Найти

Теория права

И. Кант и право.

Некоторые идеи о значении категорического императива для права.
Иммануил Кант (1724 – 1804) – основоположник немецкой классической философии, родился в Кенигсберге (Восточная Пруссия). В разное время преподавал и читал лекции по: логике, метафизике, естествознанию, математике, этике, механике, минералогии и ряду других предметов.
Категорический (безусловный) императив И. Кант определяет как «императив, который мыслит и делает поступок необходимым не опосредованно через представление о цели, к которой поступок может привести, а только через одно лишь представление о самом поступке (о его форме)…». Далее И. Кант провозглашает принцип категорического императива: «поступай согласно максиме, которая в то же время может иметь силу всеобщего закона», однако рассуждение будет не полным, если не упомянуть и другую интерпретацию категорического (в данном случае уже практического) императива. Она заключается в следующем: «поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству». Именно данная интерпретация определяет четкую границу между императивом гипотетическим и императивом категорическим, т.к. в данном случае императив [категорический] воплощает собой сам долг, т.е. он не инструментален, как императив гипотетический, а значит, мы можем говорить о том, что он морален.
Рассматривая вопросы непосредственной связи основоположений «Метафизики нравов» И. Канта с понятием права, необходимо сделать небольшую оговорку. Методологически значимым будет замечание самого И. Канта по вопросу различения поступков легальных и моральных, однако, уже в юридическом смысле (а не моральном): «Поскольку они (законы-С.Г.) касаются лишь внешних поступков и их законосообразности, они называются юридическими законами; если же они выдвигают требование, чтобы они сами были определяющими основаниями поступков, они называются этическим, и в этом случае говорят: соответствие с первыми есть легальность, со вторыми – моральность поступка». Очевидным представляется следующий факт: право связано только с внешним проявлением поступка, мораль же связана как с внешним, так и с внутренним отношением к поступку.
Исходя из положений о категорическом императиве, можно выдвинуть следующее предположение: каждый человек по своей природе может стать правотворцем, если он начинает следовать категорическому императиву, а значит, начинает «творить» себе максимы (как новые законы), которые «в то же время могут иметь (и если имеют, то человек будет правотворец) силу всеобщего закона».
Второй момент, который необходимо отметить, вытекает из предыдущего абзаца и заключается в том, что законы, появляющиеся путем превращения максимы в закон, начинают обладать «абсолютной степенью легитимации». Данное положение априорно из положения, высказанного еще Э. Ю. Соловьевым в его работе о взаимодополняемости права и морали в философии Канта, которое заключается в следующем: «Разреши другим все то, что ты разрешишь себе», «запрети себе все то, что ты склонен запретить другим». Именно в данных положениях отражается легитимация норм, потому как получившиеся нормы будут такими, что в них будет отражено то, что будет разрешено и одновременно запрещено всем. Таким образом, получившаяся совокупность максим, сообразных всеобщему закону, мы будем именовать идеальным законом.
Третьим моментом будет прямая связь закона с самим категорическим императивом. Как пишет И. Кант: «Закон – это положение, содержащее категорический императив». Именно в данной формуле И. Кант умело выразил значение категорического императива, как для закона, так и для всего права. Оно выражается в том, что категорический императив, являющийся основанием закона, обеспечивает «функционирование» права, как «совокупности условий, при которых произвол одного [лица] совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы».
Кроме того «категорический императив, выражая обязательность в отношении определенных поступков…», при условии того, что обязательность категорического императива «содержит в себе не только практическую необходимость, но и принуждение», может быть представлен [категорический императив] или дозволяющим, или запрещающим законом, «после того как исполнение или неисполнение представляется как долг». Таким образом, именно категорический императив закладывает основу для подразделения способов правового регулирования (как пример) на три основных вида: управомочивание, обязывание, запрещение.
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.