Найти

Теория права

Неклассические концепции права и юридическое сообщество

В отечественной теории права современности целым рядом исследователей формируется представление, что «классические» концепции понимания права отжили свой век и уже несколько десятилетий не могут удовлетворять критериям научности знания в современной социогуманитаристике.

Так, И.Л. Честнов убежден, что «классические» типы правопонимания эпохи модерна неадекватны изменившемуся историческому и социокультурному контексту. «Если сегодня происходит переход к принципиально новой исторической эпохе, то неизбежен вывод, что правопонимание должно поменяться, другими словами, новой эпохе должна соответствовать иная концепция права». (Честнов И.Л. Принцип диалога в современной теории права (проблемы правопонимания). Дисс… докт. юрид. наук. СПб., 2002. С. 110.) Со ссылкой на целый ряд произведений философов ученый утверждает, что в современный период происходит переход к принципиально новой исторической эпохе, право которой характеризуется диалогичностью, постоянно изменяющимся содержанием, возвращением «действующего субъекта», соединением объективности с активностью субъекта. Именно поэтому «классические» типы правопонимания не могут адекватно ответить на «вызов» эпохи постмодерна. (См.: Честнов И.Л. История политических и правовых учений: теоретико-методологическое введение. Учебное пособие. СПб., 2009. С. 225–226. См. также: Честнов И.Л. 1) Право как диалог: к формированию новой онтологии правовой реальности. СПб., 2000; 2) Правопонимание в эпоху постмодерна. СПб., 2002; Поляков А.В. Прощание с классикой, или как возможна коммуникативная теория права // Российский ежегодник теории права. 2008. №1. С. 9–42.)

На наш взгляд, именно «классические» концепции юриспруденции лежат в основе (по большей части) стихийно образующегося профессионального и обыденного правосознания, которые и создают общий интеллектуальный контекст, «жизненный мир» современного юридического сословия с имманентными ему видами деятельности.

Поскольку всякое позитивное право действует в рамках социальных институтов, постольку его функционирование всегда опосредовано, с одной стороны, (по большей мере «стихийным» и «аморфным») правопониманием профессионального юридического сообщества, и, с другой стороны, стереотипными идеями, представлениями общества о праве, «вписанными» в определенную культуру и историческую эпоху. Так, если в классической Греции философы не смогли создать такую форму выражения знания, которая бы была усвоена общественным сознанием, то поздние стоики, редуцировав логику Аристотеля к операциям с аподиктическими суждениями и внедрив ее в «систему общего образования», смогли сформировать право как социальный институт. Концепции философии права не имеют ценности in se в отрыве от юридического сообщества, формирования профессиональной культуры и юридических практик: идея, даже новаторская и соответствующая современной научной парадигме, сама по себе не способна изменить национальную правовую систему таким образом, что последняя «шагнет» в новую историческую эпоху. Ни школа естественного права XVII–XVIII столетий, ни марксистско-ленинская философия права XX века не изменили кардинальным образом юридическую догматику профессионального юридического сообщества. Чтобы стать частью действующей правовой идеологии концепция должна стать частью не только доктринального, но и профессионального правосознания, для которого декларации о новой исторической эпохе может оказаться явно недостаточно.

Поэтому все концепции эпохи постмодерна смогут стать частью права как социокультурного института и будут иметь социальную значимость лишь будучи встроены в профессиональное юридическое и общественное правосознание. В противном случае они останутся лишь достоянием «кабинетной» юриспруденции, идеологическим основанием доктринальных воззрений о праве, не способных «перешагнуть» границы монографий и статей.

С позиции позитивной науки максимальной социальной действенностью обладают не те концепции понимания права, которые адекватны современному уровню развития научного знания, «авангарду» научной юриспруденции, а те учения о праве, которые в наибольшей степени соответствуют групповым и массовым стереотипам, «естественной установке» профессионального и обыденного правосознания. Более ста лет назад Г. Еллинек справедливо утверждал, что «влияние политических учений… измеряется не абстрактной их истинностью, а той силой и глубиной, с которой они умеют покорять умы» (Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 2004. С. 223–224.).

Именно поэтому нам представляется, что в пристальном исследовательском внимании со стороны доктринальной юридической и философской мысли нуждаются концепции понимания права, наиболее востребованные сообществом юристов и обществом в целом.

1. Согласны ли Вы с тем, что «классические» концепции правопонимания объективно устарели и не могут отвечать требованиям информационного общества? Нуждается ли современная теория права в качественном обновлении ее философско-идеологических и методологических оснований?

2. Каково Ваше отношение к концепциям права И.Л. Честнова и А.В. Полякова? Каков их потенциал для:

(а) философии права

(б) теории права

(в) догмы права?
Обновить список комментариев

Комментарии (1)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.