Найти

Образование

Обзор VI. ежегодного юридического форума в Москве (день второй)

День 2.

1. Актуальные вопросы судебной практики: прецедентное право

Центральной темой обсуждения стало постановление Конституционного суда РФ 1-П, которым было дано толкование нормам АПК РФ в том понимании, которое им придал ВАС РФ, предло-жив считать вновь открывшимися обстоятельствами сформулированные правовые позиции ВАС РФ.

Модератором сессии выступил Александр МУРАНОВ, управляющий партнер коллегии адвока-тов «Муранов, Черняков и партнеры». Во вступительном слове он отметил, что догматическая позиция о четком разграничении англо-американской и континентальной систем права не соответствует современным реалиям, идет процесс их конвергенции. В рамках сессии предполагается сосредоточиться на практических последствиях принятия постановления.

В.Кузнецов рассказал об истории появлении постановления: с обратной силой измененной судебной практики ТНК-ВР столкнулась еще в 2006 году по налоговому спору. Впервые обрати-лись в Конституционный суд в 2007. В определении №337-О суд указал, что не усматривает конституционной проблемы в том, что измененная практика применялась с обратной силой. После этого было решено поднять публичную дискуссию на эту тему. Вопрос обсуждался на нескольких конференциях, был изучен зарубежный опыт, в т.ч. немецкий, который стал источником вдохновения. В немецкой практике не только на уровне доктрины, но и на уровне практики высших судов, рассматривается вопрос о том, что подлежит защите – единообразие практики или право на доверие. Был переведен ряд немецких актов высших судов, подготовлено заключение и передано судьям КС РФ. Эта тема вызвала у них интерес. К моменту вынесения Постановления они уже были готовы сформулировать правовую позицию о недопустимости ретроспективного применения практики, что на нее должны распространяться общие принципы действия закона во времени, если актам высших судом по-сути придается сила источника права.

А.Муранов задал вопрос Татьяне КАМЕНСКОЙ, управляющему партеру юридической практики «Каменская&партнеры», выступает ли она против прецедента. На что Т.Каменская ответила, что она против того, чтобы российская система права менялась одним постановлением ВАС РФ. Прецеденты не должны нарушать принципы стабильности и правовой определенности.

Мария ФИЛАТОВА, заместитель руководителя представительства Конституционного суда РФ в г.Москве, так ответила на вопрос, не считает ли она, что КС РФ как-то слишком быстро согла-сился с ВАС РФ, даже попытавшись обстоятельно обосновать свои выводы: КС РФ не произвел революции. По сути была закреплена сложившаяся практика с приданием силы судебным актам в общем случае на будущее время. В чем значение постановления для практики: невозможно придать обратную силу акту, который ухудшает положение лица (прежде всего в публичных отношениях).

Юлий ТАЙ, управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус», ответил на вопросы моде-ратора — «какой самый сильный и самый слабый момент в постановлении? Не повторит ли концепция прецедента судьбу концепции траста, который был отторгнут нашей правовой системой?»: Единообразие судебной практики обеспечивается высшими судами практически во всех странах, входящих в Совет Европы, т.е. это нормальная практика. По последствиям постановления: два особых мнения написаны процессуалистами (Жилин и Клеандров). Это говорит о том, что дискуссия еще будет продолжена. Что написано в тексте? КС сказал практике ВАС «возможно, но с оговорками»:

• Нет обратной силе

• Пересмотр допускается, если есть прямое указание на это в судебных актах

• Не предполагает, что мнение «тройки» судей обязательно для нижестоящих судов

• Не исключается непосредственное обращение заинтересованного лица в суд, приняв-ший судебный акт, для пересмотра по вновь открывшимся основаниям

Существует Постановление Пленума ВАС, которым утвержден законопроект, который ничего не говорит о том, что содержится в постановлении КС!

Плюсов больше, но только если верить, что все, что сказал КС, будет выражено в практике, об-ратная сила будет применяться с осторожностью.

Вопрос Андрею ЯКОВЛЕВУ, управляющему партнеру юридической группы «Яковлев и парнте-ры»: как изменится положение адвоката, практикующего юриста и инхауса?

А.Яковлев: с моей точки зрения основная задача инхауса – профилактика правовых конфлик-тов. Когда я был руководителем правового департамента и получал отчеты от дочерних организаций о выигранных делах, то я указал, что такие отчеты в будущем будут рассматриваться как некачественная работа. Лучший показатель – отсутствие споров. Считаю, что юрист, который завизировал договор, должен сопровождать его на всем протяжении реализации. Если же возникает «пожар», то его должны тушить «пожарные», т.е. внешние консультанты, которые имеют в этом вопросе больший опыт.

О прецедентах: в нашей системе нужно уже устраивать суды между судами! О единообразии судебной практики речь вообще не идет! ВС и ВАС даже по вопросу признания права собственности из долевого строительства имеют разные точки зрения! Если прецеденты станут инструментом выравнивания практики между высшими судами, то это здорово.

Реплика от Филиппа ШТИВЕЛЬБЕРГА, старшего партнера Incor Alliance Law Office: цель приня-тия правовых позиций – корректировка недостатков правовой нормы. В случае принятия По-становления Пленума ВАС дефекта как такового не было. Целью была разгрузка надзорной инстанции. В перспективе нас ждет правовая неопределенность. Мало того, что постановление КС мало применяется, оно еще и толкуется по-разному. Пока еще рано говорить о каких-то определенных последствиях.

Вопрос Т.Каменской: какие рекомендации можете дать тем, что хочет обратиться в ВАС РФ?

Т.Каменская: я буду начинать свои жалобы с п.61.9 регламента ВАС РФ: правовая позиция ВАС РФ, выраженная в постановлении Президиума или Пленума, вступает в силу с момента официального опубликования судебного акта на сайте ВАС РФ.

Вопрос М.Филатовой: как же быть с судами общей юрисдикции?

М.Филатова: я не вижу здесь значительной проблемы. КС смотрит на разрешаемые вопросы широко. В Постановлении рассматривались нормы АПК, но все сформулированные позиции применимы и к другой ветви судебной системы. Но судя по всему ей это не особенно нужно. За исключением придания обратной силы своим актам по делу о чернобыльцах, других примеров вспомнить нельзя.

А.Муранов: думаю, что 1-П в СОЮ столкнется с трудностями

М.Филатова: трудности будут и в арбитражных судах! Никто не обещал легкого пути. Но это задача всего юридического сообщества, не только судейского корпуса, научной общественно-сти, практикующих юристов.

Вопрос модератора В.Кузнецову: английский философ Бентам критиковал прецедентную сис-тему, сравнивал ее с дрессировкой собаки. Проблема в том, что в конкретном деле формируется правовая позиция, которая хоть и не имеет обратной силы для других лиц, все равно должна быть применена в данном конкретном деле. Как быть?

В.Кузнецов: Шварц опубликовал статью в Вестнике ВАС еще в 2008 году и поставил под сомне-ние подход об обратной силе и указал как раз на проблему «подопытной собаки». У меня нет однозначного ответа. Шварц предлагает делить все дела ВАС РФ на обычные и прецедент-ные. Вот в прецедентных делах суд может в данной конкретной ситуации оценить, что подлежит защите – доверие лица или единообразие практики. Принимая решение по конкретному делу суд может указать, что в деле данного лица правовая определенность подлежит защите, поэтому изменяя толкование нормы на будущее, в данном деле ее применение остается прежним. Постановление высшего финансового суда Германии 2007 года подробно расписывает почему защита полученного ранее статуса важнее для лица, чье дело рассматривается. Там прямо указывается, что новое толкование применяется к отношениям, возникшим после опубликования новой правовой позиции.

М.Филатова: позиция Шварца как раз отражает динамику поиска решения! Что касается про-блемы «подопытной собаки»: истоки решения нужно искать даже не в немецкой практике, а в практике европейского суда по правам человека, поэтому данную практику мы также должны учитывать.

Вопрос Ю.Тай: очевидно, что значение судебной практики становится еще выше! Известно, что в арбитражных судах используют даже практику советского арбитража! Антон Иванов говорил, что ему нравится практика Правительствующего Сената, которую хотелось бы применять, но нельзя. Стоит ли юристам теперь идти в архивы, искать неопубликованную практику или не стоит этим заниматься?

Ю.Тай: здесь сидят люди далекие от романтики в вопросах права, я тоже. Но при этом я пола-гаю, что ссылаться можно на все и на что угодно, что помогает в деле. Когда вы ищете точку опоры, чтобы перевернуть практику, то использовать можно все! В судебных актах есть даже ссылки на доктринальные толкование! Привнесение большего количества материала может повысить уровень дискуссии. Самое главное – качество судебных актов! Если из акта нельзя извлечь рациональное зерно, то это делает невозможным возникновение прецедентной системы. Бывает, что стороны по делу ссылаются на одно и то же дело в поддержку своих позиций. Это говорит о недостаточно четком выражении позиции суда.

В защиту ВС РФ: именно он поднял тему обратной силы судебных актов по делам о чернобыльцах. ВАС РФ уже продолжил развивать проблему.

Мы должны помогать высшим судам в формировании их правовых позиций. Нужна актив-ность! Занимайтесь любой активностью, на которую хватает время.

Вопрос А.Яковлеву: проблема коррупции в контексте 1-П – повлияет ли постановление на ее снижение?

Яковлев: самая большая проблема в стране – отсутствие морали. На проблему снижения кор-рупции может повлиять только зрелость правосознания.

Вопрос из зала от Вадима Зарипова: я не против прецедентов, если под ними понимать разъяснения и против если под этим поднимать создание нормы. Вопрос: почему КС РФ уклонился от оценки нарушения принципа разделения властей?

М.Филатова: не рискну ответить за судей, потому что не знаю мотивов. Но что касается оценки КС, мне кажется КС своим толкованием свел норму на нет: введенные оговорки развернули толкование, данное ВАС РФ, в иное направление.

Вопрос из зала от представителя Magisters: прецедент используется в состязательной системе, российская же система не является таковой в полной мере. В состязательной системе если стороны не ссылаются на прецедент, то суд его не применяет. Готова ли наша система пойти так далеко, чтобы не применять прецедент без указания стороны и дать им посостязаться?

Ю.Тай: на этот вопрос уже есть ответ, ВАС РФ в постановлении 2007 года о подготовке дела к судебному разбирательству указал на обязательное изучение судом судебной практики. Не сторонами, а судом! Это было предтечей прецедентов.

А.Муранов: 1-П – впечатляющий результат совместной работы практикующих юристов и КС РФ. Но впечатляющей – совсем не значит, что позитивный. Последствия пока просчитать труд-но.

2. Актуальные проблемы судебной практики: разгрузка судов

А.Муранов во вводном слове отметил, что из общения с сотрудниками ВАС РФ стали ясны два основных из возможных путей решения проблемы перегрузки судов:

1) увеличение количества судей

2) введение упрощенной процедуры для разрешения определенной категории споров

В экономическом анализе права (американская доктрина) считается, что увеличение количества судей не является способом снижения нагрузки на них. Поэтому предлагают реагировать на увеличение спроса методами экономики: единственный вариант – увеличение судебных издержек (повышение госпошлины, взыскание расходов на представителя). В США нельзя подать иск в суд по коммерческому спору, если иск менее 75 000 долларов.

Далее слово для доклада было предоставлено Вадиму ВОЛКОВУ, проректору по международ-ным делам Европейского университета в Санкт-Петербурге. Предваряя свое выступление он в шутку отметил, что он не просто «чужой среди своих», а просто «чужой», потому что единст-венный в данной аудитории, кто не является юристом (В.Волков экономист и социолог, профессор факультета политических наук и социологии УЕСПб). В своем докладе он изложил следующее:

полгода назад мы создали институт проблем правоприменения. Решение его создать пришло после того как пожарные закрыли нас по суду. Мы отбились, но мы пообещали, что наш ответ надзорным службам будет страшным, мы будем их изучать! При этом в нашей стране отсутст-вует традиция, хорошо развитая на западе – анализ не текстов законов и судебной практики, а анализ поведения людей, касающегося применения законов, поведения профессиональных групп в рамках правовой системы, для которых возможности правовой системы являются инструментами достижения интересов. Это предусматривает анализ массивов статистики на выявление объективных закономерностей.

Я хочу предложить первые результаты исследования. На сайте ВАС выложены решения, при-мерно 1,5 млн. решений в год, на выборке в 1,5 тыс. решений можно проводить исследования по разным переменным и смотреть на их взаимовлияние и понять закономерности. Мы успели провести анализ только за последний год, но будем смотреть динамику, начиная с 2003 года.

Мы искали прежде всего уклон в пользу государства. Когда смотрим социологические опросы предпринимателей, то они скептически относятся к тому, что можно отстоять свои права в ар-битражных судах по сравнению с государством. Хорошая новость в том, что это не так, шансы примерно равны, есть нюансы в зависимости от некоторых параметров, но явного уклона в пользу государства нет.

Обнаружен уклон в пользу заявителя (независимо от того, кто им является) – вероятность по-ложительного исхода порядка 70%.

Уклона в целом не обнаружено за исключением определенного массива дел, по которым ре-шения практически штампуются в пользу государства – т.н. «копеечные» дела – иски на не-большую сумму, по которым стороны как правило даже не являются.

Выяснилось, что основную нагрузку на арбитражные суды создает государство, при этом сум-мы исков государства существенно ниже тех, которые подают предприниматели. 2/3 исков государства на сумму менее 10 000 рублей. Государство заставляет работать арбитражную систему на мелкие иски.

Если посмотреть на вероятность удовлетворения иска в зависимости от его суммы: во всех мелких исках вероятность положительного решения близка к автоматической. Когда цена иска превышает миллион, то вероятность удовлетворения иска снижается, такие дела выиграть труднее. Мы имеем дело с валом копеечных исков, которые удовлетворяются практически автоматически. При иске менее 1000 вероятность явки ответчика 1,5%, сам заявитель является примерно 1 раз на 3 случая. В этом сегменте судебная система работает как штамповочная машина. Поведение сторон рационально. Никто не тратит время на копеечные споры.

Есть ли разница между шансами государства и представителя? Государственные органы выигрывают 89%, проигрывают 11%, предприниматели выигрывают 69%, проигрывают 31% Сначала кажется, что это иллюстрирует неравенство. Но если ввести фактор явки ответчика, то получается практически симметрия: когда ответчик является и обе стороны присутствуют, то предприниматель выигрывает с вероятность 69%, а государство 74%. С учетом статистической погрешности это почти равенство шансов.

Кто же рекордсмен по заваливанию судов? Пенсионный фонд – медианное значение суммы иска 300 рублей! И их огромное количество! Самые большие иски подают администрации му-ниципалитетов, налоговые органы, КУГИ, таможенные органы. МВД и тоже занимается мело-чевкой.

Что за иски подает ПФ? Предприниматель, делая взнос, должен послать уведомление о том, что он его сделал. Если не послал, то его штрафуют, но не напрямую, а через суд. Абсурдная система, но она очень дорого стоит. Более 1/3 (боле 140 000 исков) поданы государством. Можно посчитать ущерб бюджета. Бюджет судебной системы в 2009 году составил 17 млрд. рублей. Каждое рассмотренное дело в среднем стоит 15 000 р. Т.о. чтобы взыскать 1000 р. тра-тится 15000 р.! Очевидно, что штамповочные дела стоят меньше, но тем не менее даже если эти издержки будут вдвое меньше, чем стандартное, то это все равно будет в ущерб бюджету. Т.е. при убытке в 7-8 т.р. с одного дела при 140 000 исков получается огромная сумма! Кроме того пенсионный фонд сам несет затраты на отработку этих исков.

15.09.2009 было Постановление Президиума ВАС РФ по делу предпринимателя Лобовкина – создан прецедент отказа пенсионному фонду, которым могли бы руководствоваться другие суды Но когда посмотрели мартовскую статистику, то стало ясно, что Пенсионному фонду это все равно, он продолжает посылать эти иски.

Примерные потери бюджета в год – 1,270 млрд. рублей + нагрузка на суды.

Пути снижения нагрузки:

• устранить из судов шаблонные дела ценой иска менее 1000 рублей

• изменить шкалу санкций. Много штрафов небольшого размера, которые накладываются через суды и не создают большого ущерба наказываемому лицу, но создают нагрузку для судов. Нижний порог санкций накладываемых судами должен быть большим

• во многих случаях стороны не являются в процесс, при этом много времени и средств тратится на почтовые уведомления. Здесь также есть резерв повышения эффективности, если рассмотреть отдельные процедуры.

А.Муранов: не со всеми предложениями я бы согласился, т.к. некоторые из них преждевре-менны для нашей страны. Например презумпция проигрыша неявившейся стороны. Это воз-можно применять в странах с развитой правовой культурой. Как рассматривают проблему за-грузки судов внутри судебной системы? Вопрос Марии Филатовой.

М.Филатова: в Конституционном суде так проблема не стоит, по уровню загруженности нам далеко до арбитражных судов и СОЮ. Ее уровень ниже, но она имеет свою специфику. Навер-но говорить о повышении судебных издержек не совсем уместно. Сейчас напротив стоит задача понижения издержек для судов и сторон. Если повысить издержки, то мы установим финансовый барьер для многих лиц, которые просто по материальным причинам не смогут обратиться в суд. В любом случае приведенные данные заслуживают рассмотрения руководством арбитражной системы. Что-то возможно стоит сделать с судебными сроками. Они как дамоклов меч висят над судьями и создают напряжение в процессе.

А.Муранов: высокая нагрузка имеется не везде, а только в наиболее активных регионах. Вопрос Т.Каменской: были ли случи, когда большая нагрузка на судью мешала рассмотрению дела.

Т.Каменская: конечно в моей практике были дела, рассмотрение которых затягивалось по со-вершенно субъективным причинам. Таких случаев много. Нагрузка негативно влияет на рас-смотрение дел в судах, что позволяет недобросовестным должникам чувствовать себя безо-пасно. Пути решения проблем: почему не использовать систему заочного производства для взыскания небольших штрафов. Я за упрощенный порядок и за исключение из производства судов мелких дел. Поддерживаю Марию в вопросе обеспечения доступности правосудия. Вто-рая процедура за которую я ратую – возмещение издержек на представителя. Адекватная ком-пенсация затрат на юридические услуги является экономическим рычагом.

А.Муранов: как вы относитесь к тому, чтобы возмещать и гонорар успеха? Можно ли возлагать гонорар успеха на сторону, проигравшую в споре?

Т.Каменская: конечно результат зависит от представительства сторон, поэтому гонорар успеха должен применяться, в т.ч. взыскиваться со стороны.

А.Муранов: вопрос А.Яковлеву — есть дела, которые можно рассмотреть в упрощенном порядке. Может стоить дифференцировать?

А.Яковлев: да, есть категория простых дел, но их нельзя привязывать по сумме спора. Незначительная сумма может быть увязана с очень сложным спором. Простыми я считаю дела о кредите или споры по нотариально удостоверенным договорам. Что касается штрафов, то если санкция небольшая, то несогласное лицо всегда может обжаловать его. У нас сейчас нездоровый перфекционизм! Не должны все штрафы взыскиваться в суде! Наверно можно сделать некие судебные присутствия по аналогии с мировыми судьями, которые будут доступны для предпринимателей, но они должны находиться в местах ведения бизнеса и законом должны определяться категории дел, которые они рассматривают. Кроме того АПК позволяет иметь в одном субъекте федерации не один арбитражный суд. Пока в Москве судьи рассматривают 100 дел в месяц, то качества правосудия не будет. Другой вопрос – ответственность за не законно наложенные штрафы! Ее нет и это ненормально.

А.Муранов: Президент недавно внес законопроект об альтернативных способах разрешения споров (медиации). Этот законопроект возвращает нас к более общему вопросу о развитости применения альтернативных форм разрешения споров.

В.Кузнецов: у нас была попытка запустить процедуру медиации. Началось с того, что контр-агент задал вопрос «что это»? Мы попросили фильм о процедуре медиации, отправили контр-агенту, он посмотрел и сказал, что нет, это не подходит. Поэтому крайне важно заниматься просвещением в этой области и пропагандой медиации. Вопрос как всегда в деньгах! Почему в США многие не хотят идти в суд с иском? Потому что там судебные издержки с другой стороны не взыскиваются! Там все считают потенциальные издержки на судебные процесс и на процедуру медиации. Пока у нас правосудие будет относительно дешевым, то ничего не поменяется. Как только правосудие возрастет в стоимости, то предприниматели заинтересуются альтернативными способами.

Вопрос Ю.Тай: есть ли иные способы сделать правосудие дорогим? Например в США есть про-цедура Discovery, которая очень неприятная. Можно ли в России предусмотреть что-то подоб-ное.

Ю.Тай: я не верю в неденежное воздействие. У нас с раскрытием доказательств вообще про-блема! Культуры судебного производства нет, мы на ином уровне развития. В авансирование расходов я тоже не верю. Авансирование – это ограничение права на судебной защиты. Вооб-ще нет линейной зависимости между нагрузкой на суды и качеством работы судов. Хорошие судьи рассматривают дела хорошо и при большом количестве дел, а плохие – еще хуже. В Ев-ропе установление сроков происходит там, где есть склонность к затягиванию. Там где рас-сматривают быстро сроки не установлены вообще. Парадоксально, но это так. Нужно решать вопрос например с почтовыми уведомлениями, почта работает плохо. Если мы беремся ре-формировать суд, то начинать надо не с внешних факторов, а с самих судей. Всем известна технологическая отсталость подавляющего большинства судей. Многие решения сначала отписываются от руки! Бардак с документооборотом в судах, особенно в судах общей юрисдикции! По извещениям: есть зарубежный опыт, на сайте суда присваивается e-mail адрес юрлицу и на него направляются все уведомления. Тогда можно вводить презумпции. На нашу почту надеяться нельзя.

При обжаловании например обеспечительных мер следует делать выездные сессии. Чем слать тома дел, проще направить трех судей. Но должна быть ротация, чтобы судьи сессии не связывались с местными судьями.

По расходам: полагаю что вводить режим повального взыскания всей суммы нельзя, потому что ЕСПЧ неоднократно говорил о «замораживающем эффекте», когда люди боятся идти в суд. Если слабая сторона в споре знает, что сильная сторона наймет дорогих адвокатов и он рискует оплатить эти расходы, то он в суд не пойдет. Считаю, что нужно развивать взыскание расходов как наказание, в т.ч. и с применением повышающих коэффициентов. Сутяжников, недобросовестных людей нужно наказывать деньгами. Улучшать правосудие нужно через две составляющих: улучшать сам процесс и обучать судей технологиями эффективного рассмотрения споров.

Идея третейского суда себя дискредитировала. Трудно поверить в качество суда, который ука-зан в соглашении и неизвестно каким суд станет к моменту возникновению спора, который может возникнуть через несколько лет. Неизвестны сроки рассмотрения спора. Довольно час-то именно время, а не деньги является критичным параметром. Нередко стороны не используют третейские суды потому, что в качественных судах невозможно коррупционное воздействие и это сторонам невыгодно.

Вопрос представителя Юридической практики «Сашенькин и Райт» Алексея Артюха: сложилось впечатление, что основная масса способов снижения нагрузки заключается в затруднении доступа к правосудию в разных формах. Такой подход правилен в принципе или нет? Может стоит уделить внимание досудебным механизмам, а не ограничению доступа?

Ответы панелистов в целом свелись к тому, что такие механизмы в настоящее время есть, но они неэффективны.

В.Кузнецов: отмены по налоговым спорам идут, но крайне редко. Был поднят справедливый вопрос о качестве услуг, который предоставляет нам бюрократия. Нужно разделять споры предпринимателей между собой, и между предпринимателем и государством. Во втором слу-чае нужно повышать доступность и эффективность рассмотрения. В первом случае в коммерческих спорах неправы как правило обе стороны, за исключением очевидных дел. Когда вопрос административной юстиции сдвинется с места, тогда будет разделение споров.

Пример несовершенства процедур – судебная практика оставления без рассмотрения жалоб на решения налоговых органов в части, если какие-то эпизоды не были обжалованы в досудебном порядке.

г.Красноярск, апрель 2010 г.
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.