Найти

Теория права

О некоторых средствах судебной защиты по праву справедливости в Англии

В заметке представлена краткая характеристика средств судебной защиты по праву справедливости в Англии.

Реальное исполнение (specific performance) как средство судебной защиты представляет собой распоряжение суда, которым ответчик обязывается выполнить те обязательства, которые были взяты им на себя по контракту или в порядке траста. Неисполнение предписаний, указанных в судебном распоряжении о реальном исполнении обязательств по контракту, влечет за собой ответственность за неуважение суда.

Распоряжение суда о реальном исполнении контрактных обязательств может быть выдано по двум категориям контрактов (enforceable contracts).

Во-первых, это контракты, предметом которых является земельная собственность (контракты купли-продажи, аренды, залога земельной собственности, о земельных сервитутах, соглашения о взаимном ограничении прав собственника земли между владельцами соседних земельных участков (ограничивающие ковенанты – restrictive covenants) и др.).

Во-вторых, распоряжение суда о реальном исполнении выдается в отношении контрактов, предметом которых являются вещи с индивидуально определенными признаками (ст. 52 Акта о продаже товаров (1979). Английская судебная практика выработала несколько оснований для отказа в выдаче распоряжения о реальном исполнении контрактных обязательств. Реальное исполнение как средство судебной защиты не применяется в случае невиновного, небрежного или мошеннического введения в заблуждение ответчика истцом (innocent, negligent or fraudulent misrepresentation) на основании Акта о последствиях введения в заблуждение (1967). Введение в заблуждение включает случаи несообщения истцом ответчику о правах третьих лиц в отношении предмета договора (например, несообщение о наличии сервитутов, права пожизненного владения третьих лиц в отношении земельной собственности). Если письменный текст контракта носит неясный характер или в нем отсутствуют основные положения, а также иные доказательства, которые позволили бы суду их восстановить, то реальное исполнение не применяется. Суд откажет истцу в выдаче распоряжения о реальном исполнении в случае нежелания самого истца исполнять свои обязательства по контракту – так как исполнение обязательств по контракту предполагает взаимность. Именно по этой причине несовершеннолетние лица не могут получить распоряжение о реальном исполнении, так как в их отношении такое распоряжение суд не может вынести (справедливость требует равенства положения контрагентов).

Судебный приказ о реальном исполнении обязательств не выдается в случаях, когда его применение будет являться несправедливо тяжелым (undue hardship) для ответчика.

Суд вправе отказать истцу в выдаче приказа о реальном исполнении в случае «неразумной», необоснованной просрочки с подачей заявления (lapse of time, laches). Законодательно «разумный» срок обращения с заявлением о реальном исполнении обязательств по контракту не установлен: ст. 36 Акта о сроках исковой давности (1980) прямо указывает на то, что сроки исковой давности, принятые законодателем в данном акте, не применяются по отношению к средствам судебной защиты. Однако законодательные сроки исковой давности могут быть использованы по аналогии английским судом при выдаче средств судебной защиты. Согласно Акту о сроках исковой давности 1980 по простым (устным или письменным) контрактам и деликтам такой срок составляет 6 лет, в то время как срок исковой давности по контракту за печатью составляет 12 лет. Срок начинает течь со дня, когда истцу стало известно о нарушении контракта. Таким образом, все будет зависеть от дискреции английского суда и от фактов каждого конкретного дела – природы контракта, взаимоотношений контрагентов и т.д. Так, в Pollard v Clayton [1855] просрочка сроком в 11 месяцев, а в Eads v Williams [1854] сроком в три с половиной года были признаны судом необоснованными.

Также существуют отдельные категории контрактов, по которым реальное исполнение невозможно. Распоряжение суда о реальном исполнении обязательств не выдается по контрактам:
(1) предметом которых являются родовые вещи (ст. 52 Акта о продаже товаров (1979);
(2) по трудовым контрактам – в случае, если заявителем выступает работодатель (ст. 16 Акта о профсоюзах и трудовых отношениях (1974) – так как в противном случае имел бы место принудительный труд. Тем не менее судебное распоряжение о реальном исполнении обязательств по трудовому контракту может быть выдано служащему против работодателя с целью обеспечения справедливого дисциплинарного производства по увольнению такого служащего.
(3) по контрактам, в которых суду будет необходимо постоянно проверять исполнение контрактных обязательств ответчиком (например, по строительным контрактам, по контрактам о предоставлении услуг и др.);
(4) по контрактам, в которых отсутствует встречное и достаточное удовлетворение;
(5) по контрактам займа – так как адекватным средством защиты по ним будет возврат долга и денежная выплата как компенсация причиненного кредитору убытка вследствие просрочки;
(6) в случае, если контракт носит комплексный характер, и часть его положений относится к категориям контрактов, по которым может быть выдано распоряжение суда о реальном исполнении, а часть его положений принадлежит к категориям контрактов, по которым реальное исполнение невозможно, то по всему контракту невозможно получить распоряжение суда о реальном исполнении; однако в случае, если такой контракт может быть без ущерба разделен на два контракта, то по его части может быть выдано распоряжение суда о реальном исполнении.

Также в английском праве существует презумпция, согласно которой Корона не может быть принуждена к исполнению контрактных обязательств путем судебного распоряжения о реальном исполнении.

Ректификация или устранение ошибки (rectification) – есть распоряжение суда внести соответствующие поправки в контракт, чтобы его текст правильно отражал действительные намерения сторон. Одной из основных «аксиом» контрактного права Англии является то, что текст контракта должен ясно и полно отражать действительное соглашение между сторонами контракта, их истинные намерения при его подписании, так как в случае возникновения спорных вопросов, первым и основополагающим документом, к которому обратится английский суд с целью выявить истинные намерения сторон, будет являться контракт. Именно поэтому устранение ошибки (ректификация) письменного документа контракта является важным.

Ректификация применяется в отношении контрактов, страховых полисов, договоров жилищного найма, инструментов траста, иных актов распоряжения имуществом. Ректификация не применяется в отношении завещаний и учредительных документов юридических лиц. В случае обращения истца в суд с заявлением о выдаче судебного распоряжения о ректификации контракта он должен доказать, что между контрагентами существовало обоюдное соглашение, содержание и цели которого зафиксированы в тексте контракта и истинные намерения сторон не изменялись вплоть до подписания контракта. Истец обязан показать суду, что вследствие обоюдной фактической ошибки сторон текст контракта не отражает истинных намерений сторон, а также то, что в данной ситуации отсутствуют альтернативные средства судебной защиты.

Основаниями для отказа суда выдать распоряжение о ректификации контракта являются: во-первых, молчаливое одобрение ошибки истцом; во-вторых, необоснованная просрочка истцом с подачей заявления о ректификации (срок начинает течь со дня, когда истцу стало известно о наличии ошибки в тексте контракта); в-третьих, приобретение предмета контракта невиновным добросовестным третьим лицом за его действительную стоимость; в-четвертых, существование альтернативных средств судебной защиты.

Реституция (rescission) представляет собой судебное подтверждение отказа от контракта, предполагающее восстановление первоначального состояния сторон. Применение данного средства всецело зависит от усмотрения суда и от возможности полностью восстановить первоначальное положение сторон, в котором они находились до заключения контракта. Особенностью аннулирования контракта является то, что оно не связано с выплатой денежной компенсации. Право реституции контракта также не может быть передано третьим лицам.

Существует несколько оснований для реституции (аннулирования) контракта.

Во-первых, на основании Акта о последствиях введения в заблуждение (1967) контракт аннулируется, когда имело место невиновное, небрежное или мошенническое введение в заблуждение истца (innocent, negligent and fraudulent misrepresentation) при его заключении. Введение в заблуждение включает в себя случаи несообщения ответчиком о существенных признаках предмета контракта (например, умалчивание о существенных фактах в страховых контрактах). В случаях невиновного введения в заблуждение истца ответчиком суд всегда принимает во внимание все факты дела и сравнивает размер вреда, который может быть причинен ответчику вследствие аннулирования контракта, с размером вреда истцу в случае отказа в аннулировании.

Во-вторых, контракт может быть аннулирован при наличии обоюдной ошибки сторон в тексте контракта.

В-третьих, если имело незаконное давление (undue influence) на истца, явившееся причиной подписания контракта. Незаконное давление может включать шантаж, угрозы, подкуп, иное психическое принуждение. По общему правилу данное обстоятельство должно быть доказано истцом. Однако такое давление презюмируется судом (presumed undue influence), если истец и ответчик состоят в отношениях, носящих конфиденциальный характер: «родитель – ребенок», «муж – жена», «опекун – опекаемый», «адвокат – клиент», «принципал – агент», «доверительный собственник – бенефициарий», «доктор – пациент», «священник – прихожанин». Даже при доказанности незаконного давления в случае последующего (прямого или имплицируемого) одобрения такого контракта истцом, он лишается права аннулировать контракт.

В-четвертых, в тексте контракта могут содержаться специальные положения, оговаривающие условия аннулирования данного контракта.

Реституция контракта не производится судом в нескольких случаях.

Во-первых, контракт не аннулируется судом в случае действительного или подразумевающегося (путем конклюдентных действий) одобрения истцом условий контракта.

Во-вторых, реституция не производится в случаях, когда в практическом отношении становится невозможным поместить контрактные стороны в такое положение, в котором они находились, если бы контракт не был заключен (restitutio in integrum impossible) – в случаях уничтожения, потребления, переработки предмета контракта, приобретения его добросовестным третьим лицом. В данных случаях суд выбирает денежную компенсацию убытков как адекватное средство защиты.

В-третьих, контракт не аннулируется в случаях необоснованной просрочки истцом с подачей заявления. Период просрочки начинает исчисляться с того дня, когда истцу стало известно о своем праве аннулировать контракт. В деле Leaf v International Galleries [1950] просрочка в 5 лет по контракту купли-продажи была признана необоснованной.

Передача признанных недействующими документов (delivery up and cancellation of documents) осуществляется путем выдачи истцу судом ордера, которым ответчик обязывается передать в суд ничтожные документы.

Целью данного ордера является предотвращение случаев использования в будущем ответчиком ничтожного документа в суде с целью доказать наличие каких-либо прав. С течением времени у истца может не оказаться необходимых доказательств, указывающих на ничтожность документа, на который ссылается ответчик, или же такие доказательства будут считаться недопустимыми. Документ, о котором идет речь, не должен быть очевидно ничтожным – потому как в противном случае нет оснований предполагать, что ответчик попытается с его использованием доказать что-либо в суде. Очевидно ничтожным признается документ, форма или содержание которого указывает на его ничтожность (неподписанные сторонами соглашения, чеки; соглашения с противоправными целями и т.д.).

Английский суд может также выдать ордер о расследовании операций на банковском счете (action of account). Беспристрастное расследование трансакций на банковском счете должника ведется с целью выяснить размер его долга кредитору, а в случаях кражи и мошенничества – выявить цепочку банковских операций и конечный пункт назначения украденных денежных средств. Данное средство судебного реагирования часто применяется в делах, в которых агент выступает в качестве ответчика по иску своего принципала, в делах, в которых у тяжущихся сторон имеются общие банковские счета.

В случаях, когда лицо опасается, что его право собственности (владения) имуществом может быть подвергнуто сомнению через исковое заявление неизвестного лица в будущем, английский суд предоставляет возможность такому лицу нотариально заверить доказательства своего владения и представить их в суд. В случае возникновения спора суд будет исследовать их наравне со свидетельскими показаниями. Такое средство судебной защиты используется в ситуациях, когда велика вероятность смерти единственного свидетеля до судебного слушания дела или в случаях его невозможности присутствовать в зале суда ввиду тяжелой болезни, действия непреодолимой силы.

Служащий суда (appointment of a receiver), как правило, назначается по делам о нарушении доверительными собственниками своих фидуциарных обязанностей перед бенефициариями, по делам, в которых в качестве ипотечного залога выступает недвижимость – с целью ее защиты. Служащий суда может также быть назначен с целью защиты имущества душевнобольных, благотворительных фондов (при наличии фактов, указывающих на нецелевое использование фондовых средств их управляющими), а также защиты спорного имущества в тех случаях, когда тяжущиеся стороны ожидают рассмотрения их дела в третейском суде или в суде иностранного государства. Служащий суда выполняет свои обязанности на возмездной основе. Любые действия, препятствующие его работе, расцениваются как неуважение к суду и могут повлечь за собой штраф или даже тюремное заключение.
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.