Найти

Дмитрий Жданухин о PRаве, корпоративном коллекторстве и не только

Иск коллекторов к Роспотребнадзору и медиация

В связи с принятием Арбитражным судом города Москвы иска Центра развития развития коллекторства к Роспотребназору по поводу защиты деловой репутации честных корпоративных коллекторов, задумался о таком ходе как приглашение к медиации. Не буду отрицать, что такой ход имеет PR-значение, но это привлечение внимания, в том числе, к важной и актуальной идее медиации в спорах с госорганами.

Идею о медиации при спорах, например, с ИФНС как то интересно объяснила мне руководитель Юридического центра Инлогос Екатерина Цацулина. Речь шла о варианте медиации на фоне возможного проигрыша «налоговой» в суде. Мне эта идея показалось очень созвучной тому, что можно назвать коллекторской медиацией, т.е. ситуацией, когда руководителю организации-должника, который раздумывает о возможности «слить» компанию, демонстрируется, с одной стороны, программа взыскания (включающая, например: включение в Реестр должников, где будет информация о нем как участнике на момент возникновения долга и о его новых организациях, проект обвинительного заключения и т.д.), а, с другой стороны, бизнес-план, в котором при вхождении банка-кредитор в капитал его организации будет возможность решения финансовых проблем. Как мне кажется, такую коллекторскую медиацию иногда использует Сбербанк (например, в случае с Мосмартом и др.).
Вот и думаю, а вообще возможна медиация в ситуации с Роспотребнадзором? или вообще, оставив этот экзотический случай в стороне, в спорах с госорганами?

Если кому интересно новость об иске к Роспотребнадзору со ссылкой на текст искового заявления тут >>>

Если что в качестве медиаторов буду предлагать участников Европейско-азиатской ассоциации медиаторов из родного Екатеринбурга )))
Обновить список комментариев

Комментарии (8)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Идея очень интересная, но вряд ли глава Роспотребнадзора, сядет за стол переговоров с коллекторами, они же по его мнению «вне» правового поля. Какой смысл вести переговоры и находить компромисс с «телефонными» террористами и «вымогателями»? Господин Онищенко, судя по его заявлениям в СМИ, считает, что он прав на все 100%!
    Очень рад, что Вы все же подали иск в защиту деловой репутации коллекторского сообщества. Если возможно, укажите номер дела, для того, чтобы было проще отслеживать ситуацию.

      • Иван,
        спасибо за ответ

        вот карточка дела kad.arbitr.ru/?id=a0a6bc99-8852-4021-a98b- 341548733fe9 номер А40-36142/2011
        Сейчас еще и Секвойя думает о возможности подачи иска, хотя мне кажется, что правильнее было бы аргументировано обратиться к Президенту РФ

        еще раз подчеркну, что случай с Роспотребнадзором для публичной медиации не подходящий, но может привлечь внимание к самой идее. Правда прочитав закон о медиации подумал, что тут вообще примирительные процедуры в таком виде как описано в законе могут не применимы, т.к. есть публичный интерес

      • Если что в качестве медиаторов буду предлагать участников Европейско-азиатской ассоциации медиаторов
        Почему их, если не секрет?

          • просто знаю о существовании этой организации и сотрудничал с отдельными участниками ассоциации

          • про коллекторскую медиацию заметка www.collectorpro.ru/collectorpro/index.php/ columns/66-column-collector/1125-kollectori- factoring

              • Цацулина Екатерина
              • 16 апреля 2011, 02:40
              • +1
              И все же теоретическая база для медиативных процедур в публичных спорах существует. Статья 190 АПК допускает использование примирительных процедур при разрешении публичных споров, если иное не установлено федеральным законом. Правда, в АПК не указано, что следует понимать под иными, кроме соглашения, примирительными процедурами. Такой процедурой как раз и может стать медиация.
              Законодатель поступил крайне непоследовательно, исключив из предмета регулирования Закона о медиации споры, которые затрагивают публичные интересы. Налицо явный диссонанс норм АПК и этого закона.
              Впрочем, по моему мнению, ничто не мешает проводить примирительные процедуры в публичных спорах с участием посредника, то есть «квази-медиацию» в менее формализованной процедуре, чем это предусмотрено Законом о медиации. Если спор уже рассматривается в суде, то результаты «квази-медиации» следует оформить соглашением в порядке 190 АПК РФ.
              Резонно возникают вопросы:
              1. Какие интересы госоргана могут побудить его сесть за стол переговоров с оппонентом?
              2. Каковы границы возможного компромисса со стороны госоргана?

              Рассмотрю данные вопросы на примере налоговых споров.
              1. Побудительным мотивом к вступлению налоговых органов в переговоры могут быть следующие обстоятельства:
              — риск взыскания судебных расходов из бюджета в случае разрешения спора в пользу налогоплательщика;
              — возможность начисления процентов на сумму излишне взысканного налога согласно п.5 ст.79 НК РФ (т.е. опять же потери бюджета);
              — возможность создания неблагоприятного для налогового органа судебного прецедента, особенно по «стереотипным» спорам.
              2. Компромисс налогового органа в примирительных процедурах обусловлен пределами его полномочий, на что прямо указывает ВАС в Постановлении Пленума от 09.12.2002 № 11 (п.5). Так, Приказами ФНС России от 09.02.2011 г. №ММВ-7-7/147@ «Об организации работы по представлению интересов налоговых органов в судах» и Письмом ФНС РФ от 14 сентября 2007 г. №ШС-6-18/716@ и от 11 мая 2007 г. №ШС-6-14/389@ налоговым органам предписано учитывать судебную практику с целью избежания бюджетных потерь. Иными словами, споры, по которым имеется обширная практика в пользу налогоплательщиков, вполне могут завершиться примирительными процедурами. И это не будет выходом налогового органа за пределы своих полномочий. Более подробно этот вопрос планирую осветить в готовящейся статье.
              Проведение каких-либо примирительных процедур по налоговым спорам – пока экзотика. Но такие примеры все же есть. Так, Сасовым Константином Анатольевичем (компания Пепеляев Групп) любезно предоставлена практика проведения переговоров по налоговому спору. Цель переговоров — отказ налоговых органов от обжалования решения, вынесенного судом в пользу налогоплательщика. Интерес налоговых органов – избежать судебных расходов. Посредник — юристы, представляющие интересы налогоплательщика.
              Хотя по закону о медиации посредник – это все же независимое лицо.
              Стоит отметить, что уровень возмещаемых судебных издержек в пользу выигравшего налогоплательщика остается зачастую скромным. Это в настоящее время не стимулирует налоговые органы к разрешению споров мирным путем.
              И все же, главная проблема медиации в публичных спорах, на мой взгляд. заключается ни в законодательных противоречиях, ни в инертности судебной практики, а в том, что сознание общества еще не вполне готово к концепции договорных отношений и равноправного партнерства с государством. Крепки патерналисткие стереотипы…

                • Екатерина,

                  я думаю, что такой развернутый комментарий Вам стоит сделать отдельной записью в блоге, чтобы у тех, кого отпугнула экзотичность и некоторая рекламность первого поста этого обсуждения все же была возможность вступить в дискуссию, а это, возможно, позволит собрать дополнительный материал для столь актуальной статьи, которая анонсируется в комментарии.
                  Я с удовольствием присоединился бы к новой дискуссии по поводу публичной медиации (кстати, тут опять таки необходимо подумать над термином — посмотреть какие могут быть переводы обозначений, используемых в зарубежной практике, что можно сконструировать самостоятельно для научных и маркетинговых целей)

                  • Цацулина Екатерина
                  • 19 апреля 2011, 11:06
                  • +1
                  Дмитрий, в ближайшее время сделаю запись в блоге

                  Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.