а также вследствие чрезмерного увлечения алкоголем и страдая психическим расстройством, решил покончить жизнь самоубийством посредством сожжения дома. Но когда пожар охватил почти половину дома, страхователь передумал и сбежал с застрахованного дома. В результате этого данный дом был значительно повреждён, но к счастью никто из обитавших в доме не пострадал.

Когда страхователь потребовал возмещения страховой суммы, страховщик отказал на том основании что страхователь причинил вред застрахованному имуществу умышленно, а согласно публичной политике любой вред, умышленно причинённый со стороны страхователя, не подлежит возмещению. На что представитель страхователя возражал, утверждая, что страхователь на момент совершения поджога страдал тяжёлой формы психического расстройства, поэтому понимать, что совершал, не мог.

Следуя из этого, оговорка публичной политики здесь не была применима, так как даже если страхователь совершил данное деяние, то сделал он без злого намерения или прямого умысла.

В данном деле страхователь на суде изложил, как всё произошло, и описывал состояние своей души. Он утверждал, что очень хотел покончить жизнь самоубийством, но в последний момент передумал и вышел из дома. При этом, на суде также излагались обстоятельства, которые смогли привести страхователя к данному состоянию. Здесь было также обнаружено, что до совершения данного поджога страхователь уже совершал деяния опасные для общества, нападал на своих друзей и угрожал убить директоров компании, в которой работал. После страхователь был под постоянным наблюдением врача-психиатра, который постоянно записывал изменение в психике страхователя.

Далее, врач-психиатр составил аналитическую справку о психическом состоянии в связи с вышеуказанными событиями. В частности, он утверждал что, несмотря на нестабильное психическое состояние, он не страдает серьёзной формы психического расстройства. Кроме того, даже если его действия были отчасти спровоцированы его неуравновешенным психическим состоянием, пациент осознавал, что он совершал противоправное действие.

Исходя из данного утверждения, а также утверждения других врачей и экспертов, как и самого признания страхователя, суд установил следующее:

(1) Страхователь намеревался покончить собой посредством сожжения дома, при этом у него была чёткая способность формировать своё намерение и способность осуществить её;
(2) Страхователь полностью контролировал себя и свои действия; данное аргумент подтверждается тем фактом, что до начал огня он отпустил свою собаку с привязи, чтобы ей не причинить вреда;
(3) Самое главное и то, что подтверждает намерение страхователя совершить данное действие – это способ сожжения дома: он зажёг газету и подставил под занавесы, так что они сгорели полностью и повлекли за собой пожар. Даже врач-психиатр подтвердил, что данные действия страхователя имели целенаправленный характер и говорили о ясном умысле со стороны поджигателя.
(4) Тот факт, что страхователь сожалел о том, что совершил, говорило о том, что он знал, что совершил, и означало, что он совершил данное действие в полном ведении.

В заключение, судья установил, что страхователь не может требовать возмещения страховой суммы, так как умышленно причинил вред имуществу, даже если страдал формой психического расстройства. Страхователь даже если изменил своё решение о самоубийстве, он не предпринял никаких действий по предотвращению пожара. У суда были также основания считать, что страхователь знал намеренно, что его психическое состояние может освободить его от ответственности и более того он сможет потребовать возмещения страховой суммы.

Какая связь существует между данным случаем и мошенничеством? Как видно из обстоятельств дела, страхователь не намеревался совершать мошенничества, когда намеревался покончить собой. Мошеннический умысел возник только тогда, когда страхователь передумал совершать самоубийство, но при этом не потушил огня, который и привел к страховому событию.

Но данное дело не такое простое, как кажется. Суду, придётся решать – может ли страхователь претендовать на страховое возмещение, установить что страхователь, будучи невменяемым, имел умысел совершить намеренно действие, которое бы повлекло наступление страхового события. Мошенничество проще установить тогда когда страхователь является вменяемым, а когда страхователь совершает деяние в состоянии невменяемости или невменяемость является одной из причин наступления страхового события, то факт мошенничества трудно установить, иначе как с помощью подробного психиатрического анализа.

Мошенничество, совершённое в состоянии невменяемости можно определить как sui generic мошенничеством, хотя в криминалистической науке такое состояние не исключается. Ранее мы уже упоминали, что криминалистика такие состояния признает, и лица совершившие деяния в таком состоянии признаются виновными в совершении преступления.

Особенность данного дела заключается в том, что страхователь не намеревался совершать мошенничества, но его намерение, граничащее с мошенничеством, возникло позже. Из материалов дела было ясно, что данного страхователя в свете некоторых обстоятельств и в мошенничестве обвинить трудно.
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.