Найти

Юридическая фирма «Муранов, Черняков и партнеры»

«Дело библиотеки Шнеерсона»: продолжение следует

В резонансном судебном процессе в отношении библиотеки Шнеерсона Россия публично отказалась участвовать в 2009 г. на стадии рассмотрения требований организации любавических хасидов «Агудас Хасидей Хабад» (далее — Хабад) о возврате рукописей из коллекции Шнеерсона. Следовательно, российская сторона не присутствовала как при вынесении в 2010 г. Федеральным окружным судом округа Колумбия решения по существу о передаче части рукописей, так и на стадии производства об исполнении такого решения. В рамках последнего в американском суде округа Колумбия 16 января Россию обязали выплачивать по 50 000 долларов ежедневно до момента передачи рукописей Хабаду. МИД РФ изначально достаточно жестко обозначил свою позицию по этому вопросу, ссылаясь на юрисдикционный иммунитет в отношении этой библиотеки как собственности России.

Согласно акту США о предоставлении иммунитета от конфискации культурных объектов, ввезенных временно для целей временного экспонирования на выставке или демонстрации (22 USC § 2459 — Immunity from seizure under judicial process of cultural objects imported for temporary exhibition or display) на основании договора между США (включая образовательные учреждения и учреждения культуры США) и иностранным собственником (управляющим) такого имущества объекты культурной собственности не могут быть предметом судебного разбирательства в США. Условием этого иммунитета является обозначение Президентом США или иным уполномоченным им лицом (до ввоза культурного объекта в США), что такой объект представляет культурную ценность, его демонстрация в США находится в национальных интересах США, и уведомление Президента (иного уполномоченного лица) об этом внесено в Федеральный реестр.

Так, например, когда в США в 1995 г. были ввезены шапка Мономаха и иные предметы, принадлежавшие ранее царской семье, одна из якобы наследниц Романовых предъявила иск к американскому музею во Флориде, где проводилась выставка, о возврате ей как законной наследнице в собственность яйца Фаберже. Иск был отклонен со ссылкой на иммунитет.

Похожее дело рассматривалось в 2004 г., когда в США были привезены работы Малевича из Амстердама, и наследники художника подали иск к городу Амстердаму о предоставлении соответствующей компенсации, а не о возврате работ. В рамках этого дела, несмотря на позицию американских властей, суд решил, что может рассматривать такой иск, поскольку истцы не требуют вернуть имущество, а лишь требуют компенсации. Дело закончилось мировым соглашением в 2008 г. между наследниками Малевича и Амстердамом.

В ситуации с библиотекой Шнеерсона американский суд продемонстрировал беспрецедентную самостоятельность: в СМИ содержатся сведения о том, что госдепартамент и Министерство юстиции США призывали не принимать подобных решений, поскольку они повлекут неблагоприятные последствия для отношений США и России. Американские власти ранее действительно пытались заверить нашу страну, что на основании иммунитета в отношении культурных объектов библиотека Шнеерсона будет возвращена.

По общему правилу иностранное государство обладает в США судебным иммунитетом от любого иска (28 USC § 1604 — Immunity of a foreign state from jurisdiction). В соответствии с одним из исключений иностранному государству не предоставляется судебный иммунитет от юрисдикции США, если права на имущество возникли у государства в нарушении норм международного права, и такое имущество принадлежит (находится в управлении) органа (иного учреждения) иностранного государства и такой орган (иное учреждение) осуществляет коммерческую деятельность на территории США (28 USC § 1605(а)(3) — General exceptions to the jurisdictional immunity of a foreign state). Кроме того, безусловно, при установлении юрисдикции американский суд учитывал публичные и частные интересы в целях определения, являлся ли американский форум «адекватным» для рассмотрения такого дела в отношении России (доктрина “forum non conveniens”: Piper Aircraft Co. v. Reyno, 454 U.S. 235 (1981); Gulf Oil Corporation v. Gilbert, 330 U.S. 501, 508 (1947)).

Вопрос о том, должна ли Россия исполнять решение американского суда, является сложным. Напрямую РФ не отказалась от юрисдикционного иммунитета, следовательно, такой процесс не должен был иметь место в США.

Поскольку решение принято в отношении государственной собственности, Россия может заявить о его незаконности и не исполнять его. В соответствии со ст. 5 Конвенции ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности (заключена в г. Нью-Йорке 2 декабря 2004 г.) «государство пользуется иммунитетом, в отношении себя и своей собственности, от юрисдикции судов другого государства с учетом положений настоящей Конвенции». Хотя конвенция в силу не вступила (а США даже не является ее участницей), на ее положения можно ссылаться как на международно-правовой обычай (многие государства являются ее участницами, а значит, правила, установленные в конвенции, одобрены этими государствами), который является источником международного права согласно п. 1 ст. 38 Статута Международного суда ООН.

Последствия неисполнения российской стороной решения американского суда выразятся, прежде всего, в ухудшении отношений между нашими странами. Более того, если вынесен судебный акт о взыскании штрафных санкций за неисполнение судебного решения о возврате рукописей, то, вероятно, американские суды будут накладывать арест на российское имущество в США.

Безусловно, возможно развитие событий, которое повлечет принятие мер, аналогичных «закону Димы Яковлева». Представляется, что все же на межгосударственном уровне этот вопрос будет решен в ближайшее время.

Александра Хизунова, юрист «Муранов, Черняков и партнеры»
Обновить список комментариев

Комментарии (7)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Спасибо, очень интересная статья!

    • так как в США прецедентное право, то нашим юристам-международникам нужно скорее ссылаться на прецедент с яйцами Фаберже и искать подобные случаи в американской судебной практике

      • Очередная попытка увести проблем от действительности. Рассуждение юриста на тему, как бы помочь родине. Но, увы, следует вспомнить, что решение Госарбитража и, впоследствии, того же ВАС на национальном уровне было принято решение о ВОЗВРАТЕ библиотеки. Отчего же наш автор позабыл это? Конечно, можно напомнить о том, что впоследствии данные решения были отменены тем же ВАСом, но это уже совершенно не серьезно, ибо всяческие отмены своих же решений есть не юридическая работа, а — угождение начальству (Басманное судопроизводство). Но даже здесь — в случае вынесения решения о возврате — налицо явное неисполнение решения национального суда, что повсеместно практикуется теми же органами — пусть вынесут, мы будем добивать и не исполнять. Отсюда, милая барышня, прежде чем такое писать — соизвольте для начала исполнять решения суда. Второе, речь идет не о какой то национальной библиотеке/книгах, а о частной коллекции, которой человек может распоряжаться так, как считает нужным. Это аксиома при декларации частной собственности. Понимаете, можно перестрелять царскую семью, и тогда действительно не осталось наследников, но коли нашлись такие — то надо бы отдать. Следует помнить и о законе «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», чем же отличается передача? Третье, совершенно не понятно, отчего нашего автора так озаботили «ухудшения в отношения между странами», это юридический вопрос, который обсуждается здесь? Или мы в МИДе? Вывод — лучше бы помолчали, чем выступать.

          • 18 января 2013, 21:03
          Интересная статья, но смею не согласиться с определенными утверждениями. Все-таки это юридическое рассмотрение, а не дипломатическое. Если наши дипломаты не срабатывают как надо, то это не проблема юристов. Коллекция Шнеерсона частная и при этом нашлись наследники, значит подабает хотя бы нормально участвовать в качестве ответчиков и упирать, что столько лет государство сохранило и содержало библиотеку и понесла такие издержки, что возврат не возможен. Нет — Россия даже не заявила о своем рисдикционном иммунитете, а просто про игнорировала суд. Теперь вот пожимает плоды.

            • Уважаемый Денис, перед тем, как незаслуженно обвинять российских дипломатов в непрофессионализме, нужно было хотя бы почитать активные ссылки в этой статье. И тогда вы бы узнали, что в самом начале процесса в 2009 было заявлено о неподведомственности спора американскому суду (в том числе юрисдикционный иммунитет).
              Решения американских судом по этому делу — фактически наглядный пример правового нигилизма и судебного беспредела, правда «по-американски». Однако воспринимается вами, как норма. Более того: вы предлагаете воспринимать это как должное, считаете возможным согласиться с этими правилами игры (беспределом).
              Уверен, что если бы российский суд сотворил бы что-нибудь подобное, вы бы «метали гром и молнии» (в своих сочинениях), не стесняясь в выражениях.
              И на последок — прошу не передергивать и не пытаться исказить смысл моего коммента: про то, что творится у нас в судебной системе (наш «родной» беспредел), в комменте ни слова (это отдельная тема).

            • В новостях вычитал, что в ответ на претензии по библиотеке Шнеерсона, районный суд г. Урюпинска вынес решение о признании сделки по продаже Аляски недействительной и обязал Америку выплачивать ежедневный штраф в размере 50 000 000 руб. пока она не вернет России ее северную территорию.

                • Во пока будут такие комментарии юристов, то басманка будет рулить повсеместно. Не плохо бы товарищу помнить, что Аляска была продана царским правительством, и Совдепия, равно как и суд Урюпинска или Орденоносный Басманный к этому никакого отношения не имели и не имеют…

                Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.