Найти

Теория права

Мировоззренческие основания идеи естественного права

Какое сознание порождает естественно-правовые воззрения? Непременным фундаментом всех теорий естественного права выступает непоколебимая вера в то, что существует определенная целостность мироздания, объективно существующие закономерности развития космоса, природы, общества, которые и являются источниками того объективно и неизменно существующего естественного права, над которым не властны человек, общество, государство.

«Теория естественного права, при всех возможных ее модификациях, основывается на предположении, что в мире существует вечная и неизменная идея порядка (гармония, справедливость человеческой природы и т.п.), которая диктует свои требования законодательству и политике» — справедливо отмечает И.Л. Честнов.

Если этот мир — лишь плод гигантской, космической по своим размерам случайности, лишенной смысла, плохо поддающейся рациональному объяснению, которого так жаждет кинутый в него рождением человек, то и неизменного и универсального естественного права в принципе существовать не может. Поэтому естественное право в его классическом понимании не может существовать в абсурдной, гротескной, бессмысленной картине мира — именно разумность мира является мировоззренческим основанием естественно-правовых воззрений.

«К чему бы ни сводилось обоснование естественно-правовой идеи, к вере ли, или к метафизическому построению, существенным для естественного права признается во всяком случае его рациональный характер. Естественное право неизменно является разумным правом. Вера и метафизические построения допускаются в естественном праве лишь постольку, поскольку они рациональны, то есть приемлемы для познающего разума», — справедливо указывал известный русский правовед Ф.В. Тарановский.

Если же этот мир, пусть даже существующий объективно, независимо от сознания того или иного индивида, не может быть мысленно или опытно познан, то, соответственно, принципиально не поддающимися познанию будут являться и любые законы такого мира, даже если они и существуют, — в том числе и естественное право. Агностик не может даже утверждать, что естественное право существует или не существует, потому как действительность и ее законы постулируются непознаваемыми. Логически последовательный агностик может лишь верить (гипотетически предполагать) в существование естественного права (равно как и в его отсутствие), но сказать что-либо о его содержании, как, впрочем, и о смысле действительности, он не может. Тем самым гипотеза естественного права в агностицизме не отрицается, но остается лишенной какого-либо содержания, а потому является бессмысленной, поскольку не может быть соотнесена с какими-либо другими феноменами.

Если этот мир, существующий объективно и совершенно самостоятельно от сознания того или иного индивида, не имеет каких-либо предданных “объективных”, “естественных” смыслов сам по себе, то и говорить о существовании некоего “естественного” права также не имеет смысла. С точки зрения экзистенциализма объективная действительность, вселенная, космос, природа, “естественное” право — лишены смысла до тех пор, пока их создаст человек — воспринимающий этот мир и свободный в своих выборах субъект. Каких-либо “объективных” смыслов, “естественных” законов существовать в принципе не может — любой смысл изначально субъективен: что-то имеет смысл не само по себе, а для кого-то, для вполне определенного субъекта, следовательно, субъект сам творит смысл в этом мире, а естественное право — это плод сознания самого субъекта, без которого, как без своего “носителя”, оно превращается в фантом. Именно поэтому объективного, надличностного, исторически неизменного естественного права не может существовать и в картине мира “классического” экзистенциалиста.

Фаталистская картина мира не исключает существование в ней естественно-правовых представлений. В данном случае естественное право рассматривается как совокупность предзаданных (высшим существом, природой, космосом и т.д.) императивных правил, посредством которых разворачиваются события и процессы в реальном мире, совокупность правил, которые человек может не осознавать или осознавать лишь отчасти, но на функционирование которых человек не в силах как-либо повлиять. Иными словами, для фаталиста “естественное право” — синоним судьбы, рока, фатума, кармы, высшего предопределения. Известный историк права Г.Дж. Берман отмечает: «Классическая теория естественного права основана на концепции либо фатума, либо Провидения, и она предполагает, что само бытие, включая человеческую жизнь, содержит в себе некое внешнее мерило человеческих поступков».

В такой картине мира знание жестких, неизбежных, предзаданных высшими силами «естественных» закономерностей человеку становится жизненно необходимо, в то же время перед “неизбежным естественным правом” полностью нивелируются такие либерально-правовые (и провозглашенные в западноевропейском праве Нового времени “естественными”) ценности как свобода личности, частная собственность и др.

С точки зрения общественного правосознания современной западной культуры, для которого «сердцевиной» правового является свободная воля и автономность индивида, “естественное” право как совокупность предзаданных, жестких и неизменных законов судьбы в принципе нельзя именовать “правом”, поскольку право всегда предполагает «правомочие», которое начисто отрицает фатум, судьба.

Таким образом, далеко не во всех типах мировоззрений возможно существование естественно-правовых воззрений — некоторые из них вообще не допускают существования разумной вселенной, единых законов природы человека, причинно-следственных связей, каких-либо предзаданных космосом, Богом или природой универсальных ценностей.
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.