Найти

Судебная жизнь

Российскому правосудию требуется германский Сенат

На текущем этапе судебной реформы практически невозможно предугадать последствия объединения высших судов. Однако юридическая общественность большей частью заранее настроена крайне негативно. Представители 103 юридических компаний написали обращение Владимиру Путину, в котором предупредили о последствиях объединения судов. Судьи ВАС также категорически не согласились с реформой, представив 14-страничный отзыв на законопроект. В отставку попросились 22 судьи ВАС из 54.

Многие уверены, что реформа не пойдет на пользу и уничтожит много хорошего в нынешней судебной системе: слаженно и в целом качественно работающую систему арбитража, в том числе высокопрофессиональную аналитическую работу судей ВАС, систему электронного правосудия и справочно-правовые системы. В состав нового суда могут войти менее искушенные в разрешении экономических дел судьи бывшего ВС, что будет способствовать распространению не всегда позитивной практики судов общей юрисдикции. Критикуется также и установленный в законопроекте порядок отбора судей, не предусматривающий автоматического вхождения действующих судей ВАС и ВС в новый состав, чем нарушаются принципы несменяемости и независимости судей.

Основной целью объединения судов было названо формирование единообразной судебной практики. Она — по соображениям идеологов реформы — укрепит гарантии принципа равенства всех перед законом. Противники объединения, напротив, указывают на необходимость и эффективность дифференцированного подхода при разрешении споров для предпринимателей и для граждан. «Не факт, что между этими системами должно быть единообразие, — говорит Юлий Тай из адвокатского бюро «Бартолиус». — Есть суды для бизнеса и для граждан, здесь принципиально должны быть разные подходы. Толкование одних и тех же норм закона для разных субъектов бывает разным, и достигать единообразия зачастую контрпродуктивно и бессмысленно».

Вероятность формирования единообразной практики достаточно мала по двум причинам. Во-первых, ставится под сомнение доступность надзорного судопроизводства в новом ВС. В настоящее время на оба высших суда в совокупности приходится 215 судей (90 – на ВАС, 125 — на ВС), в новом же ВС будет только 170 судей. Уменьшение количества судей, вероятнее всего, приведет к тому, что существенно сократится и количество дел, рассматриваемых в рамках надзорного производства. Это может способствовать повышению роли региональной практики: кассационные инстанции судов станут новыми центрами ее формирования. Таким образом, судебная практика по многим вопросам, которые не дойдут до надзора, может стать ещё менее единообразной.

Во-вторых, существует неопределенность статуса постановлений Пленума объединенного суда, посредством которых предполагается достигать единообразия. В настоящее время ВАС играет важную роль в системе арбитражных судов. Нижестоящие суды обязаны учитывать правовые позиции ВАС при вынесении решений в соответствии с действующими законодательными формулировками. Иначе обстоит дело с ВС, чьи постановления носят рекомендательный характер и зачастую игнорируются нижестоящими судами. Существует риск того, что объединенный суд будет гораздо менее авторитетным, чем ВАС. По крайней мере, в законопроекте отсутствует положение об обязательности постановлений Пленума нового ВС. Следовательно, он будет лишен необходимых рычагов для формирования унифицированной судебной практики, что в конечном итоге также будет способствовать усилению значимости решений в регионах. В результате соотношение вопросов, по которым сформируется региональная практика, и вопросов, по которым новый ВС создаст единообразную практику, вероятно, будет не в пользу последних.

В то же время реформа может стать импульсом для положительных изменений в действующей судебной системе. При надлежащей реализации процедуры формирования состава суда и организации его дальнейшей деятельности будет отобран корпус высокопрофессиональных специалистов. Состав суда определит квалификационная коллегия, состоящая из 27 человек, среди которых – представители президента, Общественной палаты, юристы и судьи из различных объединений. Это соответствует международным требованиям, предъявляемым к отбору кандидатов на должности судей, что и отмечается в обосновании к законопроекту. Однако многое зависит и от того, кто станет председателем ВС и какую команду судей он сформирует.

Ни сторонники реформы, ни ее противники не уделяют внимания тому, что объединение высших судов может способствовать усилению судебной власти в целом. Существует вероятность того, что возникнет единый сильный судебный орган, который сможет стать противовесом исполнительной и законодательной власти. При нынешней системе, когда два суда, по сути, конкурируют друг с другом, о единой сильной судебной власти говорить не приходится.

Переезд объединенного ВС в Санкт-Петербург также произведет позитивный эффект. Релокация позволит «встряхнуть» судебную власть, оторвать ее от иных ветвей власти и сделать более самостоятельной. Правда, в законопроекте закреплено, что обновленный Верховный суд, перемещенный в Санкт-Петербург, сможет проводить заседания и в других местах, если сочтет необходимым. Кроме того, как и Конституционному суду, ему разрешено оставить в Москве свое представительство.

В государствах романо-германской правовой семьи успешно функционирующие судебные системы можно наблюдать как среди стран с единым высшим судом, так и среди стран с несколькими такими судами.

Так, в Германии существует пять независимых высших судов (в области общей, административной, финансовой, трудовой, социальной юрисдикции). Однако для обеспечения единства правосудия созывается сенат, формируемый из представителей пяти высших судов. Сенат выносит обязательные решения в случае возникновения противоречия между судами разных юрисдикций.

В Финляндии есть два высших судебных органа: Верховный суд, являющийся высшим судом по гражданским и уголовным судам, и Верховный административный суд, рассматривающий споры с участием государственных органов, публично-правовых образований. Оба суда независимы. Аналогичная судебная система и в Швеции.

В Норвегии действует единый Верховный суд, чьи решения окончательны и обжалованию не подлежат. Наряду с Верховным судом работает специализированный суд с очень узкой компетенцией — Суд Импичмента, принимающий решения по делам об отрешении от должности высших должностных лиц при совершении ими преступлений. Во Франции также действует единый высший судебный орган – Кассационный суд.

Такое многообразие успешно существующих моделей судебной системы свидетельствует о том, что сама по себе модель не является определяющим фактором, влияющим на качество судебной системы. Не так важно, сколько высших судов, главное, как организовано функционирование судебной системы. Возможно, учреждение органа, подобного немецкому сенату, было бы более эффективным и не столь радикальным способом устранения коллизионных решений ВАС и ВС.

Автор – Ольга Кривошейкина, юрист международной юридической фирмы «Борениус»
  • 0
  • 22.01.2014, 11:56
  • Администратор блогов
Обновить список комментариев

Комментарии (25)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Прежде чем высказать свое мнение, хочу сказать, что случайно нажал кнопку «пожаловаться» под комментарием «Наркоман».
    По существу. Самое слабое место уже начатой реформы: фактическое уничтожение единообразия судебной практики. Сейчас-то, когда ВАС существует и рассматривает дела в порядке надзора, издает обязательные для применения арбитражными суда постановления, в практике ФАСов полно противоречий, и практически по любому делу можно найти постановления ФАС обосновывающие позицию как истца, так и ответчика.
    Что же касается предположения, что "… объединение высших судов может способствовать усилению судебной власти в целом. Существует вероятность того, что возникнет единый сильный судебный орган, который сможет стать противовесом исполнительной и законодательной власти", боюсь, что это напрасные ожидания.
    А вот в предстоящем снижении качества рассмотрения дел арбитражной подведомственности сомневаться не приходится. К сожалению.
    И еще приходится опасаться умирания замечательной системы электронных сервисов: КАД, «Электронный страж», подача документов через Интернет. Те, кто работают по арбитражным делам, уже привыкли к этой системе, и лишиться ее будет очень обидно. Опять предстоит посылать в арбитражные суды многокилограммовые бандероли, ждать с нетерпением пока по почте придет мотивированное решение и прочие «прелести», от которых уже успели отвыкнуть.

    Ответить

    • Статья мягко говоря очень спорная.

      1. Очень верно замечено, что необходимость единообразной практики — это вообще неоднозначный вопрос, а учитывая компетентность ВС в предпринимательской сфере, будет только хуже.
      Равно как и возникшие разночтения законов можно устранять другими способами, от создания инстанции типа немецкого сената, до четкого регламентирования совместных племнумов ВАС и ВС, а если надо, то ещё и с КС.
      При этом учитывая существующий порядок обжалования в ВС, будет только больше противоречивой региональной практики, и возможности её единообразить высшим судом будет ещё меньше, чем сейчас в ВАС.
      Будет у нас ещё больше законности рязанской и калужской. Суды регионов, зная о своей безнаказанности, будут ещё больше «творить»

      Так что аргумент про единообразную практику идёт в топку.

      2. Забывается, что при отсутствии ВАСа, у СОЮ не будет ориентира и конкурента, и ВС больше не будет слышать со стороны юристов, а вот в АСах электронный документооборот и т. п., а в СОЮ каменный век.
      То есть у единой системы судов будет меньше стимулов для развития и совершенствования.

      3. «В то же время реформа может стать импульсом для положительных изменений в действующей судебной системе. При надлежащей реализации процедуры формирования состава суда и организации его дальнейшей деятельности будет отобран корпус высокопрофессиональных специалистов. Состав суда определит квалификационная коллегия, состоящая из 27 человек, среди которых – представители президента, Общественной палаты, юристы и судьи из различных объединений. Это соответствует международным требованиям, предъявляемым к отбору кандидатов на должности судей, что и отмечается в обосновании к законопроекту.»

      Это вообще прелесть)))

      То есть по логике этого тезиса, сейчас в ВС и ВАС не корпус высокопрофессиональных юристов?..

      И каким таким требованиям это соответствует? Нарушению принципа несменяемости судей? Ну ну.

      4. «Переезд объединенного ВС в Санкт-Петербург также произведет позитивный эффект. Релокация позволит «встряхнуть» судебную власть, оторвать ее от иных ветвей власти и сделать более самостоятельной.»

      Угу, в результате инициированной без нормальных обсуждений исполнительной властью реформы суды будут ещё независемей? Ага, щяз.
      В это что всерьез кто-то верит? Целья этого ясна и очвидна. От избавления от неугодных до простого попила бабла.

      При этом каким обоазом в Питере станут лучше судить так толком никто и не объяснил. Неужели там в воздухе больше законности растворено? Или вода в питере положительней влияеет на правильное толкование законов, чем в Москве?
      Что-то не пойму я никак всех этих восторгов по поводу перезда.

      При этом в бюджете нет денег на новых судей, которых хотели набрать для передачи банкротных дел физикв в АС, так как это изначально задумывалось.
      Исполение судебных актов и уровень подготовки и финансирования приставов на низком уровне.
      Зато Питер, круто, да.
      А ничего, что без номального исполнения решений судов все эти питерские едиообразные толкования законов особой роли не играют для делового климата и права?

      Ответить

      Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.