Найти

Заметки юриста

Преюдиция и разграничение компетенций судов

Готовясь к одному из дел, которое сопровождает наше бюро, я несколько неожиданно для себя столкнулась с проблематикой применения преюдиции. Поначалу мне показалось, что вопрос не стоит выеденного яйца: любой практикующий юрист постоянно встречается с преюдицией. Однако, бывают и неоднозначные случаи.

Предположим, юридическое лицо, действуя недобросовестно, завладевает чужой собственностью. Сфабриковав доказательства по делу (например, подделав договор, доверенность, подкупив эксперта или свидетеля и пр.), это юридическое лицо выигрывает спор в арбитраже. Рассуждая с формальной точки зрения, нет оснований считать решение неправосудным до того момента, пока факт подделки доказательства или дачи ложных показаний в суде не доказан.

Далее, скорее всего, решение вступит в законную силу либо будет обжаловано в апелляционной инстанции и там устоит. И действительно, ведь оснований для отмены решения нет.

Продолжим фантазировать: после вступления решения в законную силу в отношении руководителя юрлица возбуждают уголовное дело по факту мошенничества. И составной частью объективной стороны преступления как раз и являются действия, направленные на хищение той собственности, право на которую подтвердил арбитражный суд.

С формально-юридической точки зрения, обвинительный приговор не может быть вынесен до тех пор, пока не пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам решение арбитражного суда. В свою очередь, у арбитража отсутствуют основания для пересмотра решения по вновь открывшимся обстоятельствам, пока не вынесен обвинительный приговор.

Такая ситуация не раз была предметом рассмотрения КС как по жалобе граждан, так и по ходатайству председателя СК. И всякий раз КС непреложно стоял на том, что преюдициальность судебного решения по гражданскому спору может быть преодолена исключительно путем пересмотра такого решения в предусмотренном законом порядке. Для любого юридически образованного человека это звучит логично. Но вопрос в том, как может решение арбитражного суда предрешать вывод по уголовному делу? К сожалению, именно таким образом пытались трактовать и законодательство, и акты КС многие мои коллеги.

Но давайте еще усложним задачу. Юридическое лицо, в пользу которого было вынесено решение арбитражного суда и руководитель которого проходит по уголовному делу по мошенничеству в качестве обвиняемого, ликвидируется. В соответствии со ст. 150 АПК, это является основанием для прекращения производства по делу.

Таким образом, у нас остается решение арбитражного суда, которое невозможно преодолеть путем пересмотра в силу наличия основания, предусмотренного ст. 150 АПК РФ. Идеальная схема. Имуществом завладели, производство в арбитраже прекращено, и, вроде как, обвинительный приговор тоже не может состояться – ведь существует неотмененное преюдициальное решение.

Однако, на мой взгляд, ключевым моментом должно быть понимание и разграничение компетенций судов, разрешающих гражданские и уголовные дела. Предметом рассмотрения арбитражного суда было право собственности на имущество. Предметом же рассмотрения суда общей юрисдикции является факт совершения преступления, объективной стороной которой является преступное завладение чужой собственностью.

То есть арбитражный суд не устанавливал и не мог установить факты и сделать выводы о виновности лиц, о фальсификации доказательств и другие, находящиеся в компетенции суда общей юрисдикции. А значит, решение арбитражного суда не может предопределять выводы суда, разрешающего уголовное дело. То, что арбитраж утвердил право собственности на имущество за обвиняемым по уголовному делу, не является для суда общей юрисдикции преюдициальным и предрешающим, доказывающим невиновность обвиняемого.
Следование именно такой логике способствует установлению справедливости при постановлении приговора и обеспечивает сохранение баланса интересов.

Автор — Яна Брутман, партнер юридического бюро «Знак-Защита»
  • 0
  • 07.10.2013, 13:49
  • Администратор блогов
Обновить список комментариев

Комментарии (41)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Автор статьи явный фантазер. На деле нет никаких проблем у суда по рассматриваемому уголовному делу вынести обвинительный приговор при наличии любого арбитражного решения.

    Ответить

      • Партнер,
        • 9 октября 2013, 11:33
        Кирилл, КС тоже фантазировал?

        Ответить

          • А при чем здесь КС? Вы пишите о своих фантазиях, называя их фантазиями (абзац 4 Вашей статьи), но к сожалению Ваши фантазии не имеют ничего общего с реальностью. В реальности СОЮ, особенно в части уголовного процесса, игнорируют решения арбитражных судов.

            Ответить

              • Партнер,
                • 9 октября 2013, 11:45
                Не цепляйтесь к словам. Рассмотренная ситуация абсолютно реальна.
                А Вы пример, пожалуйста, «абсолютного игнора» приведите.

                Ответить

                    • 9 октября 2013, 17:00
                    Куча обвинительных приговоров по стране.

                    Ответить

                    • Запросто (без имен и фамилий только). Уголовное дело по ч.4 ст. 159 УК. Вменяется хищение денежных средств по договору строительного подряда путем передачи части работ на фиктивную фирму и фактического обнала этих денег.
                      В суд защита подсудимого и свидетель — субподрядчик представляют решение АС, засиленное апелляцией и ФАС, по которому налоговый орган, узнав, что есть такое уголовное дело, доначислил «фиктивному субподрядчику» налогов. В суде субподрядчик и подрядчик доказали реальность договорных отношений и объемы выполненных работ.
                      В уголовном процессе суд заявил, что это не относится к нашему делу, деньги. которые были перечислены субподрядчику — это способ хищения, подсудимому дали 3 года реального срока.
                      И таких примеров масса.

                      Ответить

              • «Абсолютный игнор» проистекает из ст. 90 УПК РФ, где прямо указано на невозможность предрешения виновности лиц, не участвовавших в рассматриваемом уголовном деле. Верю — Вы знаете как называются лица, участвующие в уголовном деле, в чем заключается такое участие и чем заканчивается рассмотрение уголовного дела. Судья СОЮ напишет в приговоре, что арбитражный суд не мог исследовать все доказательства по рассматриваемому уголовному делу, и с легким сердцем приговорит «участников арбитражного процесса», даже не утруждая себя оценкой глубины доказательств обстоятельства, предусмотренного п.2 ч.1 ст. 73 УПК РФ. См.приговор Дорогомиловского райсуда г. Москвы по «делу БТА Банк» в октябре 2012 г. Однако, считаю, что Вы правильно рекламируете коммерческих потенциал рассмотрения обстоятельств уголовного дела в системе арбитражных судов. Ничто, кроме жадности клиента, не помешает Вам подменить коммерческий спор установлением «истины». Плохо, что на такой междусобойчик может потом, уже по уголовному делу, заглянуть прокурор.

                Ответить

                  • Партнер,
                    • 9 октября 2013, 17:21
                    Я не совсем поняла Ваши рассуждения, давайте по порядку.
                    Судья СОЮ напишет в приговоре, что арбитражный суд не мог исследовать все доказательства по рассматриваемому уголовному делу — так действительно может быть, в чем проблема?
                    и с легким сердцем приговорит «участников арбитражного процесса» — это как? В арбитраже были юр лица, приговаривают физ лиц…
                    Однако, считаю, что Вы правильно рекламируете коммерческих потенциал рассмотрения обстоятельств уголовного дела в системе арбитражных судов. — Во-первых, я ничего не рекламирую. И уж тем более не предлагаю рассматривать уголовные дела в системе арбитражных судов.
                    Плохо, что на такой междусобойчик может потом, уже по уголовному делу, заглянуть прокурор. — А Вы как себе представяете возбуждение уголовного дела без прокурора? И о каком междусобойчике идет речь?

                    Ответить

                  • Общий вывод — упразднить преюдицию как институт.

                    Ответить

                    • Преюдиция относится на тех лиц, в отношении которых состоялось судебное решение. Правильно было отмечено, что в АС приходят юрлица, а обвинение предъявляется физлицу. Кроме того, доказательства по гражданскому делу могут быть и не подложными, то есть и подписи и печати подлинные. По договору подряда сторона передает изделия, изготовленные своими силами. Физлицо обладающее информацией о наличии договора, переименовывает свое юрлицо в идентичное Подрядчику и при передаче изделий, изготовленных по договору, предъявляет накладные от своего юрлица. Наименования одни и те же, а реквизиты новые. И еще после всего к подписанию предъявляются документы от подрядчика. АС принял решение о признании отношений разовыми сделками и взыскал. Заявление по ч. 4 ст. 159 уже больше года ходит по коридорам ОД, СК и Прокуратуры.

                      Ответить

                      • Яна, очевидно, что дело Эквисмана не даёт вам покоя достаточно давно. Однако я просил бы вас в дальнейшем освещать «якобы гипотетическую» ситуацию объективно — учитывая, что она не гипотетическая, а весьма реальная.
                        Большинство коллег же правильно написала, да и КС на эту тему уже обвысказывался — судебное решение преюдициально в рамках компетенции суда.

                        Ответить

                        Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.