Найти

Теория права

Правовая идеология: общетеоретический аспект (предварительные размышления)

Российская теория права 60-70-х гг. XX столетия предметно исследовала лишь правосознание как одну из форм общественного сознания. В этой исследовательской рамке правовая идеология рассматривалась исключительно как элемент структуры правосознания, что не позволяло предметно исследовать понятие и механизм действия правовой идеологии в национальной правовой системе.

Как неизбежное следствие дефицита в теоретическом исследовании и практической разработке правовой идеологии возникли многочисленные противоречия в национальном законодательстве, в различных видах юридических практик, а юридическое сообщество характеризовалось качественными разночтениями в видении желаемого права – правового идеала, который должен сопровождать любую целенаправленную юридическую деятельность. Все виды юридических практик осуществлялись в отсутствие четко выстроенной системы ориентиров, исключительно в техническом ключе.

Одной из важнейших задач, которую еще только предстоит решить юридической науке, является предметное, всестороннее исследование таких механизмов воздействия на общественное сознание, способы, средства и формы которых позволили бы российскому обществу воспринять базовые юридические ценности, сформировать психологическую установку их принятия, что позволит ему рассматривать право и юридические средства как важнейший инструмент для цивилизованного разрешения возникающих социальных проблем.

Любая идеологическая система призвана организовывать определенные виды деятельности людей, легитимировать политические, экономические, юридические учения в массовом сознании. Структурно любая эффективная деятельность может быть рассмотрена как взаимосвязанная система ценностей, целей и средств. Именно идеология, задавая ценностно-целевую «систему координат», способна формировать восприятие определенных видов юридической деятельности как ценностно значимых и целенаправленных не только в рамках юридического сообщества, но и для всего общества в целом.

Формируемые правовой идеологией ценностно-целевые структуры задают рамки восприятия юридических институтов и видов юридической деятельности со стороны профессионального и общественного сознания. В свою очередь ценностно-целевые «рамки» способны формировать целенаправленный поиск адекватных юридических средств для разрешения социальных ситуаций, входящих в предмет правового регулирования. Именно в этом заключается организующий потенциал правовой идеологии. В свою очередь любые юридические теории, претендующие стать не только элементом доктринального правосознания, должны быть выражены в такой форме и такими способами, которые способны быть воспринятыми общественным правосознанием. Способность же восприятия задается ценностно-целевыми рамками, формируемыми правовой идеологией.

Значимость теоретического осмысления правовой идеологии в рамках национальной правовой системы сложно переоценить.

Во-первых, всесторонне проработанная и ясно сформулированная правовая идеология способна в достаточно короткие сроки организовать профессиональное сознание юридического корпуса в рамках национальной правовой системы и тем самым консолидировать юридическое сообщество. Без развитой правовой идеологии невозможно формирование устойчивых корпоративных традиций юридического сообщества и преодоление разнообразных дефектов правосознания, неизбежно влияющих на все виды юридических практик.

Во-вторых, концептуально обоснованная правовая идеология способна четко указать приоритеты и направления в развитии политики права, что, в частности, позволит устранить многочисленные внутренние противоречия в системе национального права, повысить его когерентность и – в долгосрочной перспективе – общесоциальную и специально-юридическую эффективность.

В-третьих, развитая правовая идеология способна повысить престиж и значение права как социального регулятора в общественном сознании и тем самым способствовать более цивилизованным формам разрешения социальных конфликтов.

Многие философы сходятся во мнении, что функционально идеология представляет собой способ легитимации и воспроизводства определенного общества (группы, класса, политического, экономического института и проч.). В функциональном смысле правовая идеология может быть определена как механизм институционального перевода правовых идей, ценностей и установок в правовые нормоотношения, т.е. как целостная система элементов, направленная на стабилизацию правовой системы. Вместе с тем правовая идеология, как наиболее гибкая по отношению к «центральной зоне» культуры часть правовой системы также выступает инструментом трансформации правовой системы в транзитные периоды правогенеза.

С позиции системного подхода правовую идеологию можно определить как необходимый компонент правовой системы, выступающий основой, скрепляющей массив позитивного права и систему юридических практик в определенное функциональное единство, формирующей основные ценностные ориентиры для дальнейшего развития правовой системы, критерии для оценки ее эффективности с позиции профессионального и общественного правосознания.

Субстанционально правовая идеология может быть определена как вырабатываемая правовой доктриной целостная система базовых юридических идей, выступающих основой онтологизации и легитимации права в общественном и профессиональном сознании. Поэтому правовую идеологию можно рассматривать как фундамент, формирующий профессиональную идентичность юристов, способный структурировать доктринальное и профессиональное правосознание и консолидировать юридический корпус национальной правовой системы. Правовая идеология задает основания смыслов доктринального и профессионального правосознания, правовой идеал, соответствующие ему правовые ценности, через которые формируется образ желаемого права и оценивается право положительное.

Правовая идеология «скрепляет» право как социальный институт, придает ему ценностное основание и смысловые координаты дальнейшего развития. В силу своего консолидирующего потенциала официальная правовая идеология закладывается именно в базовые нормативные акты национальной правовой системы – Конституцию, базовые законы в рамках различных отраслей права.

В национальной правовой системе правовая идеология, во-первых, формирует восприятие определенных норм и принципов в качестве естественных, самоочевидных и тем самым стабилизирует правовую систему; во-вторых, способствует изменению и развитию правовой системы на основе обращения к внеюридическим источникам социального регулирования, формам общественного сознания; в-третьих, за счет обращения к правовому идеалу выполняет критическую функцию по отношению к системе положительного права; в-четвертых, в транзитные периоды развития правовой системы используется в качестве средства восполнения пробелов в системе позитивного права; в-пятых, за счет основополагающих идей, принципов и доктрин формирует целостность национальной правовой системы, интегрирует ее; в-шестых, служит «компенсационным механизмом» в восприятии индивидуальным и групповым правосознанием системы положительного права.

Прежде всего, правовая идеология оестествляет, объективирует содержание права, превращает его из продукта интерсубъективного социального взаимодействия в относительно самостоятельный, объективно существующий регулятор, налагающий на адресатов стандарты должного поведения. Поэтому вопрос о специфике правовой идеологии не может быть решен в отрыве от существующих онтологизаций права, т.е. от доктринальных прочтений сущности правового.

Так, с позиции школы юридического позитивизма сущностными свойствами права выступают государственный, целенаправленный регулятивный характер, нормативность, общеобязательность, определенность формы и содержания, обеспеченность государственным принуждением, а с позиции социологической школы права право обладает, прежде всего, социальным характером; объединяющим группу и воспроизводящим ее, действенностью в социуме; социальной легитимностью; обеспеченностью институциональными санкциями.

Для представителей юридического позитивизма правовая идеология связывается с идейными основаниями действующей системы позитивного права и индуктивно может быть выведена путем анализа декларативных норм-целей, основополагающих норм-принципов, оценочных правовых понятий (разумность, добросовестность, справедливость и т.д.), дефинитивных норм, определяющих базовые понятия определенного нормативного массива, путем анализа ценностных импликаций внутри коллизионных правовых норм и др. В рамках юридического позитивизма правовая идеология не выступает относительно самостоятельным образованием, а содержательно зависима от нормативного массива и существует только в формально определенном виде.

Необходимо также указать, что специфика правовой идеологии определяется позитивистами достаточно формально – определенная идея трактуется как правовая, если она находит свое непосредственное выражение в действующем массиве позитивного права, т.е. по сути, утверждается идейный волюнтаризм публичной власти в определении идейных первоначал юридического: любая идея, облеченная в форму официального источника права декларируется правовой. Тем самым юридический позитивизм намеренно или непреднамеренно отождествляет господствующую политическую и правовую идеологию, не видит сущностного своеобразия правовой идеологии. Помимо этого, на наш взгляд, юридический позитивизм допускает относительную «эмансипированность» нормативного массива от правовой идеологии, т.е. существование принципиально идеологически нейтральных правовых правил поведения.

Для представителей школы естественного права правовая идеология выступает первичным основанием, «первоосновой» любой правовой системы; постулируется существование первичных правовых идей, составляющих существо права, вне которых правовая материя не может существовать. Более того, допускается существование правовой идеологии, еще не закрепленной формально-определенном виде.

В.П. Малахов справедливо указывает на принципиальную неопределенность большинства понятий юриспруденции. По мнению исследователя, именно неопределенные понятия и составляют каркас правовой идеологии.

А.В. Поляков указывает на причины, порождающие идеологические концепты: «В философии давно уже отмечено, что логические понятия, представленные как система формально непротиворечивых доказательств, в своих истоках опираются на недоказуемые постулаты (как известно, принципиальная невозможность полной формализации научного знания доказана К. Гёделем), и в силу этого все логические построения оказываются воздвигнутыми на металогических основаниях. Многообразие, а подчас и непроясненность таких оснований порождает эпистемологический анархизм (П. Фейерабенд), т.е. постоянное противоборство противоречащих друг другу оппозиционных методологических установок, вызывающий к жизни непроясненные понятия и теории, которые открыто или в завуалированном виде выступают как идеологические концепты».

Субъектами формирования правовой идеологии выступают ведущие представители теории права, создатели отраслевых доктринальных конструкций, учений, а также в некоторых правовых семьях представители практикующего юридического сообщества, судьи, адвокаты и т.д. Наиболее непосредственное выражение правовая идеология находит в правовых доктринах; на уровне позитивного права и юридической практики – в правовых аксиомах, правовых принципах, оценочных правовых понятиях.

Основой правовой идеологии выступают правовые идеи, которые воспринимаются профессиональным юридическим сознанием в качестве первичных и всеобщих начал, систематизирующими на основе правовых аксиом и принципов систему позитивного права и ее отдельные компоненты – правовые отрасли и институты.

Правовая идея для того чтобы стать частью правовой идеологии должна восприниматься ее адресатами как нечто первичное. Иными словами, процесс искаженного, по мнению К. Маркса, отражения объективно существующей действительности не осознается носителями идеологии, т.е. протекает в естественном русле.

Всеобщность правовых идей выражается в максимальной степени их абстрактности, в способности охватывать собой различные нормативные массивы и в случае необходимости продуцировать совершенно различные нормативные образования и нормоотношения в социальной действительности. В аксиологической плоскости всеобщность правовой идеи представляется создателями правовой идеологии как ее способность выражать всеобщий, а не групповой (классовый) интерес, что является необходимым условием осуществления программной функции любой правовой идеологии.

«За любой универсальностью, как прозорливо заметил К. Шмитт, скрывается стремление навязать свое господство». «Кто говорит «человечество», тот хочет обмануть: идентифицировать себя с таким универсальным и положительно оцениваемым понятием для того, чтобы отказать в них врагу и тем самым легитимировать насилие. Поэтому самая ужасная война, самая бесчеловечная акция осуществляется именем человечества». Еще К. Маркс в «Немецкой идеологии» указывал, что всеобщность соответствует иллюзии насчет общих интересов, которая выставляется в идеологии угнетаемого класса против господствующего и которая вначале осуществления социальной революции вполне правдива. Также всеобщность соответствует самообману идеологов.

Формирование правовой идеологии связано с созданием в сознании идеологов некоторого «первообраза права», упрощающим сведением к нему многообразной правовой действительности на основе тех или иных ценностных предпочтений. Именно поэтому любая идея, входящая в состав правовой идеологии презентуется как нечто абсолютное, не зависящее от социокультурных изменений, временных и пространственных параметров. Способность правовой идеи выступать «локомотивом» правового развития основывается на ее «эмансипации» от породившего ее социокультурного контекста, поскольку в противном случае ее способность связывать воедино правовые нормоотношения и трансформировать существующую правовую действительность сводится к нулю.
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.