Найти

Теория права

О сущности местного самоуправления

Анализ сущности любого явления необходимо предполагает наличие методологии, позволяющей четко определять:
1. Форму воплощения 4-х причин бытия (взгляд Аристотеля на сущность, который предполагает, что сущность составляют целевая, формальная, материальная, движущая причины).
2. Различия в состоянии покоя и движения, ибо относительно каждого явления по-разному можно интерпретировать как покой, так и движение.
3. Соотношение внешнего и внутреннего восприятия явления (восприятие непосредственно участниками и субъектами, находящимися вне рамок бытия данного явления). Причем количество и качество субъектов дифференцированно в зависимости от сущности данного явления.
4. Самодостаточность того или иного процесса (самодостаточность обнаруживает себя там, где целевая причина, выраженная в «возможности» обнаруживает себя в материальной причине действительности. Отсутствие самодостаточности явления характеризуется тем, что парадигма бытия сведена к формированию только одной причины, т.е. носит технический характер).
Таким образом, если изначально не определяться с методологией, использование которой и определяет выше перечисленные моменты, то опасность углубиться в лабиринт противоречий существенно возрастает, что необходимо может привести нас к апории.

Метод, который мы намерены использовать называется людологическим. Людология исходит из того, что анализ бытия должен быть необходимо дифференцирован по отношению к предмету анализа. Так, мы предполагаем возможным говорить о 2-х сферах бытия: бытии в возможности (потенциальное бытие) и бытии в действительности (актуально сущее). «Возможность» необходимо представлена мыслью, это бытие самой мысли. Действительность представлена тем универсумом вещей, восприятие которых основано на чувственном начале. Важно проводить четкую границу между двумя этими сферами, ибо возможность есть материя, в то время, как действительность – форма. Возможность необходимо осуществляется в действительность, но действительность не есть само осуществление, она есть результат последнего, наличие которого говорит об энтелехии бытия в возможности – суммы процесса осуществления и его результата. Сам процесс перехода «возможности» в действительность есть игра. Этот тезис трудно доказуем без обширного обоснования, которое, к сожалению, здесь неуместно…

Итак, попытаемся структурировать понимание сущности местного самоуправления в соответствии с вышеприведенными требованиями.

Людологически анализируя 4-е причины бытия Аристотеля, мы необходимо приходим к заключению о том, что бытие в возможности (мысль) изначально содержит их в самое себя. Причем единство материальной причины и движущей образует саму формальную, в то время как целевая (в «возможности») трансформируется в материальную в действительности. Таким образом, потенциально существует именно 4-е причины в рамках же целостного бытия («возможность» — действительность) – только 3-и.

Бытие в возможности местного самоуправления представлено совокупностью норм права, которые посвящены конституированию, как всех 4-х причин, так и бытию в целом («возможность» – действительность); но здесь мы отметим, что в нашем российском законодательстве многие вопросы не урегулированы. Так, например, совершено не сформирована цель местного самоуправления, что соответственно влечет за собой подмену общих мотивов конкретно частными, что приводит к коррупции и ненадлежащему исполнению обязанностей. Идеальной была бы та ситуация, при которой воплощением целевой причины в возможности была бы норма конституции, а в действительности – конкретные результаты, оценка которых была бы необходимо связана «возможностью», представленной нормативным актом, детально регламентирующим показатели цели. Материальная причина существует только тогда, когда сформирована целевая, в противном же случае мы имеем ситуацию, при которой происходит истолкование окружающей действительности по мифологическому принципу – качественность сущего определяется на основе желаемой причастности к соответствующей «возможности». Происходит так называемый самообман, вследствие которого формируется необходимая «возможность», оправдывающая то или иное бытие в действительности – такова природа всех иллюзий.

Движущую причину образует то, что мы зачастую называем волей. С людологической точки зрения движущая причина есть то восприятие, которое опосредует необходимость реализации «возможности» в действительность: когда этот процесс носит сознательный характер и управляем, можно говорить о наличии воли. Субъектом данной реализации неизменно выступает человек, который персонифицируется в определенной маске, бытие которой необходимо связано с данной реализацией. Совокупность данных масок, их организация, общая возможность образует то, что известно нам как органы местного самоуправления. Деятельность органов местного самоуправления и есть то, благодаря чему бытие в возможности, представленное правовыми нормами, реализуется в действительность. В данном случае действительность представлена совокупностью процессов, имеющих общий характер по отношению к «моновозможности», и направленных на определение бытия населения.
Как известно, процесс реализации всегда необходимо является игрой. Более того, степень сформированности материи находится в прямой зависимости от качества игровых действий, направленных на формирование данной материи. Отсутствие сегодня понимания игры как того, что переводит материю в действительность, приводит к тому, что большая часть нашего законодательства изначально представляет собой «мертворожденное» право. Форма любого явления появляется лишь тогда, когда налицо сумма движущей и материальной причины.
Самоуправление необходимо является процессом, который не находится в состоянии покоя относительно себя самого уже потому, что его движение (игровые действия субъектов реализации) не может быть представлено замкнутой парадигмой, оно всегда необходимо оправдано внешними мотивами.

Объективность местного самоуправления представлена наличием различий, которые есть продукт различных условий проживания (этот аспект был отмечен еще теорией геополитики). Задачей законодателя должно быть формирование таких универсальных условий, существование которых было бы основанием для возможности перевода различий из области противоречий в состояние равенства.

Представляется необходимым отметить тот факт, что понятие сущности, введенное в научный оборот Аристотелем, предполагает неизменность определенных свойств предмета (ибо их отсутствие есть условие о невозможности говорить о бытии предмета вообще). Однако сущность обнаруживается только потому, что одно и тоже бытие в возможности, посредством длительного повторения своей реализации в действительность, приобретает однозначное имманентно присущее понимание сквозь чувственное начало, продуцируемое самим процессом перехода возможного в действительное. Только благодаря тому, что форма игры не меняется, мы можем говорить о стабильном существовании того или иного явления и о его сущности (как о том, что составляет его формообразующую константу). Сущность в этом отношении всегда самодостаточна по отношению, как к себе самой, так и внешнему окружению: именно владение знанием сущности вопроса позволяет нам проводить различия, строить предположения и анализировать; только при знании сущности, этого якоря любого теоретического рассуждения, возможно провести различие между знанием и мнением. Итак, сущность явления – это те его элементы, «возможность» которых необходимо обнаруживается нами в действительности. И в этом отношении, знание сущности тождественно знанию истины (разница лишь в том, что истина есть универсальность по отношению к конкретике знания вообще).

Для местного самоуправления сущностью является именно его самодостаточность в отношении решения вопросов местного значения, но здесь необходимо иметь в виду, что бытие в возможности местного самоуправления как деятельности по решению этих вопросов местного значения, должно быть сформировано не в законе, а в акте именно местного значения, ибо только его претворение в действительность может свидетельствовать о том, что местное самоуправление актуально существует. Для местного самоуправления должна быть характерна строгая персонифицированность адресатов соответствующего акта. Необходимо также сформировать свою систему управления, принципом которой было бы тождество интересов населения муниципального образования в целом и интересов отдельно взятой личности, по тем или иным вопросам. Если проводить исторические аналогии, то современное местное самоуправление можно было бы сравнить со становлением древнегреческого полиса, вершиной расцвета которого была та ситуация, когда грек управлял полисом не на основе своих действий, а просто благодаря своему существованию, ибо институты этого полиса были органически включены в сферу его представлений о должном положению вещей…

В самых общих чертах сущность местного самоуправления можно бы определить следующим образом – это самодостаточная форма бытия строго персонифицированного круга лиц, которые непосредственно формируют и реализуют бытие в возможности, обеспечивая его зеркальное отражение в действительности при помощи институтов государства.
Обновить список комментариев

Комментарии (3)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Я бы добавил, что местное самоуправление — фундамент, необходимый элемент, отличительная черта любого демократического государства.

    • Со времени Канта про сущность говорить, мягко говоря, не уместно. Тем более в духе Аристотеля. Чему вас там учат на методологии науки. Ничего личного, уважаемый Рустам.

      • каждый сходит с ума по своему…

        Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.