Найти

Теория права

Ко всемирному дню естественных прав человека. Истоки и эволюция права природы: три исторических редакции

1. Природа и законное «по природе» в античности. В представлении философского сознания Древней Греции природа – это нечто первичное, лежащее в основании, основа, на которой строится все искусственное – культурное. Она есть неизменная и познаваемая необходимость, налагающая непреложные ограничения на мир культуры. При этом природа скрыта авторитетом, установленным людьми – обычаем, законом. Поэтому поиск природы начинается с сомнения в авторитете традиции. В этом же – корень, начало постепенного перехода от традиционного сознания к сознанию философскому (философия начинается с сомнения в подлинности авторитетных в силу социальной традиции представлений).

Природа – это неизменные и объективно существующие ограничения, которые воспринимаются сознанием философа как необходимость, а потому как неизменный фундамент, на котором строится вся культура, мир искусственных артефактов. Если до открытия природы была только традиция, обычай, безусловный по своему авторитету и жестко защищаемый властью социума, то после открытия природы социальные регуляторы начинают в сознании философов разделяться: нормы «по природе», лишь отражающие объективное устройство мира и, во-вторых, «нормы волеустановленные», причина существования которых – воля людей, не данность природы, а установленность людей.

В традиционном обществе нет различения между естественным, существующим «само по себе», объективно, с одной стороны, и искусственным, созданным людьми. Есть обычай, миф, традиция, которые не различают эти пласты действительности. Представления о природе еще нет. Поиск природы начинается с сомнения в правильности господствующих в обществе, усваиваемых в процессе социализации представлений. Поиск природы – это попытка человеческого сознания познать первоначала, объективно существующее – в противовес мнению, традиции. У всего существующего есть причина – значит, есть всегда первые причины или первоначала, которые существовали всегда. Эти первоначала как нормы, переведенные в область социального регулирования, и есть «законное по природе», право естественное, т.е. нормы, лишь отражающие устройство открытых философами первоначал.

2. Платон и Аристотель. Платон и Аристотель заложили фундамент для двух направлений естественно-правовых воззрений.

Первое, платоновское, можно в общем обозначить как идеалистическое: естественное право воспринимается сторонниками этого направления как идеальная, совершенная модель права, служащая образцом для всех существующих систем позитивного права. Основная функция такого естественного права по отношению к праву позитивному заключается в том, что, как и любой идеал, естественное право определяет ценности и цели развития позитивно-правовых систем.

Идеалистический юснатурализм будет превалировать в эпоху Средневековья, существенно развит в классической немецкой философии И. Канта, в Новейшее время ему даст «второе дыхание» неокантианец Р. Штаммлер с его концепцией «естественного права с изменяющимся содержанием», затем идеалистический подход будет положен в основу всего “возрожденного естественного права” в дореволюционной России (П.И. Новгородцев, Б.А. Кистяковский, Е.Н. Трубецкой, С.Л. Франк и др.).

Второе, аристотелевское направление естественно-правовых воззрений можно определить как эмпирическое (универсалистское): естественное право является тем общим, универсальным фундаментом, который лежит в основе любой системы позитивного права. Такое естественное право — уже не совершенный идеал, диктующий цели развития позитивного права, а выводимое путем эмпирического наблюдения общее основание всех национально-правовых систем.

В дальнейшем в истории правовой мысли, утверждалось что представление об естественном законе формируются благодаря двум причинам (П.И. Новгородецев, И.В. Михайловский):
— людям свойственно представление об идеале, о некотором идеальном состоянии права, и необходима оценка действующего права с позиции такого идеала (Платоновская линия).
— существуют правила, которые с необходимостью одинаковы в разных правовых системах, поскольку вытекают из устройства природы вещей, природы человека, устройства его сознания, мышления. (Аристотелевская линия).

3. Римские юристы. Римские юристы по-разному понимали естественное право.

Гай отождествлял естественное право с jus gentium (правом народов). Павел считал, что нужно различать естественное право и цивильное право. Цивильным правом руководит начало пользы, а естественным правом руководит идея справедливости. Поэтому естественное право и цивильное право не всегда согласуются друг с другом.

Ульпиан утверждал, что в естественном праве нужно выделять два вида правил. Во-первых, это те правила, которые соответствуют природе всех живых существ (союз мужского и женского; стремление к самосохранению; воспитанию потомства; построению жилища). Естественное право, свойственное всему живому, по Ульпиану, устанавливает неизбежность браков и родительского попечения о детях, констатирует природное равенство людей, указывает на ничтожность обязательств, направленных на невозможное и недостижимое для людей, отказывает в индивидуальном обладании воздухом и морем. Во-вторых, это правила, вытекающие из разумной природы человека (в частности, правила, наказывающие за воровство, правила о расторжении брака, правило о недееспособности малолетних, и др.). Соответствующее интеллектуальной природе людей естественное право требует жить честно, не вредить другому, отдавать каждому то, что ему принадлежит.

Подводя итог краткому рассмотрению древнеримских естественно-правовых представлений необходимо акцентировать несколько моментов.

Во-первых, тот факт, что именно в Древнем Риме впервые идея естественного права находит прямое и детализированное воплощение в позитивном праве, что явилось следствием восприятия естественного права в качестве части права позитивного, ярко выраженной практической направленности сознания римских юристов. «Не содержа в своем абстрактном виде в каком она перешла в римскую юриспруденцию никаких положительных указаний, идея естественного права, по существу своему, могла образовать наиболее живую часть конкретного состава только из материала справедливости (aequitas), выработанного практикой. Естественное право было поэтому не самобытною силою, а формулою, объединившею практику. Юристы не реализовывали идею jus naturale, а сводили к ней практическое право». Конструкция естественного права служила «гибкости» правового регулирования, использовалась в юридической практике древнего Рима для того, чтобы вносить новые общественные представления о справедливости в юридические конструкции, видоизменять их.

Во-вторых, невозможно не заметить той пронзительной разницы в характере естественно-правовых построений римских и современных юристов: для первых характерно натуралистическое видение естественного права, свободное от какой-либо единой, монолитной политической идеологии, для вторых естественное право — это идеологическая ширма, за которой скрываются принципиально непроверяемые политико-идеологические установки создателей позитивного права; римские юристы воспринимали естественное право как совокупность норм (объективное право), в то время как современные юристы сводят его к конгломерату конституционно зафиксированных прав человека (субъективное право).

В-третьих, нельзя не согласиться с тем, что романо-германская правовая семья, «воздвигнутая» на фундаменте римского права, во многих чертах переняла древнеримские естественно-правовые представления: многие юридические «аксиомы» и общеправовые принципы современного романо-германского права своими корнями уходят в древнеримскую юриспруденцию, в которой такие правила считались «естественными» и очевидными.

Так, jus est ars boni et aequi Цельза выражено в современном романо-германском праве общеправовым принципом справедливости, который свойственен как отраслям частноправового (гражданское право), так и публично-правового характера (уголовное, уголовно-процессуальное, административное право); запрет на обогащение от ущерба другого закреплен в институте неосновательного обогащения; очевидное для римских юристов правило о возможности заключения соглашений всеми совершеннолетними лицами в современном европейском праве нашло свое выражение в общеправовой презумпции правосубъектности совершеннолетних лиц и др. Среди прочих положений римского права, ставших впоследствии аксиомами европейского процессуального права, исследователи отмечают следующие: «никто не должен быть судьей в своем собственном деле» («nemo debet isse judex in propria causa»), «никто не может устанавливать законы для самого себя» («nemo jus sibi dicere potest»), «никто никогда не вершит правосудие сам» («nemo inquam judicet idipsum»).

4. В чем различие в понимании естественного права у римских и средневековых юристов?

Естественное право римлян базируется на философии стоиков. Основанием мировоззрения средневековых юристов служило Христианство.

Римские юристы в качестве из одного из источников естественного права понимают природы вещей, т.е. обращаются к объективному миру; средневековые юристы постигают естественный закон исключительно из текстов.

Римские юристы были практиками, положение естественного права в Риме использовались для коррекции положений цивильного права. Средневековые юристы к юридической практике не обращались. Они выводят максимы умозрительно, из разума через экзегетический и диалектический методы.

Римские юристы не имели осмысленного метода выведения положения естественного права (как и любая практически ориентированная юриспруденция, в основе которой ситуативно накапливаемый опыт). Частично они брали эти положения, считавшиеся естественно-правовыми, из древнегреческой философии, у того же Аристотеля, стоиков, частично из наблюдений за природой вещей, частично делали некоторые обобщения из казусов судебной практики. Средневековые юристы формируют содержание естественного закона на основе диалектического метода. Средневековая диалектика — это метод согласования противоречивых суждений закрепленных в различных текстах путем нахождения их общего основания (нахождения родового понятия), путем формирования схоластических оппозиций (например, строгий закон и мягкий закон). Основателем является болонский монах Пьер Абеляр, который впервые применил диалектический метод в своем произведении «Да и нет».

Римские юристы не считали божественный закон основанием естественного права. Они четко разделяли религиозную сферу, и сферу светскую. Средневековые юристы-схоласты были убеждены, что основанием естественного закона является закон божественный. Он как родовое начало предшествует видовому – естественному закону.

Римские юристы считали, что источником естественного права выступает объективное устройство всего мироздания, а средневековые юристы считали, что источником естественного закона выступают разум и воля Бога, выводимые через правила рационального мышления. Мышление для схоластов естественно, оно часть разумной природы человека, которая сотворена Богом, главное отделить его от «затемняющих» разум страстей.

Если римские юристы (в силу казуистичности и практичности их типа сознания) содержание естественного права, как правило, сводили к ряду довольно определенных сентенций, то у средневековых юристов естественный закон по своему содержанию носил гораздо более абстрактный характер – поскольку в академической юриспруденции, несомненно, был гораздо шире представлен именно умеренный реализм, а не номинализм.

Таким образом, характерными чертами средневековых воззрений на естественный закон являются:
— первичным источником и причиной естественного закона выступает Бог;
— естественный закон познается благодаря разуму человека из авторитетных текстов;
— естественный закон выражается в принципах (максимах) права, которые носят неизменный и универсальный характер;
— средством выявления правил естественного закона выступает диалектический метод;
— естественный закон занимает срединное место между Божественным законом и человеческим.

5. Эпоха Нового времени.

В формальной логике истина – есть правильность следования определенной процедуре, поскольку большая посылка не проверяется на истинность, а аксиоматично принимается за истину. Поздние стоики осуществили изменение представления об истине, исключив идею Аристотеля о вероятностном характере истины в диалектическом суждении, основывающемся на мнении большинства или наиболее сведущих людей. Благодаря поздним стоикам такое формальное представление об истине было воспринято западным средневековьем, поскольку оно знало тексты Аристотеля только через переводы поздних стоиков, а античные тексты не подвергались ни малейшему сомнению. Помимо этого, формализм логики стоиков удачно пал на почву религиозного типа сознания, для которого начала мира – в Слове, а слова даны через тексты, а началом истинного суждения всегда должен быть авторитетный образец, взятый из определенного текста. Эти идейные предпосылки породили особый, схоластический тип сознания средневекового интеллектуала, комментирование текстов как непреложное начало всей интеллектуальной деятельности. Истина для схоластики содержится в «писаном разуме», авторитетном тексте, а правильное разрешение юридических казусов достигается путем дедукции из истинных суждений авторитетов.

Новое время порывает со схоластикой. Истина достигается не путем толкования священных текстов и дедукции, а через обращение к объективному миру природы, формированию гипотез путем наблюдения, и благодаря их проверке через эксперимент. Соответственно, меняются воззрения о существе естественного права. Естественное право познается не из книг, а из природы вещей и разума человека – благодаря правильной его организации. Идеалом научного знания в эпоху нового времени становится математика, поскольку «книга природы написана на языке математики» и естествознание совершило прорыв, первую научную революцию. Использование искусственного языка позволяет исключить неточность естественного языка, полисемию и коннотации.

Поскольку физика в XVII столетии совершила прорыв в научном знании (а физика говорит на языке математики), то метод, применяемый в физике, юристы стали пытаться экстраполировать в юриспруденцию для поиска подлинного, естественного права.

Для средневековой юриспруденции, как канонической, так и светской, все естественное (живое) и рациональное (человек) – это, прежде всего, продукт божественной воли, т.к. человек – это результат сотворения мира Богом. В силу того, что естество человека, его разум, прежде всего, сотворены Богом «по образу и подобию», соответственно, разум человека всегда имеет связь с Божественным законом и имеет средства познать его (схоластика). Естественный закон основывается на божественном законе, фиксируется в священных текстах и их авторитетных толкованиях, которые устанавливают обязанности и запреты, выражающие правильный (богоугодный, изначально промысленный Богом) образ жизни, поведения и мысли, соответствующий предназначению человеческого рода (ученея Фомы Аквинского, в XX столетии – неотомизм Ж. Маритена). Естественный закон познается благодаря формально-логическому мышлению, которое воспринималось естественным для человека, т.е. это не искусственная система, создаваемая самим человеком, а часть его рациональной природы.

В новое время понимание естественного качественно изменяется. Естественное – это природа вещей объективного мира, познаваемая через разум человека, который должен основываться не на авторитете, а на наблюдении, формулировании гипотез и их экспериментальной проверке.
В отличие от средневековой мысли, для которой характерно восприятие общества как единого, целостного организма, в эпоху Нового времени господствует представление об обществе как о механизме, агрегате, состоящим из индивидуумов, атомов общества и связях между ними, формируемым благодаря их внутренним потребностям, «страстям».

Представители школы естественного права (прежде всего, Т. Гоббс, Б. Спиноза, Хр. Вольф) пытаются перенести в правоведение метод, принятый в физике, так как он доказал свою способность достигать научной истины – ведь законы физики и построенные в согласии с ними механизмы действуют в объективном мире, достигают своих целей.

Юснатуралисты утверждали, что общество является сложносоставным объектом устройство, законы которого можно познать, только разделив этот объект на неделимые частицы, неделимые далее элементы – точно так же, как это делается в физике при исследовании сложных объектов. Соответственно, человек был признан «неделимым атомом общества» (индивидуум) с изначально присущими ему свойствами его природы. Эти внутренние свойства атомов носят объективный характер, не зависят от истории (неизменны), культуры (универсальны) и политической власти (надгосударственны). В согласии с отношением классической науки к объекту своего познания юристы школы естественного права убеждены в том, что природа человека неизменна в историческом отношении и универсальна, независима от культуры.

Поскольку взаимодействие атомов в физике в экспериментальной среде обусловливается внутренними свойствами объектов, постольку юристы второй половины XVII века пытаются определить внутренние свойства природы человека, которые называют естественными, врожденными правами, на основе мыслительного эксперимента.

Чтобы определить внутренние свойства природы человека юснатуралисты по аналогии с физикой пытаются провести мысленный эксперимент. Юснатуралисты мысленно помещают человека в естественное, дополитическое состояние, чтобы познать, как построено на естественных началах общество и государство. Естественное состояние – это то гипотетическое время, когда еще не существовало ни истории, ни культуры, когда регуляция поведения основывается не на социальных, а на естественных нормах. Исходя из внутренних свойств человека, мысленно выведенных из такого «чистого» состояния, по мнению юснатуралистов, возможно определить «природный» (объективный, рациональный) идеал политического устройства: государство должно основываться на общественном договоре всех со всеми.

Средневековая картина мира и картина мира Нового времени: контрастное сравнение
1. Теоцентризм (в центре Бог) // антропоцентризм (в центре мироздания человек);
2. общество является частью божественного плана мироустройства. Каждому живому существу присуща внутренняя цель, предназначение, которое выражает нормы естественного права (телеологизм — стремление к цели) // общество — это механический агрегат, состоящий из индивидуумов (неделимых атомов общества), который подчиняется универсальным законам (деизм);
3. естественный закон — основывается на божественном / естественный закон не имеет ничего общего со сверхъестественным;
4. естественный закон познается благодаря логическому мышлению (влияние авторитета Аристотеля) // естественный закон познается методом естествознания: наблюдение за свойствами человеческой природы, мыслительный эксперимент.
Обновить список комментариев

Комментарии (4)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Антон!
    Обзор получился хороший — почти «бочка мёда». Почти, поскольку в эту бочку Вы некритично добавили и «ложку дёгтя» — тот самый «естественный закон».
    Совершенно непонятно, как это естественный закон себя проявляет и самое главное — какое он имеет отношение к позитивному праву?
    Если этот природный закон не регулирует отношения в обществе, то люди просто вынуждены делать это сами путём установления соответствующих норм поведения в виде юридических законов.
    А апеллируя к неким абстрактным «естественным правам» (которые «естественным образом» следуют из этого самого «естественного закона»), можно договориться до того, что «мы должны бесплатно накормить голодного, который… вчера пропил все деньги»! :)
    Или ещё проще — «мы должны кормить бандитов в Судане, чтобы они не нападали на наши корабли»! :(

    • Прекрасно сформулированы вопросы оппонентом: как этот закон себя проявляет? Второй вопрос, мне кажется должен быть несколько перефразирован: Каковы отношения позитивного права и естественного закона по отношению друг к другу и к таким категориям как справедливость и необходимость? Классические примеры для анализа этих вопросов- естественное право как один из источников позитивного права рабовладельческой Греции, французской Республики, третьего Рейха и конституции США; для анализа же развития теории естественных прав- которые как мне кажется могут служить доказательстом существования естественных законов, можно просто проанализировать развитие концепции основных прав и свобод человека в современном международном праве и в национальных правовых системах. И как это не удивительно, но в соответствиии с данной концепцией развился институт социального обеспечения, бесплатного здравоохранения и образования, и даже о ужас- не отмененная формально позитивная норма Конституции США о возврате беглых рабов хозяину почему-то судами США больше не исполняется…
      А в отношении Судана — но если не кормить людей на прибрежной территории Судана хотя бы в форме гумманитарной помощи- то после захвата корабля пиратами, их счета на питание (в форме кейтеринга для заложников и для пиратов- сотни тысяч долларов) покрывает страховая компания, перекладывая все расходы на судовладельцев, вынужденных покупать страховые полисы на случай захвата судна; что приводит в свою очередь к удорожанию стоимости грузоперевозок, повышению стоимости товаров для ничего не подозревающего конечного потребителя колбасы в рядовом продуктовом магазине, вынужденного оплачивать ужин заложника и пирата.
      Может принцип естественного права -The principle of equity (equitable distribution) т.е. принцип справедливости как справедливого распределения так себя проявляет?

        • Вадим, Вы считаете, что морские пираты имеют право на жизнь? Да ещё и на гуманитарную помощь?
          Мне кажется, что это не «принцип справедливости», а элементарная трусость!
          Ну и «некоторая» заинтересованность страховых компаний… :)

        • Жаль, что теоретики «естественного права» до того, как публиковать свои работы по «Теории естественного права», не попали на остров с людоедами. Тогда не было такой абсурдной теории :).

          Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.