Найти

Практика разрешения споров и медиации «Пепеляев Групп»

Отказ от частично не исполненных сделок в процедурах банкротства и возможность признания отказа недействительным


Автор: Юлия Литовцева, ведущий юрист практики разрешения споров и медиации «Пепеляев Групп»

Действующее законодательство наделяет арбитражного управляющего правом отказа от исполнения договоров, не исполненных сторонами полностью или частично. В Федеральном Законе «О несостоятельности (банкротстве)» данное право установлено в ст. 102, а в Федеральном законе № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организации» в ст. 50.34.

При применении ст. 102 Закон о банкротстве было выявлено неоднозначное понимание участниками процесса банкротства и судами понятия «частично не исполненные сделки».

Наиболее часто в практике возникают следующие вопросы:
— можно ли считать в смысле ч. 2 ст. 102 Закона о банкротстве частично не исполненной сделку, обязательства по которой были исполнены (частично исполнены) одной из сторон сделки;
— вправе ли при отсутствии встречного исполнения (полностью или в части) внешний (конкурсный) управляющий должника отказаться от такой сделки (соответственно полностью или в части) на основании ст. 102 Закона о банкротстве?

В силу п. 2 ст. 102 Закона о банкротстве внешний управляющий может отказаться от исполнения договоров и иных сделок должника, только если они не исполнены сторонами полностью или частично, и если такие сделки:
1) препятствуют восстановлению платежеспособности должника
2) исполнение должником таких сделок повлечет за собой убытки для должника по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах.

В соответствии с п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий вправе отказываться от исполнения сделок в порядке, установленном ст. 102, в том числе, от сделок, не исполненных (частично не исполненных) одной из сторон сделки, при условии, что встречные обязательства полностью исполнены другой стороной.

На основании этого можно сделать вывод о том, что внешний (конкурсный) управляющий должника вправе отказаться от сделки исполненной должником, которая полностью или частично не исполнена контрагентом.

Однако, судебная практика подходит к решению данного вопроса с различных позиций. В большинстве случаев суды исходят из невозможности отказа внешнего (конкурсного) управляющего от сделки, исполненной должником, даже при наличии не исполненного контрагентом встречного обязательства. При этом, судебные акты не содержат какой-либо аргументации данного подхода, лишь констатируя, что поскольку обязательства должником исполнены, договор не может быть признан расторгнутым в порядке статьи 102 Закона о банкротстве.

Прежде всего, такие ситуации возникают при заключении договоров о передаче какого-либо имущества должника в собственность другому лицу, факт исполнения, которых со стороны должника подтверждается регистрацией права на имущество за контрагентом, регистрацией изменений в учредительных документах в связи с передачей доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, внесением записи в реестр акционеров, платежными документами о предоставлении денежных средств по договору займа.
Нередко, суды ссылаются на общие нормы, предусматривающие иные последствия неисполнения контрагентом того или иного договора. Например, по одному из дел, суд апелляционной инстанции указал на невозможность истребования должником имущества у покупателя в связи с отказом внешнего управляющего организации-продавца от договора купли-продажи, ссылаясь на последствия неисполнения покупателем обязательств по оплате товара, предусмотренные пунктами 1, 3 статьи 488 ГК РФ, и на то, что договор не был расторгнут в порядке, предусмотренном п. 2 ст. 450 ГК РФ. По моему мнению, при наличии специальных норм в Законе о банкротстве, применение противоречащих им общих норм является ошибочным. В практике также встречается неверная позиция, в соответствии с которой суды считают неправомерным отказ внешнего (конкурсного) управляющего от договора, содержащего условие о недопустимости одностороннего отказа от исполнения сделки.

Не выдерживает критики и ссылка на недопустимость отказа арбитражного управляющего от договора должника, не исполнившего обязательства в установленный договором срок, со ссылкой на то, что это противоречит общим принципам гражданского законодательства.
Сомнительной представляется и ссылка на невозможность отказа внешнего (конкурсного) управляющего должника от договора, по которому не наступил срок исполнения сделки контрагентом. Совершенно очевидно, что данный срок может быть столь отдаленным, что исполнение такого рода сделки будет препятствовать восстановлению платежеспособности должника в процедуре внешнего управления или удовлетворению требований кредиторов в конкурсном производстве.

В связи с этим более обоснованной представляется позиция, в соответствии с которой внешний (конкурсный) управляющий вправе заявить отказ от сделки, которая была исполнена должником, но полностью или частично не была исполнена его другой стороной.
Следует обратить внимание на возможность отказа внешнего (конкурсного) управляющего от длящихся договоров, например, договоров аренды имущества должника. Договор аренды, срок действия которого не истек, является неисполненным, поскольку с передачей имущества в аренду отношения по пользованию им только возникают, при этом, договор предполагает исполнение сторонами обязательств в течение предусмотренного им срока.

Оценивая договор с точки зрения его частичного неисполнения, необходимо учитывать, что отсутствие регистрации перехода права собственности не может являться основанием для отказа внешнего (конкурсного) управляющего от договора. Момент исполнения договора отличается от моментов его заключения и регистрации перехода права собственности на недвижимость, поэтому регистрация перехода права собственности не является составной частью процесса исполнения договора.

Буквальное толкование п. 2 ст. 102 Закона о банкротстве позволяет сделать вывод о возможности отказа от не исполненных полностью или частично сделок. В связи с этим, в практике возникает вопрос о возможности отказа внешнего (конкурсного) управляющего от договоров, обязательства по которым были прекращены не исполнением, в какой-либо иной форме (отступное, новация, зачет и т.п.).

Представляется обоснованным подход, согласно которому вышеуказанные положения п. 2 ст. 102 Закона о банкротстве подлежат расширительному толкованию. Внешним (конкурсным) управляющим не может быть заявлен отказ от договора, обязательства по которому были прекращены не в связи с их исполнением, а иным способом. Данная позиция находит поддержку и в судебных актах.Нередко в практике возникает вопрос о том, вправе ли должник требовать возврата исполненного по сделке, от которой внешним (конкурсным) управляющим в установленном порядке был заявлен отказ?

Цель отказа внешнего (конкурсного) управляющего от сделок должника, препятствующих восстановлению его платежеспособности или влекущих за собой убытки, не может быть достигнута без возврата, исполненного по таким сделкам. Иной подход привел бы к неосновательному обогащению с учетом разъяснений, содержащихся в п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении». При расторжении договора сторона не лишена права истребовать ранее исполненное по сделке, если другая сторона неосновательно обогатилась.

Данный подход нашел отражение в судебной практике, связанной с истребованием исполненного по сделке, от которой внешним (конкурсным) управляющим был заявлен отказ.
Немало спорных ситуаций связано с отказом внешнего (конкурсного) управляющего от договора уступки должником права требования. На практике возникают случаи, когда отказ от такого договора заявлен внешним (конкурсным) управляющим после включения в реестр требований кредиторов требований последующего кредитора, основанных на первоначальном договоре и договоре уступки права требования.
Влечет ли в этом случае отказ внешнего (конкурсного) управляющего возможность замены последующего кредитора на первоначального кредитора в реестре требований кредиторов должника?

Пунктом 25 Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрено, что в случае признания на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве недействительной сделки должника, направленной на прекращение обязательства, обязательство должника перед соответствующим кредитором считается восстановленным с момента совершения недействительной сделки, а право требования кредитора по этому обязательству к должнику считается существовавшим независимо от совершения этой сделки (абзац первый пункта 4 ст. 61.6 Закона о банкротстве).

При применения по аналогии данной правовой позиции ВАС РФ отказ внешнего (конкурсного) управляющего от сделки уступки должником права требования к первоначальному кредитору, являвшейся основанием для установления требований последующего кредитора, влечет возможность замены последующего кредитора на первоначального кредитора в реестре требований кредиторов должника по заявлению внешнего (конкурсного) управляющего, первоначального или последующего кредиторов.

Исследуя институт отказа арбитражных управляющих от договоров должника, необходимо затронуть и такой вопрос, как допускается ли оценка правомерности отказа внешнего (конкурсного) управляющего должника от сделки вне рамок дела о банкротстве данного должника, а также, в рамках дела о банкротстве должника при отсутствии самостоятельного заявления о признании отказа от сделки недействительным?
С учетом разъяснений пункта 1 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», по данной главе могут, в частности, оспариваться действия, направленные на прекращение обязательств.

Отказ от сделки является действием, направленным на прекращение обязательств.
В пункте 4 Постановления Пленума ВАС РФ № 63 разъясняется, что сделки, признаваемые недействительными по перечисленным в Законе о банкротстве основаниям, являются оспоримыми, а не ничтожными.
Оценка оспоримой сделки с точки зрения ее действительности возможна только в рамках рассмотрения самостоятельного иска или заявления в рамках дела о банкротстве в случае оспаривания сделки по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве.

Таким образом, оценка действительности отказа внешнего (конкурсного) управляющего от сделки должника с точки зрения специальных оснований, предусмотренных Законом о банкротстве, может быть дана только в рамках рассмотрения самостоятельного заявления о признании отказа недействительным в рамках дела о несостоятельности (банкротстве).

Что касается общих оснований недействительности сделки, установленных ГК РФ проверка их наличия и оценка действительности отказа внешнего (конкурсного) управляющего возможна как в рамках самостоятельного иска или в ходе рассмотрения иных исков, так и в рамках рассмотрения иных заявлений в деле о банкротстве. Например, оценка отказа от исполнения договора может быть дана в рамках рассмотрения исков об освобождении арендованного помещения, о взыскании задолженности, об истребовании неосновательного обогащения, о расторжении договора. В деле о банкротстве оценка правомерности отказа внешнего (конкурсного) управляющего от договора возможна в рамках рассмотрения заявления кредитора об установлении требования, заявления о правопреемстве и замене кредитора в реестре требований кредиторов.

С точки зрения перспектив предъявления в арбитражный суд иска о признании недействительным отказа внешнего (конкурсного) управляющего от договора или оценки такого отказа в рамках иных судебных разбирательств представляет интерес практика ФАС Поволжского округа. По одному из дел банк обратился с иском к обществу о признании недействительным отказа конкурсного управляющего от исполнения договора об открытии кредитной линии. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным судом, в удовлетворении исковых требований отказано. Оставляя в силе данные судебные акты, кассационная инстанция сделала вывод о том, что исковые требования банка не подлежат удовлетворению, поскольку это не приведет к восстановлению прав и законных интересов истца в силу того, что исполнение обязательств должника осуществляется в случаях и в порядке, которые установлены Законом о банкротстве (главой VII).
  • +8
  • 27.04.2011, 11:31
  • «Пепеляев Групп» ЮФ
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.