Найти

Теория права

Формализация содержания коллизий в праве: предварительные заметки и наброски для обсуждения

Каждый юрист сталкивается с необходимостью разрешения или преодоления коллизий в праве.
Причем все трактовки коллизий в праве отражают общую идею – несовместимости одновременной действительности и действенности (в понимании, изложенном в работах Г. Кельзена) коллидирующих объектов. При этом, думается, следует развить идею Н.А. Власенко о разграничении различия и противоречия как содержания коллизии в праве в следующем русле: при противоречиях идет максимальное коллидирование объектов так, что даются варианты (одновременно несовместимые) одного и того же действия (например, норма А предписывает, что в ситуации О действие Б запрещено, а норма В, что действие Б в этой же ситуации разрешено), а для различий присущи варианты поведения (дозволения, обязывания, запреты) отличающихся друг от друга действий (норма А предписывает, что в ситуации О нужно действовать Б, а норма С – что нужно действовать В).
ИМХО, коллизию в праве можно определить как объективно существующую в форме различия и противоречия связь нормативно-регулятивных средств, выражающую несовместимость их одновременной действительности и действенности и порождающую необходимость выбора в качестве модели поведения одного из них.
Далее вопрос о формализации раскрывается только применительно к нормам права. Правовые нормы как объект коллизий в праве взяты в силу наибольшей изученности коллизий между ними, а также в силу наибольшей возможности их формализации относительно иных нормативно-регулятивных средств
Исходя из этого небольшого введения, хочу вынести на суд читателей некоторые предварительные заметки по поводу возможных путей формализации коллизий.
Может быть, в обозрим будущем, некоторые из предложенных идей смогут использоваться для создания интеллектуальных правовых систем.
Известно, что в теории права вопрос о возможности формализации связей в праве как полиструктурном образовании в наибольшей степени разработан относительно норм права. Для этого с использованием деонтической логики соотнесем между собой возможные варианты взаимодействия управомочивающих, обязывающих и запрещающих правовых норм.
При этом, как подчеркивают специалисты, «основной задачей представления правовых знаний является перевод нормативных суждений во фразы некоторого формального языка. Фразы языка логики предикатов могут быть или истинными, или ложными, в то время как нормативные суждения зачастую содержат модальности типа “нести ответственность”, “иметь право”, “быть обязанным”, “является запрещенным”, которые, скорее, предписывают некоторую особенность поведения, нежели описывают некоторое состояние со свойствами истинности или ложности. Для формального описания таких модальностей … была предложена деонтическая логика как формальная теория со своими аксиомами, теоремами и правилами вывода».
При исследовании коллизионных отношений между указанными объектами автором использованы следующие обозначения: O – обязанность; P – разрешение; F – запрет; d – определенное деяние; ^ – логический союз «и»; ? – логическое тождество; ¬ – логическое отрицание. Напомним: в противоречиях идет максимальное коллидирование так, что даются варианты (одновременно не совместимые) одного и того же действия (d ^ ¬d), а различиям присущи варианты (дозволения, обязывания, запреты) отличающихся друг от друга действий (d1 ^ d2).
Вначале построим таблицу возможных вариантов противоречий (табл. 1).


Теперь необходимо остановиться на эквивалентных преобразованиях полученных результатов.
П.П. Баранов, Г.И. Иванов, М.А. Костенко довольно-таки удачно определяют эквивалентное преобразование текста НПА как «такое изменение формы представления (изложения) данного текста нормативно-правового акта, при котором полностью сохраняется (остается неизменной) его содержательная (юридическая, нормативная) составляющая».
В нашем же случае преобразуются логические высказывания с целью устранения тождественных «позитивных» (утверждение) и «негативных» (отрицание) логических операторов, устранения дублирования. При этом важно помнить, что «одним из главных условий при осуществлении любых изменений (преобразований) текстов нормативно-правовых актов является содержательно-правовая эквивалентность, так как именно это та составляющая нормативно-правового акта, которая должна оставаться неизменной, чтобы данные преобразования были правомерными», а особенность формально-логических преобразований «состоит в том, что не важно, какова форма (языковая или какая-либо другая), фиксирующая нормативное содержание текстов нормативно-правовых актов; если данное содержание не исказилось в процессе изменений и позволяет достигать того же результата познания, то значит данная формально-логическая модель текста нормативно-правового акта тождественна его первоисточнику».
После эквивалентного преобразования остаются следующие варианты:
1. Od ^ Pd – действие разрешено (предоставлено право совершить данное действие) в одной норме и обязательно (существует обязанность совершить данное действие) в другой.
Как пример такой коллизии можно привести положения избирательного права ряда зарубежных государств, когда активное избирательное право одновременно является и обязанностью, причем ее неисполнение в виде неявки на выборы без уважительных причин влечет ответственность.
.2. Pd ^ Fd – разрешенный в одной норме акт поведения запрещен в другой.
В качестве примера можно привести известное противоречие между нормами Гражданского кодекса Российской Федерации и ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» при регулировании одаривания государственных служащих: ст. 575 ГК РФ разрешает дарить госслужащим «обычные подарки, стоимость которых не превышает пяти установленных федеральным законом МРОТ», а согласно пункту 6 части 1 статьи 17 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» гражданскому служащему запрещается получать в связи с исполнением должностных обязанностей вознаграждения от физических и юридических лиц (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения).
3. Pd ^ P¬d – в данной ситуации акт поведения разрешен в одной норме, а в другой в той же самой ситуации разрешен противоположный вариант поведения.
4. Pd ^ O¬d – определенное поведение разрешено, но иная норма устанавливает обязательность противоположного типа поведения.
В части 2 статьи 42 Уголовного кодекса Российской Федерации содержится разрешение (право) лица на неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, что исключает уголовную ответственность. Однако для специальных субъектов (военнослужащих, проходящих военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, а также граждан, пребывающих в запасе, во время прохождения ими военных сборов, военных строителей военно-строительных отрядов (частей) Министерства обороны Российской Федерации, других министерств и ведомств Российской Федерации) существует обязанность исполнять отданный в надлежащем (установленном) порядке приказ начальника, неисполнение которого, в соответствии со статьей 332 Уголовного кодекса Российской Федерации, является преступным
5. Pd ^ F¬d – право на действие и запрет на свершение противоположных действий.
В данной ситуации вопрос о том, будет ли коллизия или нет, зависит от типа правового регулирования на данном участке социальной действительности: при разрешительном типе регулирования коллизии нет, так как «все, что прямо не разрешено, запрещено». При общедозволительном же типе регулирования необходимо акцентировать внимание на множителе F¬d, в котором заключается запрет определенного типа поведения. А значит, субъект имеет право на иное поведение (Pd), но это «иное» поведение не может сводиться лишь к Pd, так как возможности многогранны и нельзя раз и навсегда закрепить их нормой. Например, часть 2 статья 1 ГК РФ устанавливает следующее общее дозволение: «граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора».
6. Od ^ Fd – действие обязательно в одной норме и запрещено в другой
7. Od ^ O¬d – существует обязанность действовать и одновременно обязанность действовать противоположным образом.
8) Od ^ F¬d – обязанность действовать и запрет действовать противоположным образом. В данном случае нет коллизии, а лишь присутствует дополнительное и важное уточнение: необходимо действовать так, только так и никак иначе.
9) Fd ^ F¬d – запрет на действие и запрет на противоположное действие.
Рассмотрим теперь различия: берем во внимание логические операторы P, F, O – два варианта возможных действий (d1, d2) и в следующих случаях имеем коллизию:
1) Od1 ^ Od2 – обязательно в одной ситуации действие, а другая норма устанавливает обязательность в данной ситуации иного действия;
Например, в законодательстве о банкротстве существует одновременно обязанность удовлетворить требования кредиторов при банкротстве в порядке очередности, установленная частью 4 статьи 134 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», где выделяются три очереди: «в первую очередь производятся расчеты по требованиям граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей, а также компенсация морального вреда; во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и по выплате вознаграждений по авторским договорам; в третью очередь производятся расчеты с другими кредиторами» и иная обязанность – произвести расчеты по требованиям кредиторов в соответствии с частью 1 статьи 64 Гражданского кодекса Российской Федерации, где устанавливаются четыре очереди: «в первую очередь удовлетворяются требования граждан, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей, а также по требованиям о компенсации морального вреда; во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и по выплате вознаграждений по авторским договорам; в третью очередь производятся расчеты по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды; в четвертую очередь производятся расчеты с другими кредиторами»…
2) Fd1 ^ Fd2 – в одной и той же фактической ситуации запрещено несколько действий;
3) Pd1 ^ Pd2 – в одной и той же фактической ситуации разрешены несколько действий.
Случаи различий 2 и 3 представляются весьма интересными, поскольку их анализ позволяет установить наличие определенной зависимости между характером нормы (управомочивающая или запрещающая), типом правового регулирования на участке действия данной нормы и наличием или отсутствием коллизии в праве.
Если перед нами общедозволительный тип регулирования, то коллизии, специфичные для данного типа, могут возникать при обязательном присутствии норм-запретов. Другими словами, если сфера человеческой деятельности Sh регулируется на основе обещедозволительного типа регулирования, то при наличии запрета совершения одновременно нескольких действий Fd1 ^ Fd2 коллизия здесь возможна тогда, когда в отношении субъектов, которым адресован общедозволительный тип правового регулирования, выдаются два неравнозначных по объему запрета (один запрет входит по объему в другой). В этом случае различие налицо, так как существует неопределенность, что соблюдать: малый или большой запрет. Однако коллизии в праве не будет, если существующие запреты дополняют друг друга, причем чем шире по объему гипотеза, тем сложнее возникновение коллизий (запрет на совершение убийства и на лишение жизни по неосторожности).
Не будет коллизии и в случае, когда ситуация Fd1 ^ Fd2 возникает в сфере Sh, регулируемой на основе разрешительного типа правового регулирования (в этом случае лишь дополнительно обращается внимание на значимость и ценность данных запретов в данной сфере).
При разрешительном же типе регулирования особенные коллизии возникают при обязательном присутствии управомочивающих норм.
В случае, когда сфера человеческой деятельности Sh регулируется на основе разрешительного типа регулирования, ситуация Pd1 ^ Pd2 означает, что указанные различные конкретные дозволения могут соотноситься как целое и часть – коллизия налицо. Если же они предлагают не входящие друг в друга различные варианты возможного поведения, то в этом случае для определения наличия или отсутствия коллизии следует выяснить, установил ли законодатель Pd1 ^ Pd2 как варианты поведения в рамках альтернативной нормы (в этом случае коллизии нет) или же Pd1 ^ Pd2 не предполагает возможности принятия альтернативного решения.
Если Pd1 ^ Pd2 существует в рамках общедозволительного типа правового регулирования, то коллизия отсутствует.
Данную зависимость следует учитывать при разрешении коллизий в праве, на что обращал внимание Конституционный суд РФ, который сформулировал в ряде решений весьма интересную правовую позицию: если отдельным категориям граждан предоставлены определенные права, свободы, гарантии, льготы в актах, не предусмотренные базовыми вышестоящими актами, коллизия между такими актами отсутствует. Конечно, здесь важно четко определиться, что финансовое обеспечение реализации дополнительных прав, свобод, гарантий, льгот в тех случаях, когда их предоставление связано с дополнительными бюджетными обязательствами, должно быть урегулировано на уровне соответствующего бюджетного законодательства.
В этой связи правильным представляется подход, заложенный в Трудовом кодексе России: согласно абзацу 15 статьи 6 этого документа более высокий уровень трудовых прав и гарантий работникам по сравнению с установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, приводящий к увеличению бюджетных расходов или уменьшению бюджетных доходов, обеспечивается за счет бюджета соответствующего субъекта РФ.
Обновить список комментариев

Комментарии (4)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Я хотел бы узнать мнение автора о следующем аргументе Б. Виндшейда. По его словам, если из нескольких противоречащих правил все-таки можно выбрать какое-либо одно предписание, то, строго говоря, коллизия норм является мнимой, кажущейся. Иными словами, ни о какой коллизии в данном случае говорить нельзя, ибо возможно осуществить выбор и применение нормы из имеющихся юридических правил. Как полагаете, действительно ли Б. Виндшейд был прав?

      • Юридический институт СФУ
        • 27 сентября 2011, 06:23
        Спасибо за интересный вопрос! ИМХО, профессор Виндшейд, насколько я понял, в «Учебнике пандектного права» на с. 54-55 написал, что, по сути, истинное противоречие, то есть то, которое нельзя разрешить путем выбора какой-либо из сталкивающихся норм, есть пробел, поскольку все нормы, вступающие в такое противоречие — аннигилируются и остается пустота и неопределенность. Т.е. истинная по Виндштейнду коллизия, насколько я понимаю, тождественна пробелу в праве. На мой взгляд, это не совсем так. При т.н. «пробеле в праве» правоприменитель сам конструирует правило поведения (путем аналогии закона или аналогии права), а в случае неустранимой коллизии есть два варианта поведения: 1) в соответствии с нормой 1 2) в соответствии с нормой 2. Пробел здесь будет – в отсутствии коллизионной нормы, на основе которой должна разрешаться коллизия; правоприменитель будет придумывать правило разрешения коллизии, но выбор вариантов его поведения ограничен – между противоречащими нормами — он не может самостоятельно придумать норму № 3.

      Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.