Найти

Практика разрешения споров и медиации «Пепеляев Групп»

Начисление процентов и пени по договорам займа в процедурах наблюдения и внешнего управления


Ю.В. Литовцева, ведущий юрист практики разрешения споров «Пепеляев Групп», кандидат юридических наук.

Согласно п. 1 ст. 4 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей, возникших до принятия судом заявления о признании должника банкротом и заявленных после принятия судом такого заявления и до принятия решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, определяются на дату введения каждой процедуры банкротства, следующей после наступления срока исполнения соответствующего обязательства.

Буквальное прочтение данного положения позволяет сделать вывод об отсутствии каких-либо исключений для отдельных видов денежных обязательств с точки зрения порядка установления даты, на которую определяется состав и размер денежных обязательств. Однако, это не совсем так.

Существуют денежные обязательства, которые могут быть установлены на дату введения процедуры наблюдения, а впоследствии – доначислены и включены в реестр требований кредиторов в размере, определенном на дату введения следующей процедуры.
И напротив, есть денежные обязательства, которые могут быть включены в реестр требований кредиторов единожды, и сумма требований, основанных на данных обязательствах, включенных в реестр требований кредиторов, не может быть впоследствии увеличена.
К числу последних из указанных обязательств относятся обязательства по уплате процентов по договорам займа и кредитным договорам.

Соответствующий подход нашел отражение в постановлении Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве». В п. 4 названного постановления указано, что по смыслу норм п. 1 ст. 4 Закона о банкротстве проценты, подлежащие уплате на сумму займа (кредита) соответственно на дату подачи в суд заявления о признании должника банкротом или на дату введения соответствующей процедуры банкротства, присоединяются к сумме займа (кредита). В реестр требований кредиторов подлежит включению требование об уплате получившейся денежной суммы, размер которой впоследствии не изменяется.

Таким образом, после включения в реестр требования по заемному (кредитному) обязательству (в состав которого входит уплата процентов) размер задолженности по нему раз и навсегда фиксируется и предусмотренные договором проценты на сумму займа (кредита) больше не начисляются. Ни в текущей, ни в последующих процедурах доначислить эти проценты на сумму займа (кредита) и дополнительно включить их в реестр требований кредиторов нельзя.

Несколько отличный от вышеприведенного подход имеет место в случаях, когда кредитор, обратившийся с заявлением об установлении требований по процентам, начисленным по договорам займа (кредита), одновременно являлся заявителем по делу о несостоятельности (банкротстве). В силу п. 2 ст. 7, п. 3 ст. 40 Закона о банкротстве право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора по денежным обязательствам, подтвержденным вступившим в законную силу решением суда, рассматривавшего требование конкурсного кредитора к должнику. Соответственно, по результатам проверки обоснованности заявления конкурсного кредитора о несостоятельности (банкротстве) должника, основанного на решении суда о взыскании основного долга и процентов по договору займа (кредитному договору), в реестр требований кредиторов могут быть включены требования по процентам, начисленным на дату вынесения решения суда.

С учетом положений п. 1 ст. 4 Закона о банкротстве конкурсный кредитор, одновременно являющийся заявителем по делу о банкротстве, вправе в любой из процедур доначислить проценты по договору займа и заявить соответствующие требования за период с даты вынесения судом решения до даты введения в отношении должника процедуры, в ходе которой данный кредитор заявит соответствующее требование.

Однако в судебной практике встречается подход, согласно которому конкурсный кредитор, одновременно являющийся заявителем по делу о банкротстве, вправе в любой из процедур доначислить проценты по договору займа и заявить соответствующие требования только за период с даты вынесения судом решения до даты обращения с заявлением о признании должника банкротом (Постановления ФАС Поволжского округа от 15.07.2010 по делу № А12-16139/2009, от 16.07.2010 по делу № А12-16138/2009). Данный подход является ошибочным как несоответствующий положениям ст. 4 и 63 Закона о банкротстве, и не оправданно ограничивающий права конкурсного кредитора, выступающего заявителем по делу о банкротстве, доначисление процентов на дату введения в отношении должника процедуры наблюдения.

Трудно согласиться с мнением, согласно которому на дату введения наблюдения определяется и размер денежных обязательств, требования по которым впервые заявлены в процедурах финансового оздоровления и внешнего управления. По мнению сторонников такого подхода, данный вывод следует из системного толкования абз. 2 п. 1 ст. 4 во взаимосвязи с п. 3 ст. 63 Закона о банкротстве. Согласно данного подходам (Телюкина М.В.), если, например, срок исполнения требования наступил до принятия заявления о банкротстве, а заявлено это требование было на стадии финансового оздоровления, то состав и размер платежей будут определяться на дату введения наблюдения.

Полагаем, что признание наступившим срока исполнения обязательств по договору займа (кредитному договору) не является основанием для прекращения начисления процентов за пользование денежными средствами в процедурах, предшествующих процедуре, в ходе которой кредитором впервые было заявлено соответствующее требование.

На наш взгляд ответ на данный вопрос связан с проблемой соотношения процентов, начисляемых по договорам займа (кредитным договорам), и процентов, предусмотренных п. 2 ст. 81 и п. 2 ст. 95 Закона о банкротстве.

Начисление предусмотренных вышеуказанными нормами процентов продиктовано необходимостью компенсации имущественных (экономических) потерь кредиторов, возникших в связи с отсрочкой и рассрочкой платежей в соответствии с графиком погашения задолженности должника, в отношении которого введена процедура финансового оздоровления, или в связи с мораторием на удовлетворение требований кредиторов во внешнем управлении и не заменяет начисления процентов за пользование заемными средствами.

При буквальном толковании абз 10 п.1 ст. 81 Закона о банкротстве проценты, являющиеся платой за пользование чужими денежными средствами (например, по кредитному договору), а не санкциями, продолжают начисляться.

Таким образом, у кредиторов по заемным (кредитным) обязательствам есть возможность выбора. Они могут предъявить свое требование к должнику раньше, потеряв возможность доначислить проценты на заемные средства в последующих процедурах банкротства, и получить права, связанные со статусом конкурсного кредитора. Либо кредиторы могут с целью установления большей суммы процентов не заявлять о включении своего требования в реестр до открытия конкурсного производства, лишаясь при этом возможности влиять на ход дела о банкротстве в предшествующих процедурах.

Следует отметить, что само обязательство по уплате процентов, подлежащих начислению в соответствии с условиями договора на сумму займа (кредита) в период наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления после установления требования кредитора не прекращается, а лишь не может быть исполнено в рамках дела о банкротстве в силу специального порядка удовлетворения требований конкурсных кредиторов. В случае же, если платежеспособность должника будет восстановлена и дело о банкротстве будет прекращено, такой кредитор будет вправе получить предусмотренные договором проценты в полном объеме за все время пользования займом (кредитом). В силу вышеизложенной правовой позиции в практике возникает вопрос о том, распространяется ли данный подход на иные платежи, по кредитному договору, в частности, на штрафные санкции?

Судебная практика по данному вопросу противоречива.

В одних случаях, суды указывают, что содержащиеся в п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 63 разъяснения распространяются и на иные платежи по кредитному договору, в том числе и на штрафные санкции (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 23.03.2011 по делу № А79-13404/2009 и от 17.03.2011по делу № А43-19794/2009; постановление ФАС Центрального округа от 13.05.2010 № Ф10-1584/10; постановление ФАС Поволжского округа от 17.11.2010 по делу № А65-13774/2009.)

В других случаях, суды считают правомерным доначисление санкций, предусмотренных договором займа (кредитным договором) до даты введения в отношении должника процедуры конкурсного производства (постановления ФАС Поволжского округа от 15.07.2010 по делу № А12-16139/2009 и от 16.07.2010 по делу № А12-16138/2009; постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 03.03.2011 по делу № А32-34327/2009 и от 24.02.2011 по делу N А32-36099/2009; постановление 12-го Арбитражного апелляционного суда от 23.08.2010 по делу № А12-18257/2009.)

Последняя позиция представляется наиболее верной, поскольку Закон о банкротстве не содержит каких-либо норм, ограничивающих начисление неустоек и иных санкций в процедуре наблюдения. Соответствующие ограничения содержатся в п. 1 ст. 81 Закона о банкротстве применительно к процедуре финансового оздоровления, в п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве применительно к процедуре конкурсного производства.

В заключение хотелось бы отметить, что применяемая в настоящее время судами правовая позиция о невозможности доначисления процентов по договорам займа (кредитным договорам), содержащаяся в п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 63, представляется необоснованно ограничивающей права кредиторов. При буквальном толковании вышеприведенных норм проценты, являющиеся платой за пользование чужими денежными средствами (например, по кредитному договору), а не санкциями, продолжают начисляться в процедурах наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления.
  • +7
  • 04.05.2011, 16:41
  • «Пепеляев Групп» ЮФ
Обновить список комментариев

Комментарии (3)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Знаете, вообще суды путают понятия неустойки и убытков, причисляя их к санкциям. В Узбекистане, Верховный Суд вообще запретил взимать неустойку и убытки одновременно мотивируя это тем, что оба имеют наказывающий характер, поэтому один из них должен быть исключен (Постановление Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Узбекистан «О некоторых вопросах применения актов гражданского законодательства об имущественной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств» № 163 от 15 июня 2007 г. ).

    • Постановление Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Узбекистан «О некоторых вопросах применения актов гражданского законодательства об имущественной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств» № 163 от 15 июня 2007 г.

      п.19… Разъяснить судам, что если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой.
      Если Вы об этом, то в РФ такое положение закреплено в п.1 ст. 394 Гражданского Кодекса РФ, но стороны могут изменить такое положение в договоре.
      О том, что суд причисляет убытки к санкциям, в приведенном Вами постановлении, слов не имеется. Суд исходит из того, что неустойка является способом обеспечения исполнения обязательств должником и не должна служить средством обогащения кредитора.

      • Я должен признать, что здесь я сослался не на тот судебный акт. Такую позицию суд изложил основываясь на данном постановлении в деле 15-09-09/2068, который рассматривался в аппеляционной инстанции Ферганского Хоз. Суда.

        Неустойка и убытки два разных понятия. Даже если они взимаются вместе, необходимо помнить что неустойка может взиматься независимо был ли убыток или нет, просто из-за факта неисполнения договора, тогда как убытки должны взиматься, если сторона потерпела убытки вследствие неисполнения договора.

        Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.