Найти

Теория права

Школа естественного права и юридическая догматика в континентальном праве

В современной науке гражданского права, благодаря трудам О.С. Иоффе и некоторым утверждениям Р. Давида утвердилось устойчивое представление, что школа естественного права второй половины XVII — XVIII столетий ничего существенного не внесла в догматику гражданского права на континенте. Эти представления уходят своими корнями в мысли немецких ученых-юристов — Рудольфа Зома, Карла Бергбома и Эрнста Ландсберга, не питавших симпатий к естественно-правовым представлениям. Вместе с тем считаю, что нет оснований для такой точки зрения.

Представление о логическом единстве системы права было актуализировано в новое время в трудах представителей немецкой школы естественного права.

Р. Давид указывал, что в эпоху господства доктрины естественного права право воспринимается как система, в основании которой лежат принципы права, «являющиеся во всех отношениях выражением рациональных начал».

Для естественно-правового направления в Германии было характерно стремление последовательно использовать математический метод в юриспруденции – поскольку в картине мира классической научной рациональности он считался парадигмальным, доказавшим способность выражать свойства объектов, «какие они есть на самом деле». Так, уже И.Г. Гейнекций (1681–1741), критикуя своих предшественников за увлечение частностями, утверждал, что правовые обобщения только тогда обретут подлинно научный характер, когда станут результатом применения математического метода доказывания при помощи аксиом и теорем.

Аксиомой, самоочевидной истиной, от которой отправляется дедуктивно-демонстративный метод, является определение элементарного понятия, которое не требует доказательств и даже не может быть доказано. Далее из таких простейших аксиоматичных суждений делается последовательный ряд выводов (дедукций), каждый из которых подлежит специальному доказательству (демонстрации). Таким путем выстраивается стройная система истин безупречной точности.

Математический рационализм естественно-правовой философии, как и предшествовавшая схоластическая традиция, также был устремлен к идеалу завершенной, логически непротиворечивой системы юридического знания. Так, известный представитель естественно-правового направления в Германии Хр. Вольф (1679–1754) стремился построить подлинно научную систему юриспруденции на принципах математики, в результате чего система естественного права выстраивалась дедуктивно как логически законченная взаимосвязь аксиом, аргументов и следствий (mos mathematicus).

Э. Аннерс указывает, что Хр. Вольф стремился с геометрической точностью развить всеохватывающую систему норм естественного права. В соответствии с гносеологическими идеалами классической научной рациональности «правовую проблему ставили в созданную геометрическим методом систему норм высшего и низшего порядка. Эти нормы определялись так же, как в геометрии определяются ее понятия. Посредством логических заключений из этих понятий развивались далее последующие нормы, т.е. создавался чисто формально-логический метод правовой науки». «Строгая систематика Пуфендорфа и в еще большей степени система «геометрических» понятий Христиана Вольфа и его способ с помощью формальной логики вывода правовых положений из иерархии главных и подчиненных понятий стали в XVIII в. общепринятым юридическим методом».

Установка немецких рационалистов рассматривать математику в качестве стандарта научного знания по причине ее точности и объективности закономерно утвердила в юриспруденции представление о дедуктивно выстроенной системе понятий как высшей форме выражения научного знания, что существенным образом повлияло на формирование юридического концептуализма в 40-50-х гг. XIXв.

Вместе с тем важно отметить, что сама рационалистическая установка на дедуктивное выведение более частных понятий и положений из универсальных аксиом имеет неоспоримое родство со схоластической культурой предшествующей исторической эпохи в господстве идеи над фактами и дедуктивного метода рассуждения. Спекулятивный характер рационализма XVII–XVIII столетий, стремление положить в основу системы юридического знания неоспоримые аксиомы – все эти черты естественно-правовой философии уходят корнями в юридическое мировоззрение комментаторов.

Принципиальный «отрыв» юридического знания от письменного текста произошел в эпоху нового времени, когда рационализм с его верой в безграничные возможности спекулятивных операций привел к формированию философско-правовых учений, пытавшихся построить юридическую систему на основе общечеловеческих принципов – ценностно нагруженных аксиом, очевидность которых проистекала уже не из ratio scripta, а из следования методологическим установкам естествознания (аргументированные дедукции из аксиом).

Рационалисты естественно-правовой школы поставили юридический закон на один уровень с объективными законами физического мира, что поднимало авторитет юридического сообщества в общественном сознании, придавало деятельности ученых-юристов научный статус с его неизменной претензией на монопольное обладание истинным знанием.

Более того, философский рационализм естественно-правовой школы научил юристов осмысленному и нормативному отношению к методу исследования, а также последовательному его применению, что сказалось на исследованиях «истористов» и пандектистов. Приучив мысль юристов к дедуктивной систематике, самостоятельному обоснованию каждой дедукции и к математической точности определений философия естественного права сослужила добрую службу юридической догматике, которая усвоила эти уроки и впоследствии в лице пандектистов применила эти установки к исследованию положительного права.

Даже будучи «расколдованным» и прямо отвергнутым в XIX столетии «истористами» и философскими позитивистами спекулятивный разум позволил юридическому сообществу исследовать правовой материал на значительно более высоком уровне обобщения, на котором юристы стали способны соединять философско-правовые основания с техниками позитивной юриспруденции. Именно рационалистически ориентированной школе естественного права принадлежит первенство в выведении пандектной структуры изложения правового материала, в которой важнейшую роль играет Общая часть, вбирающая в себя систему общих понятий и институтов права.

Помимо этого, начавшееся со школы естественного права обращение профессиональных юристов к предметному осмыслению философской проблематики закономерно потребовало от будущих поколений юристов основывать юридическую доматику в философских «картинах мира», «встраивать» системы догматических понятий и конструкций в более широкие философские представления о сущности права. Поэтому в системе юридического знания, представленной энциклопедиями права, начинают формироваться философско-правовые разделы, постулирующие и/или обосновывающие методологические основания юридической догматики, на которых объединяются наработки отраслевой (цивилистической, уголовно-правовой, конституционной) доктрины.
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.