Найти

Заметки юриста

Однажды в Америке: партнерство глазами юриста

Не знаю уж, заслуга ли это американского кинематографа или всему виной устоявшиеся стереотипы, но родиной юридического бизнеса, организованного в виде фирм-партнерств, мне а первую очередь Соединенные Штаты. И поэтому осенью 2013 года я решила слетать в США не в качестве туриста, а как студент по курсу менеджмента юридической фирмы.

Что мне сразу понравилось в программе, так это возможность пообщаться и задать свои вопросы практикующим американским юристам, а не просто выслушать лекции теоретиков, которые зачастую имеют весьма отдаленное представление о вопросах, возникающих на практике.

Удивительно: американские коллеги – партнеры юридических фирм – сталкиваются с теми же проблемами, что и мы. Пожалуй, самые острые из них — контроль качества работы сотрудников, система выставления счетов и учета рабочего времени юристов, несвоевременная оплата со стороны клиентов, эффективное продвижение и реклама компании.

Большинство американских юристов начинают работу только когда клиент вносит депозит на счет фирмы, с которого списываются средства по мере оказания услуг (например, раз в месяц вместе с выставлением счета за услуги). Когда депозит заканчивается, фирма просит клиента пополнить его и только в этом случае продолжает оказывать услуги. Периодически сталкиваюсь c несвоевременной оплатой счетов, особенно платежей, проходящих через валютный контроль, и хотелось бы, конечно, перенять опыт. Хотя, похоже, российский рынок еще не вполне готов к такой системе правоотношений.

Нередко американские юристы работают по такой системе оплаты: почасовая ставка плюс так называемый «гонорар успеха». В российской действительности в особенности после небезызвестного постановления КС гонорар успеха применяется не так часто. И это, на мой взгляд, не столь выгодно прежде всего клиентам: при почасовой ставке юристы фактически оказываются заинтересованы работать как можно дольше с наименьшим результатом.

Другой извечной проблемой и корнем непонимания между юристами и клиентами становятся сами счета, выставленные с применением почасовой ставки. Действительно, зачастую сложно определить, какое потраченное время можно считать разумным для выполнения определенной работы. Клиентам иногда кажется, что и самый сложный иск можно написать за полчаса. А юристы, со своей стороны, напротив нередко злоупотребляют доверием клиентов, указывая, что на написание простейшего ходатайства были затрачены несколько часов работы чуть ли не самого высококвалифицированного сотрудника. Соседствуют с этим и манера многих юридических фирм поручить выполнение задания сначала помощнику юриста, а потом это задание проверяют по очереди младший юрист, старший юрист и партнер. И часы, затраченные каждым из сотрудников, выставляются в счет клиенту. Безусловно, возможны ситуации, когда такой подход оправдан. Однако зачастую возникает справедливый вопрос: почему бы сразу не поручить написание необходимого документа тому сотруднику, чьей компетенции достаточно для выполнения этого задания?

Американские юристы выставляют клиентам все свои накладные расходы и не только. Отдельно клиенты оплачивают километраж, который пришлось «намотать» юристу в случае его выезда из офиса, а также время, которое он провел в дороге. С позиции юриста это кажется вполне справедливым: так как большинство документов имеет конфиденциальный характер, я, например, лишена возможности работать, пока лечу четыре часа в самолете в командировку по поручению клиента, чтобы принять участие в судебном заседании. Ведь при иных обстоятельствах я могла бы потратить эти часы на оплачиваемую работу. С другой стороны, можно понять и возмущение клиента: никто не обязан оплачивать предположительную упущенную выгоду.

Не скрою, самым животрепещущим вопросом был для меня эффективный контроль качества выполняемой работы. В Америке я ощутила его остроту как никогда: 12 часов разницы во времени фактически выключали меня из какого-либо участия в жизни офиса. Конечно, можно было бы работать по ночам (что иногда и приходилось делать), но был бы смысл от поездки, если бы на лекции я приходила, поспав два часа? К сожалению, американские коллеги не смогли ничего подсказать. Как и у нас, у них вопрос качества работы в рамках определенной практики внутри фирмы почти всегда «завязан» на одного человека – руководителя практики. Такой подход влечет за собой массу проблем, начиная с необходимости контролировать исполнение чуть ли не самого мелкого поручения, заканчивая практически обязанностью осуществлять такой контроль, находясь даже в отпуске или командировке.

Надо отметить, что эти проблемы роднят российский и американский юридический бизнес. Панацеи нет ни у нас, ни за океаном.

Автор – Яна Брутман, партнер юридического бюро «Знак-Защита»
  • 0
  • 23.01.2014, 16:46
  • Администратор блогов
Обновить список комментариев

Комментарии (3)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Отсутствие внешних жалоб, положительный результат, следования проформам документам, регламентам юридической фирмы, решениям принятым на совещаниях и индивидуальных встречах.

    Ответить

    • Депозит у нас пополняется не когда он закончился, а после того, как был выставлен счет, т.е. депозит обычно должен оставаться нетронутым. Логика здесь понятна: клиент может запаздывать с оплатой счета (или перестать платить), а работу нужно продолжать и вот на этот случай и существует депозит. По нашим правилам неуплата клиентом счетов является основанием для расторжения договора с клиентом (через ходатайство, конечно же) при условии, что интересы клиента сильно не пострадают. Например, перед самым судебным заседанием или в ходе заседания бросать клиента нам просто запрещено. Вот и придется выполнять работу в надежде, что депозит покроет наработанные часы.

      В отношении работы, которая будет выполняться множеством юристов (от самого младшего до самого старшего) здесь тоже не все так просто: обычно для того, чтобы уменьшить (а не увеличить) расходы клиента определенную работу поручают, например, паралигалу, чью работу потом проверяет на качество сам юрист. Клиенты об этом, естественно, знают и понимают, почему это так делается. Например, составление типового договора лучше поручить паралигалу, который «стоит» $120 в час, а юрист (который стоит $350 в час) просто его проверит и поставит свою подпись. Выгода для клиента здесь налицо. Конечно, если речь идет о какой-то сложной работе, то здесь расходы увеличиваются значительно, но не настолько, чтобы проверять работу младшего юриста в три этапа.

      Накладные расходы нам кажутся оправданными и они компенсируют расходы, которые несет юрист. Клиент мне платит и за дорогу и гостиницу и суточные, если мне нужно ехать в другой город. Клиенты это прекрасно понимают, хотя может и не радуются таким расходам. У нас также существует механизм рассмотрения жалоб клиентов в суде, о чем мы обязательно должны сообщать своим клиентам, если у них будет спор с юр. фирмой. Суд, как правило, относится с пониманием к доводам юристов, но расходы снижает хотя бы и на 5%-10%. Поэтому юристы стараются не доводить такие споры до суда и сами дают клиентам скидки.

      Ответить

      • Статья заслуживает внимания. Было бы здорово, Яна, если бы Вы опубликовали типовой проект договора между фирмой и его клиентом. Как у них прописываются финансовые условия на бумаге?

        Ответить

        Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.