Найти

Образование

Зубодробительные тестовые задания по теории права

В современной России как-то не очень популярно публиковать тестовые задания по учебным дисциплинам. И это не есть хорошо. Во-первых, если они правильно составлены, они могут быть весьма интересны и даже познавательны. Во-вторых, по тестовым заданиям довольно быстро можно узнать, что у составителей в голове имеется — какие там тонкости или тараканы обитают.
Поэтому я периодически решаю тесты, которые появляются в продаже. Вот сегодня решил поделиться своими впечатлениями от тестовых заданий по теории права С.В. Косикова и Е.И. Темнова, которые опубликованы М.,«ЮрИнфоР-Пресс», 2006.

Причем, надо сказать, составители уже далеко не молоды, отметились опубликованием монографий. Так что не ожидал встретить такое количество вопросов, достойных обсуждения.

1. Еще греческие философы и римские юристы обращали внимание на то, что понятие «право» не исчерпывается каким-либо одним смыслом. Какое из представленных ниже пояснений этого понятия не было выработано в античные времена, а является современным развитием классических понятий?
а. Право есть то, что полезно всем или многим в каком-либо государстве.
б. Право есть регулирующая норма политического общества.
в. Право есть искусство добра, равенства и справедливости.
г. Право есть выражение воли стоящих у власти.


Сейчас давайте по порядку.

Во-первых, авторы полагают, что детальные знания античной правовой мысли входит в знаниевое содержание предмета теории права как учебной дисциплины. А это очень сильное допущение, ибо где в таком случае границы предмета теории права?

Во-вторых, если уж вопрос ставится с позиции того, что студент должен отметить определение, явно не имеющее отношение к античности, то античные определения права должны быть аутентично изложены. Иными словами, если Цельс понимает под правом искусство добра и справедливости, то откуда в определении составителей тестов взялось равенство? Если составители будут что-то «от себя» добавлять к античным определениям или передавать их неточно, то, извините, даже если студент что-то помнит из истории правовых учений, то он может теряться в догадках, стоит ли атрибутировать вариант «в» Цельсу или все же нет.

В-третьих, сложность состоит в том, что здесь в принципе нет правильного ответа. Вариант «а» — это Павел про цивильное право утверждал. Вариант «б» — если мне не изменяет память — Аристотель. Вариант «в» — это Цельс или еще более ранние римские юристы. Вариант «г» — это еще младшие софисты так считали.

Что в такой ситуации выбрал бы я на месте студента? Я выбрал бы «б», потому что понятия «норма» в современном понимании еще не было в древнегреческих учениях, а для Аристотеля политическое и общественное — одно и то же. Стало быть, выражение «политическое общество» для него масло масляное. Авторы считают, что правильный ответ — «г». В таком случае я делаю вывод, что диалогов Платона они не читали.

Ну и последнее здесь. Студенты, видимо, должны реально глубоко знать предмет, если авторы предполагают, что оборот «современное развитие классических понятий» не представляет для студентов никакой сложности. Какое понятие можно считать классическим? Какое развитие считать современным? На эти вопросы у меня нет ответов.

2. Сущность права…
а. состоит в том, что это возведенная в закон воля господствующего класса;
б. раскрывается посредством перечня существенных качеств права;
в. определяется содержанием законодательства разных стран и народов, т.е. эмпирической действительностью;
г. не может быть постигнута без помощи выхода за пределы юридических категорий.


Во как! В.М. Сырых голосует за вариант «а». А.В. Поляков голосует за вариант «б». К-М. Бергбом — за «в», а Н.Н. Тарасов — за «г». Кто же авторам теста ближе? Чтобы понять, что же было в голове у составителей теста студент должен задать себе вопрос: «Авторы теста последователи либо марксизма, либо феноменологии, либо юридического позитивизма, либо системного подхода?». Ответ в конце практикума гласит, что правильный вариант ответа на данное тестовое задание — это вариант «г». А все остальные — неправильные. Что ж, и ежу, видно, ясно, что «а», «б» и «в» — в корне неправильные ответы!

Следующий вопрос уже сам по себе сформулирован изумительно.
3. Какие утверждения о взаимосвязи политических и правовых норм, на Ваш взгляд, соответствуют действительности?
а. Политические нормы, выраженные в юридических актах государства, приобретают значение правовых норм.
б. Политические нормы определяют применимость правовых.
в. Политические нормы используются для оценки и обоснования правовых.
г. Политические нормы применяются в тех случаях, когда общественное отношение не урегулировано правовыми нормами.


Вот тут я сел и задумался, что же, на Мой взгляд, соответствует действительности и как бы ответить так, чтобы мой взгляд на действительность совпал бы со взглядом составителей теста. Еще бы знать, о какой действительности думали авторы, составляя задание. В общем, для каждого варианта у меня в голове сразу же всплывает некоторая для меня действительность.

Самое веселое начинается при более глубоком осмыслении вопроса. Есть разные взгляды на природу правовой нормы — причем есть не только «убогий» юридический позитивизм, социологизм, либертарно-юридическая концепция и коммуникативная, есть еще масса подводных камней в том же юридическом позитивизме.

Хотелось бы задать авторам теста вопрос: «А Вы уверены, что даже самые последовательные позитивисты, вроде Шершеневича, согласились бы с тем, что вариант „а“ — правильный?». Даже если государство не просто выразит в юридическом акте, а продеруно корректно позитивирует норму международной политики, то, поскольку государство само себя обязать не может, такая норма останется нормой политической. Кстати, и непозитивист Б.Н. Чичерин с этим бы согласился.

Второе. В большинстве учебников нет даже и упоминания о нормах политических. А те, которые упоминают, не раскрывают, что же делает норму политической. Ведь если серьезно, то понимание политики при разных типах политического режима разное. Политическое у Аристотеля, у Руссо и у Маркса — это тоже очень разные «вещи».

По всей видимости, у авторов теста нет никаких сомнений в том, что здесь имеется правильный или правильные варианты ответа. А у меня все варианты правильные — только при различных условиях.

Скажем, за вариант «а» голосует подавляющее большинство представителей марксистско-ленинского учения о праве и государстве. Думаю, что и Г. Кельзен не стал бы спорить с ним.

Вариант «б» сплошь и рядом встречается в государствах с авторитарным и тоталитарным режимом. Да и практика Верховного суда США даст Вам ряд примеров, когда именно вариант «б» был верен. Если процесс связан, к примеру, с политическими правами граждан, то господствующие политические конвенции (обычаи) в обществе определенного периода будут непосредственно влиять на результаты толкования правовых норм, которые, в свою очередь, решат вопрос с применимостью последних. Американские реалисты, представители КПИ обеими руками будут голосовать за вариант «б». Для них правовая реальность именно так и устроена, для них это — самое действительность.

Что определяет применимость правовой нормы? Толкование (а) нормы и (б) обстоятельств дела. Если хотя бы одно из (а) и (б) имеет выход на сферу политических норм, то не исключена ситуация, что именно они будут определять (фактически, разумеется) применимость норм правовых.

Причем здесь в вопросе совершенно ничего не говорится о субъекте. Вот, скажем, политики или политически активные обыватели разве не могут использовать для оценки и обоснования правовых норм политические нормы? Почему сразу мы начинаем думать о судебном процессе или о правотворчестве, отвечая на этот вопрос? Здесь же нет таких ограничений. Да и даже в правотворчестве это вполне возможно. Скажем, депутат выступает в ГД и обосновывает концепцию законопроекта через политические нормы или оценивает действующую правовую норму с позиции изменившихся политических норм.

Вариант «г» будет верен, к примеру, в ситуации правового вакуума, в транзитный период правовой системы. То же революционное правосознание в первые годы революции.

Теперь вопрос, который привел меня в некоторое замешательство.
4. Фактическое отношение в его соотнесении с общественным отношением является…
а. более общим понятием, чем общественное отношение;
б. частным случаем общественного отношения;
в. стадией развития общественного отношения;
г. целью общественного отношения.


Поясню, почему.

Во-первых, я с трудом могу вспомнить хоть один учебник по теории права, где раскрывается суть общественного отношения и его соотношение с отношением фактическим.

Во-вторых, я могу, конечно, заблуждаться, но вопрос о соотношении этих понятий относится к предмету социологии, а не теории права.

В-третьих, те учебники и монографии, в которых раскрывается понятие общественного отношения, отнюдь не единодушны в его понимании. Так, есть марксистская позиция, но есть и попытки раскрыть общественное отношение с иных философских представлений — у того же А.В. Полякова.

В общем, я не против того, чтобы студенты осмысленно употребляли термин «общественное отношение», но у нас практически нет учебных материалов, в которых бы это адекватно объяснялось. В такой ситуации спрашивать о соотношении общественного отношения с фактическим не считаю уместным.

И еще. Термин «фактическое отношение» мне представляется далеко не самым удачным с позиции тех представлений о факте, какие сложились в философии науки второй половины ХХ столетия.

В итоге, я более интуитивно, нежели обоснованно ответил «в», и мой ответ совпал с позицией составителей теста. Вместе с тем мне не ясно, к примеру, почему вариант «а» неправильный, а учебников, где бы это объяснялось, я не знаю.

Следующий вопрос — явно авторский.
5. «Следственные тормоза», т.е. правоприменительный акт, незаконно и необоснованно застопоривший предварительные следствие — это…
а. фактор, не оказывающий влияние на эффективность правового воздействия;
б. препятствие, не поддающееся воздействию;
в. препятствие, выражающееся в отсутствии необходимых для эффективного управления моментов;
г. препятствие, выражающееся в наличии конкурирующих с управлением моментов.


Я не вспомню учебников по теории права, в которых бы подробно рассматривались различные нарушения режима законности, процессов правоприменения, правотворчества. Это, вероятно, было бы и полезно, и правильно, но этого не делается.

Более того, если вдуматься в варианты ответов, то становится понятно, что варианты «в» и «г» наиболее правдоподобные. Однако, опять же, у нас отсутствуют учебные материалы, где бы раскрывалось указанное препятствие с позиции теории управления.

В этой ситуации опубликование такого тестового задания выглядит изыском и возникает вопрос, а почему именно о таком препятствии спрашивается, а не о другом. Можно задаться и вопросом, что демонстрирует студент, правильно ответивший на данный вопрос? Если в лекциях ему об этом не сказали и теорию управления не преподавали, то что демонстрирует правильный ответ? Знание учебной дисциплины? Так в ее предмете такого материала нет. Общую эрудицию? Так разве ее должен проверять тест по теории права? А, может, студент случайно ткнул пальцем в небо — и все.

И последнее здесь. Если теория права, согласно господствующей позиции, своим предметом имеет общие и основные закономерности становления, развития, функционирования права, то можно ли обоснованно показать, что указанное препятствие в процессе применения права носит общий характер? Ведь если в предмет теории права включать все возможные «палки», которые в реальной действительности могут вставляться в колеса правосудия, то, скорее всего, предмет теории права будет явно неподъемный.

6. Законность — это...
а. строгое и неуклонное исполнение законов и подзаконных нормативных актов всеми субъектами права (государственными органами, общественными организациями, должностными лицами и гражданами);
б. принцип верховенства закона, т.е. его высшая юридическая сила в иерархической системе нормативных правовых актов;
в. идея, требование и система реального выражения права в законах государства, законотворчестве и нормотворчестве;
г. характеристика деятельности субъекта, протекающей в соответствии с нормативными правовыми актами.


Авторы считают, что верный вариант ответа «в». Мне представляется, что данный вопрос нельзя ставить в тестовой форме, поскольку правильный вариант ответа зависит от того, какой концепции понимания права придерживается отвечающий.

Причем правильный вариант ответа — по мнению составителей теста — не является господствующим в учебной литературе по теории права. То, что авторы теста, считают правильным, С.С. Алексеев именовал правозаконностью. К этой же позиции склоняются и некоторые представители либертарно-юридической концепции правопонимания.

Вместе с тем такое понимание законности отнюдь не делает неверным варианты «а», «б» и «г». Более того, именно эти варианты понимания законности являются господствующими в учебной литературе, а любой процессуалист скажет, что вариант «г» вполне соответствует пониманию требования законности, закрепленному в процессуальных кодексах современной России.

Причем ведь можно задаться вопросом, что будет, если «правильный» вариант понимания законности «в» оставить без «а», «б» и «г». Возможно ли построить хотя бы относительно устойчивый правопорядок только на «в»? И почему вариант «в» исключает признание правильными другие варианты ответа? И почему студент обязан догадываться о позиции в отношении понимания права составителей теста? А вдруг студент их вообще не знает?

7. Согласны ли Вы с тем, что нарушения законов, совершенные гражданами и другими лицами, являются нарушениями законности?
а. Да.
б. Нет.


Интересна здесь уже сама формулировка — спрашивается не верный ответ, а позиция студента. Второе. Вопрос совершенно неуместен, поскольку есть две, идущих еще с советских времен, концепции законности, и ответ здесь будет полностью зависеть от того, какую концепцию принять.

Надо сказать, что господствует концепция, согласно которой требования и режим законности в правовой системе распространяется не только на органы государства и их должностных лиц, а и на всех субъектов права. В таком случае верный ответ — «а». Однако составители тестового задания думают иначе и считают, что верный вариант ответа «б».

8. Какой принцип юридической ответственности приводит к признанию состязательности процесса?
а. Законность.
б. Обоснованность ответственности.
в. Неотвратимость ответственности.
г. Своевременность ответственности.


Во-первых, в современной учебной литературе по теории права не раскрывается связь между принципами юридической ответственности и состязательным характером судебного процесса, поэтому с позиции современного состояния учебной дисциплины вопрос не относится к предмету теории права.

Во-вторых, мне стало любопытно вот что. Возьмем инквизиционный тип судебного процесса. Разве там отрицается то, что приговор должен быть законным, мера ответственности обоснована, наказание неотвратимо, а ответственность наступить своевременно? Что-то из приведенного там разве отрицается?

А ведь авторы теста считают, что принцип обоснованности юридической ответственности «приводит» к признанию состязательности процесса. Ничего подобного. И в инквизиционном типе процесса всегда обращали внимание на обоснованность мер юридической ответственности. Обоснованность юридической ответственности в процессе применения права выражается в обоснованности судебного решения.

Под обоснованностью в догме современного процессуального права понимают учет всех обстоятельств дела, могущих повлиять на выводы суда, подтверждение всех выводов доказательствами, обоснование решения суда по противоречащим друг другу доказательствам, непротиворечивость выводов суда.

Мне непонятно, почему эти требования, составляющие содержание обоснованности юридической ответственности, связаны именно с состязательностью процесса. Ведь при инквизиционном процессе, когда суд обязан выяснить объективную истину, принимает активное участие в сборе доказательств, при отсутствии фактических и юридических гарантий и возможностей у стороны защиты — все требования обоснованности юридической ответственности также принимаются во внимание.

В итоге мне стало непонятно, что же авторы тестовых заданий понимают под обоснованностью юридической ответственности, если этот принцип у них логически приводит именно к состязательному типу процесса.
Обновить список комментариев

Комментарии (10)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Искреннее спасибо автору, позабавил. В советские времена была юмореска: Только что окончивший ВУЗ новоиспеченный инженер приходит на завод. Первое что ему говорят: «Для того, чтобы работать на производстве, надо забыть все, чему тебя учили в институте». История повторяется?!

    • Я также хотел бы поблагодарить автора за эту статью. К сожалению, существуют подобные брошюры. Как их составляют, чем руководствуются составители, не понятно.

      • Обычный тест одного учебника. Результат отражает качество зубрёжки оного учебника. Как правило автор таких тестов — либо автор учебника, и тест делается для своих же студентов (чтобы не дай бог чужой учебник не купили), либо студент, которого напрягли, и у которого другого учебника тупо нет.

        Мне тут недавно пришлось иметь дело с тестом, в котором утверждалось, что правом помилования в РФ обладает Президент Республики Башкортостан. Со ссылкой на учебник, конечно, авторы которого застряли в эпохе дикого федерализма.

        • Антон, вот вы как считаете, авторы таких необъективных «тестовых заданий» — они сейчас под стать авторам учебников по теории права или будут получше?

          Потому что это просто кошмар.

              • 26 августа 2012, 08:57
              Справедливости ради следует заметить, что обсуждаемый вариант теста по теории права не самый ужасный из тех, что мне приходилось читать. Здесь примерно каждый шестой вопрос вызывает желание обсудить его с авторами теста, а бывает, что и каждый третий вопрос вызывает разнообразные эмоции.

              Я бы не стал мести в один угол все учебники по теории права: есть учебники, которые действительно писались с образовательной мотивацией — правда, их сейчас единицы и составляют они не более 2-3% от общего числа.

              Сложно сравнивать компетентность составителей данного теста с компетентностью авторов среднестатистического учебника по теории права потому, что последние пишут учебник так, что автора за его содержанием практически и не видно — весь или львиная доля учебника представляет собой нагромождение стандартных формулировок — со всеми их достоинствами и недостатками. Разглядеть автора за ними — дело непростое.

              Уже говорил, что немногие из авторов учебников составляют и публикуют тестовые задания. Тут, на мой взгляд, все просто: одно дело переформулировать общеизвестные формулировки учебников и сформировать компиляцию — более или менее качественную, а совсем другое дело — составить свои собственные тестовые задания. Последнее, если делается качественно, а не для галочки, требует большего профессионализма и в целом усилий.

              У Е.И. Темнова есть краткий учебник по теории государства и права. Скажу прямо: он, на мой взгляд, лучше многих кратких курсов, хотя и не лишен пробелов и других недостатков.

                • Может быть, вы попробуете свои силы и составите учебник по теории?
                  По крайней мере, статьи у вас получаются интересные, содержательные и объективные.

                      • 26 августа 2012, 14:40
                      Все же это разные жанры. Еще один среднестатистический учебник писать не к чему, а чтобы создать нечто большее, требуется слишком много сил, времени и гораздо более высокий уровень компетентности, чем сейчас есть у меня. Помимо этого, у каждого учебника должен быть свой адресат, а я убежден, что реальной потребности в качественном учебнике по общей теории права в современном студенческом сообществе в действительности нет. А для коллег по цеху нужно писать не учебники, а монографии.

                        • Очень жаль.
                          Тогда уж продолжайте радовать тематическими циклами статей.

                          Благодаря вам, я теперь знаю, кто такие пандектисты и что из себя представляет британский взгляд на прецедент.

                          Вот ещё вопрос. Мне известно, что не во всех юрисдикциях правоведение (юриспруденция) считается наукой в собственном смысле этого слова. Соответственно, отсутствует теория права как направление академических исследований. Хотелось бы узнать, чем именно тогда считается правоведение.

                          Спасибо!

                  • Ничего удивительного в таких тестах, к сожалению, нет. Все чаще главной задачей теста становится механическое сличение тестового задания с текстом основного учебника. Правильный ответ находится путем поиска совпадения наибольшего числа символов. Логический смысл здесь теряется сам собой. Пожалуй, даже авторы не виноваты в этой потере. Для выверения логических связей и возможных рисков обнаружения скрытых незапланированных смыслов в таких тестах (текстах) нужна большая и кропотливая работа. Времени и желания эту работу проводить, как оказывается, нет не только у старых профессоров, но и у молодежи.
                    P.S. Последняя реплика сказана не в упрек уважаемому мною Антону Михайлову. Этот просто факт, который я знаю по себе.

                    • Автору спасибо за материал, но после такого материала еще тоскливее становиться. И так кошки скребут от того, что делают с нашим образованием вообще и юридическим в частности. Часто бывает что отличник по ЕГ, поступивший на наш юрфак к первой сессии слетает из-за банальную неграмотность.
                      А эти тесты, а бально-рейтинговая система. Если раньше добросовестный препод мог в личном общении со студентом на зачете или экзамене, не смотря может быть на неуверенный ответ, увидеть за этим ответом хорошего, прилежного, а главного жаждущего знаний студента, то за этими тупыми тестами — ничего не увидишь.

                      Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.