Найти

Юридическая фирма «Муранов, Черняков и партнеры»

ВТБ vs Нутритек и Малофеев


6 февраля 2013 г. Верховный суд Англии и Уэльса вынес окончательное решение по спору российского госбанка ВТБ против «Нутритек» и др. (VTB Capital plc vs. Nutritek International Corp and others).

Истцом по данному делу выступал банк VTB Capital plc (ВТБ), в качестве ответчиков были привлечены две иностранные компании — Nutritek International Corp (Нутритек), Marshall Capital Holdings Ltd (Маршал) (обе зарегистрированы на Британских Виргинских островах) и российская компания ООО «Маршал капитал». Также в качестве ответчика по делу ВТБ указал российского гражданина Константина Малофеева, предположительно являющегося конечным бенефициаром компаний-ответчиков.

Спор возник из договора о предоставлении краткосрочного кредита, по которому истец в качестве кредитора предоставил российской компании — ООО «Руссагропром» (РАП) — целевой кредит на сумму более 225 млн долларов США для покупки у «Нутритека» нескольких производственных предприятий.

После трех произведенных выплат процентов по кредиту РАП обслуживать кредит отказался. При этом имущество, переданное в обеспечение кредита, как выяснилось позднее, обеспечивало его не более чем на 10%. После этого ВТБ, обращаясь в английский суд, обвинил «Нутритек», «Маршал» и Малофеева в представлении ложных сведений, в том числа об отсутствии у них общего контроля с РАП, а также о стоимости активов, положившись на которые, банк и выдал кредит.

Ответчики, первым делом, опротестовали юрисдикцию английского суда, а суды первой и апелляционной инстанции поддержали их доводы. Аналогичное решение большинством голосов (три из пяти) принял и Верховный суд Англии. По мнению суда, истец не доказал тесную связь спора с Англией, а согласно концепции forum-non-convenience именно на истце лежит бремя доказывания наличия такой связи и, соответственно, возможности суда принять спор к своему рассмотрению.

В своем решении Верховный суд, во-первых, указал, что выбор применимого права не влечет за собой выбор юрисдикции. Российские суды могут самостоятельно рассмотреть дело даже по английскому праву. Во-вторых, отметил, что большинство фактов по сделке связано с Россией (местонахождение свидетелей и одного из ответчиков). В-третьих, констатировал, что истцом не были представлены доказательства того, что стороны не могут получить справедливое решение в российском суде.

Помимо ключевого вопроса о подсудности, перед английским судом также был поставлен связанный с ним вопрос о снятии корпоративной вуали, а именно о том, чтобы привлечь к ответственности не только сами компании, но и якобы контролирующее их физическое лицо — Малофеева. По мнению ВТБ, именно на бенефициаре лежала непосредственная ответственность за «вовлечение» ВТБ в сделку с РАП, который был использован Малофеевым как «прикрытие» для вхождения в сделку и получение кредита.

Концепция снятия корпоративной вуали заключается в том, что несмотря на общепризнанную доктрину самостоятельности юридического лица, наличия у него собственной воли и волеизъявления в коммерческом обороте, возможны ситуации, когда для восстановления справедливости необходимо идентифицировать его со стоящими за ним физическими лицами. Данная ситуация, например, возможна, когда компания создается с заведомо мошенническими целями, являясь лишь прикрытием для лиц, которые ее основали и руководят ее действиями в своих целях, а потому привлечение к ответственности только компании было бы в такой ситуации несправедливым.

Однако она применяется как в российском так и в английском праве, но с определенными достаточно жесткими ограничениями. Прецедентным в этом отношении является решение английского суда по делу Woolfsoon vs Strathclyde Regional Council (1978), в котором суд установил возможность «снятия корпоративного покрова» в случае, когда «существуют специальные обстоятельства, указывающие на то, что корпоративный покров — это просто фасад, скрывающий истинные факты», но при этом тогда и только тогда, когда это необходимо для целей правосудия.

В рассматриваемом же деле суд вообще не стал рассматривать вопрос о том, имеются ли основания для снятия корпоративной вуали, указав, что принятие решения по такому вопросу являлось бы «ненужным и недопустимым». Недопустимым — так как процесс еще не перешел в стадию рассмотрения дела по существу. Ненужным — так как даже если бы истец смог доказать, что в данном конкретном деле корпоративная вуаль должна быть снята, то последствия ее снятия, которые ВТБ просил суд применить, а именно рассмотрение всех ответчиков, включая Малофеева, в качестве сторон кредитного договора и солидарное взыскание со всех ответчиков убытков, противоречило бы принципам английского права и сложившейся судебной практике (включая принцип отдельной, самостоятельной «личности» юридического лица, заложенный еще в деле Salomon vs A Salomon & Co Ltd (1897)). Соответственно, К. Малофеев не мог быть признан стороной по договору, тем более, отвечать по нему солидарно с другими ответчиками, так как непосредственно во время заключения договора никто из его сторон не предполагал его в качестве стороны сделки.

Таким образом, английский суд не принял позицию ВТБ в отношении наличия у него юрисдикции и отказался применить концепцию снятия корпоративной вуали и привлечь третье лицо к ответственности в качестве стороны по сделке. Тем самым он дал отрицательные ответы вопросы о том, каковы последствия применения концепции снятия корпоративной вуали для привлечения соответствующих лиц к ответственности по сделке и означает ли ее существование, что контролирующее лицо после снятия корпоративных покровов можно и необходимо признать непосредственным участником всех сделок, которые были совершены контролируемой им компанией. На наш взгляд, разъяснения, данные судом, могут оказаться полезным в дальнейшем не только для английской, но и для российской юриспруденции для целей применения концепции снятия корпоративной вуали.

Людмила Балеевских, старший юрист коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры»
Александра Дорджиева, юрист

P.S. Управляющий партнер коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Александр Муранов выступал в Верховном суде Англии и Уэльса качестве эксперта. В его заключении, среди прочего, разъяснялись критерии разграничения подведомственности споров между арбитражными судами и судами общей юрисдикции в России, концепцию недопустимости конкуренции исков в России, содержался обзор практики российских судов в рассмотрении подобных споров, и также давалась оценка возможности привлечения Малофеева к ответственности в подобной ситуации и взыскания банком убытков. В качестве эксперта Муранов был привлечен по ходатайству стороны «Нутритека».
Обновить список комментариев

Комментарии (1)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Кто хочет заискивающе улыбаться и лизать задницу — дорога в адвокатуру!

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.