Найти

Теория права

Последовательность прецедентного права

Величайшую ценность любой прецедентной системы составляет последовательность судебной практики, логически вытекающая из представления о неизменности права, существующего как «данность», факт действительности. Для юристов прецедентной традиции нет ничего хуже, когда право «сегодня одно, а завтра другое» (Аргумент о том, что решение высшего суда, изменяющее уже сложившуюся судебную практику, нарушит определенность и последовательность права нередко приводится в судебных решениях. См., например: Верещагин А.Н. Судебное правотворчество… С. 82.). Не случайно даже в современном английском праве действует принцип континуитета (преемственности) права, согласно которому ни судебные прецеденты, ни статуты Парламента не устаревают и не теряют своей юридической силы с течением времени.

Принцип континуитета (continuity) неразрывно связан с доктринальным принципом подобия (similibus ad similia (1254)) и закрепленным в caselaw принципом stare decisis (стоять на решенном (1833)), в основе которых лежит прием заключения по аналогии – фундамент юридического мышления в традиции common law: без единообразия прецедентной практики преемственность английского права как одна из его фундаментальных черт не смогла бы сложиться. Заложенное же в содержании принципа преемственности стремление английских юристов рассматривать право как постоянное, неизменное во времени – есть неизбежное следствие доминировавшего в Англии на протяжении нескольких веков традиционного, «натуралистического» естественно-правового подхода к праву, нацеленности английского права на идеалы последовательности, постоянства, стабильности. Сам принцип преемственности права является причиной существования в английском праве презумпции против фундаментального изменения общего права, которая используется при толковании статутного права английскими судьями (поскольку законы вносят исключения в общее право, то их следует толковать строго ограничительно – exceptio est strictissimae interpretationis).

Органичную связь английской юридической традиции с историческим опытом образно выразили французские исследователи: «Английское общее право было основано на преемственности. «Дитя» опыта, оно никогда не порывало с прошлым» (Барьер Ф., Дидье Ф. и др. Цивилистические правовые традиции под вопросом. М., 2007. С. 104.).

О неизменном стремлении английских судей к идеалу последовательной судебной практики свидетельствуют несколько моментов.

Во-первых, прямой пересмотр прецедента (overruling) считается крайним средством, к которому судьи обращаются лишь в случае необходимости, когда невозможно при помощи «техники различий» (distinguishing) «отойти» от системного исследования явно ошибочного, устаревшего и несправедливого или слабо аргументированного и противоречивого прецедента. «На практике суды обходят наиболее архаичные прецеденты, обосновывая отказ от их применения несходством дел» (Автономов А.С. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. М., 2005. С. 37.). В качестве допустимой альтернативы прямому пересмотру устаревший или явно несправедливый прецедент признают ограниченным его собственными фактами (limited/confined to its own facts), что равносильно его «вежливому пересмотру» (См.: Mermin S. Law and Legal System. An Introduction. Boston and Toronto. 1982. P. 287.), не нарушающему ни строгую определенность права, ни конвенциональные стандарты корпоративной солидарности. «Одна из норм признается как бы несуществующей (лишенной реального содержания). Это – отмершая клеточка, сохраняемая в живом организме. Обыкновенно, в юриспруденции и практике изобретается какая-либо фикция для оправдания такого «усыпления» нормы. Английское право, чтобы облегчить возможность своего развития и появления путем практики новых норм, противоречащих старому праву, весьма часто применяет этот прием «усыпления» нормы» Люблинский П.И. Техника, толкование и казуистика уголовного кодекса. М., 2004. С. 162..

Во-вторых, высшая апелляционная инстанция Англии, признав в заявлении по вопросам практики (1966г.) за собой возможность отклоняться от собственных прецедентов (departing) в случае необходимости, вместе с тем несколько раз предпочла не изменять сложившуюся практику, несмотря на весомые аргументы в пользу этого (См.: Кросс Р. Указ. соч. С. 138–139; Верещагин А.Н. Указ. соч. С. 83.). Более того, судебный комитет Палаты лордов в решении по делу Davis v Johnson [1979] прямо обязал Апелляционный суд строго следовать принципу stare decisis (См.: Martin J. The English Legal System. L., 2001. P. 14.).

В-третьих, английские судьи-традиционалисты нередко предпочитают последовательность и определенность caselaw социальной справедливости, а действие принципа stare decisis в судебной системе ясно указывает на то, что основная функция всех английских судов, кроме Палаты лордов (ныне – Верховного суда) – это способствование определенности правопорядка через последовательность вынесенных решений, и только высшая инстанция вправе поставить на разные чаши весов последовательность и справедливость (до XVIIIв. за первое качество было ответственно common law, а за второе – equity). В английской судебной практике имелись дела, где судьи прямо признавали, что выносят неправильное с позиции справедливости решение, поскольку безусловно «связаны» имеющимися прецедентами вышестоящих судов и не вправе от них отклониться в силу принципа stare decisis (См.: Кросс Р. Указ. соч. С. 53–54; Верещагин А.Н. Указ. соч. С. 116.). «Принципу «стоять на решенном» необходимо следовать даже в тех случаях, когда тот или иной прецедент обнаруживает несправедливость или ошибки» Романов А.К. Правовая система Англии… С. 161.. Именно в этом состоит «жесткий» характер английской доктрины прецедента (Кросс Р. Прецедент в английском праве… С. 26.).
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.