Найти

Уголовно-процессуальная наука

Круглый стол по проблемам уголовного процесса

29 — 30 сентября 2011 года в Юридическом институте Сибирского Федерального Университета, прошла Международная научно-практическая конференция «Право и процесс в XXI веке: континентальный опыт и перспективы». В рамках данной конференции проводился тематическое заседание «круглого стола», посвященного актуальным проблемам теории и практики уголовного процесса в современный период.

В работе круглого стола принимали участие ученые г.Красноярска, представители Главного следственного управления ГУ МВД по краю, Следственного комитета, Прокуратуры, Адвокатуры, а также аспиранты, магистранты и студенты юридических ВУЗов города.
Основной докладчик и модератор дискуссии – д.ю.н., профессор А.С. Барабаш.

Представляем Вашему вниманию видеофрагменты с самыми интересными выступлениями и дискуссии по поводу них.

1.Доклад д.ю.н., профессора А.С. Барабаша о природе российского уголовного процесса. В докладе освещены следующие моменты:

-Связь истории русского народа и уголовным процессом России
-Причины состязательного построения процесса в Англии
-Суть состязательности
-Основа следственного российского процесса
-Положение субъектов и участников (суд, следователь, прокурор, адвокат) в процессе и противоречия между УПК и должным положением, а также иные вопросы

В конце доклада отношение к некоторой его части было высказано со стороны представителя краевой прокуратуры.

___________2.Фрагмент дискуссии на тему качества работы прокурора и количества оправдательных приговоров. Участвующие: д.ю.н. проф. Барабаш А.С., к.ю.н., доцент Шагинян А.С., старший прокурор отдела государственных обвинителей Гарцук Лариса Александровна.________3.Фрагмент дискуссии на тему отказа от обвинения. Участвующие: д.ю.н. проф. Барабаш А.С., к.ю.н., доцент Шагинян А.С., старший прокурор отдела государственных обвинителей Гарцук Л.А.___________4.Выступление Заместителя начальника ГСУ ГУ МВД по Красноярскому краю Шинкевича Дмитрия Валерьевича О роли следователя в уголовном процессе, об успехов борьбы с преступностью в крае, о судебном контроле, о мерах пресечения и проблемах при их избрании.___________5.Выступление к.ю.н., доцента кафедры международного права ЮИ СФУ Терешковой В.В.
О некоторых уголовно-процессуальных аспектах в решениях ЕСПЧ.
___________6.Доклад к.ю.н., заведующего кафедрой уголовного процесса ЮИ СФУ Назарова А.Д. и Карлова А.Л. на тему досудебного соглашения о сотрудничестве. А также вопросы по его итогам.___________7.Мнение д.ю.н., профессора А.С. Барабаша об особом порядке в уголовном процессе и досудебном соглашении, высказанное в ходе дискуссии.
Обновить список комментариев

Комментарии (7)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Огромное спасибо за публикацию материалов данной конференции. Как раз собираю материал для написания диплома и дискуссия о досудебном соглашении о сотрудничестве очень кстати.
    Можете подсказать где публиковалась статья «Ошибки при заключении и реализации досудебного соглашения о сотрудничестве по уголовным делам»?

      • Ярослав, Вам спасибо, что обращаете внимание на такой материал.

        Статья, о которой Вы говорите опубликована в нашем сборнике, в Красноярске. Парочка, кончено, дойдет до Московских библиотек, но когда это будет и будет ли доступно Вам лично — не знаю. Так что напишите в личке Вашу почту, я перешлю Вам копию со всеми выходными данными.

        В Питере сейчас на тему досудебного соглашения обращает вниманиеН.П. Кириллова. .

        У меня есть статья, также вышедшая в одном из наших сборников годом ранее.
        Да и вообще, любят у нас все новое пообсуждать, сразу статьи появляются, так что материала должно хватить, главное, не заниматься дубляжем:)

        И даже есть свежая диссертация (думаю не последняя за этот и следующий год) некоего Головинский, Максима Михайловича, Владимир, 2011. Смотрите в каталогах.

      • Ещё раз большое спасибо Александру за публикацию материалов!

        Некоторые соображения по поводу увиденного и услышанного:

        А.С.Барабаш говорит о важности для России публичного интереса в связи с историей.

        1.Для других стран нет важности публичного интереса? У проф. Барабаша имеется, как мне видится, гиперболизация роли исторического контекста для УСП. Вроде как татары и прочая «поножовщина» привели отечественный УСП к следственному типу. Но если мы обратимся к истории Европы, Британии, США, то она окажется не менее кровавой и наполненной событиями, которые представляли собой продукт раздирающих страну противоречий. И флёр «исключительности» истории России как-то начинает спадать. А вслед за ним – и сила аргументации, основанная на нём.

        2.А как отделять этот публичный интерес от частного? То же исключение доказат.материала как недопустимого направлено не только на соблюдение прав конкретного обвиняемого (ради его частного интереса), но и вообще всех, кто может попасть в орбиту уг.процесса (публичн.интерес).

        А.С. Барабаш также удивляется, почему одна сторона в УСП должна доказывать, а вторая не должна доказывать. Хотя при состязательности (в трактовке А.С. Барабаша) доказывать должны обе стороны.

        1. Бремя доказывания – это не обязанность доказывания, т.к. обязанности доказать тогда должно было бы корреспондировать право некоего субъекта требовать осуществления такого доказывания и при неисполнении такой обязанности управомоченный субъект мог бы принудительно требовать доказывания. Вот что писал Н.Н. Полянский: «возложение на сторону в процессе бремени доказывания означает лишь, что если сторона не сумеет доказать своего утверждения относительно какого-либо обстоятельства, то она несёт последствия того, что оно останется недоказанным и только; обязанность же доказывания означает, что ей противостоит право принуждения к выполнению её». (Полянский Н.Н. Очерки развития науки советского уголовного процесса. М.,1960. С.128)

        2. Отрицательные факт (за рядом исключений) вообще не могут быть доказаны. И, следовательно, обвиняемый просто не может доказать отрицательный факт того, что он чего-то не делал.

        3. Подсудимый не обладает государственным ресурсом.

        В итоге именно из-за этих положений и существует презумпция невиновности. Равно как и в гражданском процессе ответчик (за рядом исключений) не несёт бремя доказывания (если не утверждает что-либо в позитивном ключе).

        Состязательность в УПК появилась как следование американскому образцу или американскому «кураторству» (А.С. Барабаш намекает на это указанием на получение Е.Б. Мизулиной американской награды «за УПК РФ»)
        .
        Действительно, «штатовцы» участвовали в качестве экспертов при подготовке УПК.
        Но, правда, как быть с тем, что отечественные классики процесса ещё в XIXв. много и основательно писали о жизнеспособности состязательности в родных пенатах? Не может же уважаемый профессор этого не знать! Тогда почему такой однозначный вывод? Почему не считать введение в УПК РФ состязательности возвращением «к корням», к славному историческому прошлому (если уж А.С. Барабаш обильно апеллирует к нему)?
        Утверждения А.С. Барабаша о прокуроре, который идёт в процесс не с целью обвинить, а с целью разобраться.
        Теория красивая и лично у меня вызывает симпатию (ещё б она была работоспособна…).

        Но:
        1. Эта теория «сыпется» при проверке её через теорию уголовного иска, согласно которой прокурор играет роль процессуального истца. Представляете себе истца, который идёт в процесс и ему наплевать, какое решение вынесет суд: в его пользу, не в его пользу, всё равно, лишь бы вынес? Вообще говоря, невредно глядеть на УСП через междисциплинарные «очки» с т.з. положений иных процессуальных отраслей.

        2. Со времён А.Ф. Кони не удалось реализоваться теории прокурора как «публично говорящего судьи» (т.е. собственно кроме А.Ф. Кони живых воплощений этой теории что-то не вспоминается): что в имперской России, что в советской, что в нынешней. С чего бы? Это при том, что в имперской России юр.образование-то было «продвинутее», чем нынешнее. Правда, советское подкачало упёртостью в позитивизм, но так зато разработали догматику весьма прилично… Что ж прокуроров-то не появлялось таких как А.Ф.Кони?

        3. Сам же А.С. Барабаш вопрошает: много ли таких прокуроров – публично говорящих судей? И сам же отвечает, да нет, немного, штучно. И женщина-прокурор, выступавшая с репликами, тоже говорила о статистике отказов от обвинения (за полгода 2011 г. ни одного, за 2010 – 1, да и тот отменённый. Разумеется, статистика не общероссийская)))). Как при таких социальных практиках можно говорить о необходимости реализации следственности, которая заточена именно на наличие прокурора – «публично говорящего судьи», т.е. упирается в личностный фактор, замыкается на конкретной личности (но поголовно все как А.Ф. Кони быть не могут!), при том, что прокуратура как институт встроена в систему взаимодействия с другими институтами (следствие, суд)? Ведь на уровне некой общности личностные качества «тонут» в общесистемных характеристиках (см. Стенфордский эксперимент Ф.Зимбардо).

        Тогда, простите, как при таких вводных вводить следственный процесс? Это же надо перестраивать вообще всё – следствие, суд, их критерии оценки, юр.образование, систему подбора кадров и проч. Пойдёт ли на это кто-нибудь сейчас и сможет ли комплексно грамотно решить эту задачу? Нет, не думаю. УПК-то нормально написать не могут, не то что провести воистину фундаментальную перестройку системы извне (при сопротивлении, как явном так и неявном самой системы). Поэтому, как мне видится, начинать надо с малого, заставив постепенно меняться систему изнутри, провоцируя её сдвиги. И такой «провокацией» может быть только состязательность, её полнейшая реализация в судебных стадиях. Суд – решающий (во всех смыслах) субъект. Если он займёт позицию относительно следствия «будете нам давать макулатуру вместо обоснованного обвинения, будем выносить оправдательные приговоры», тогда сторона обвинения никуда не денется, придётся не набивать дело бумагой, а работать с доказательствами, заниматься их демонстрацией (в логико-риторическом смысле этого слова).

        И вот когда в результате «состязательных боёв» выкуется особый тип прокуроров, которые не будут оставлять простора для адвокатов (но не потому, что к защите никто не прислушивается, а потому, что прокурор говорит вообще все pro et conta обвинения, чтоб обезоружить адвоката), и которые в общем-то смогут нести звание «публично говорящий судья», тогда, может быть, следует вернуться к вопросу о введении следственности. Но никак не раньше.
        ===========
        С уважением, М.Н.

        • Максим, Вам спасибо за реакцию на материал. Думаю, вы понимаете, что данное сообщение А.С. Барабаша не претендует на полное изложение его позиции. Часть Ваших вопросов вполне могла бы быть задана из зала, но зал, увы, это не интересовало.

          Я выскажу свое мнение по поводу Ваших замечаний и оно естественно может отличаться от того, что ответил бы Вам сам докладчик.

          1.Для других стран нет важности публичного интереса? У проф. Барабаша имеется, как мне видится, гиперболизация роли исторического контекста для УСП. Вроде как татары и прочая «поножовщина» привели отечественный УСП к следственному типу. Но если мы обратимся к истории Европы, Британии, США, то она окажется не менее кровавой и наполненной событиями, которые представляли собой продукт раздирающих страну противоречий. И флёр «исключительности» истории России как-то начинает спадать. А вслед за ним – и сила аргументации, основанная на нём.

          1.На сегодняшний день, и это было обозначено в докладе, тенденция развития уголовно-процессуальной формы такова, что состязательности в ее изначальной форме нет. В силу того, что как раз публичный интерес взял верх как основа уголовно-процессуальной деятельности по вполне понятным причинам.
          Про гиперболизацию роли истории — вполне. Но ровным счетом потому, что этот аспект сегодня забыт.

          Про сравнение историй это, конечно, Вы слишком вольно обошлись. Речь ведь не о количестве пролитой крови, а о развитии государственности и его институтов. И здесь есть один фактор, который и подчеркивает исключительность Российской истории — геополитическое, географическое положение. Второй такой страны Вы не найдете, в том числе по площади. То как ее нужно было защищать, то как пришли к единению и то как это единение сохраняли — это и есть те факторы, которые наш народ сформировали и которые в 16 веке привели к началу формирования в том числе следственного процесса.

          И уж тем более очевидны различия между континентом и островом в развитие. Собственно здесь речь идет не только о российском процессе, но и немецком (чья Каролина по некоторым мнением послужила основой для некоторых реформ Ивана Грозного), французском и т.п. Если Вы их не видите, то нам остается только сойтись на том, что в этой части оснований мы расходимся. Цитат по этому поводу могу привести много, но стоит ли? Предлагаю от цитат вообще отказаться в аргументации, если только они не уникальны настолько, что их нельзя не привести.
          В плане отличия процессов и влияния исторических процессов на них рекомендую уникальное исследование К.Миттермайера уголовного процесса Англии, Шотландии и Северной Америки.

          2.А как отделять этот публичный интерес от частного? То же исключение доказат.материала как недопустимого направлено не только на соблюдение прав конкретного обвиняемого (ради его частного интереса), но и вообще всех, кто может попасть в орбиту уг.процесса (публичн.интерес).

          Вы мыслите интерес не на том уровне, на котором с ним идет работа в сообщении. В докладе он есть как первопричина возникновения нормативной регламентации всей деятельности (деятельности как субстанции, если хотите). В Вашем же вопросе интерес перешел на уровень конкретной деятельности.

          Публичный, он же — общественный интерес (который объективен. о том, что это за интерес можно почерпнуть у французских просветителей) включает все частные интересы, которые не противоречат ему.

          Общественный интерес не является простой суммой интересов личных, а представляет собой их сложно организованную целостность (систему). Это означает, что реализовать общественный интерес в рамках конкретной уголовно-процессуальной деятельности и реализовать частный интерес всех участников судопроизводства в этой же деятельности – не одно и тоже. То есть не в полной мере частный интерес переходит под защиту государства, а в той, в которой он соотносится с общественным, не противоречит ему.

          Так, например, интересы обвиняемого скрыть те или иные доказательства, избежать наказания и т.п. хоть и являются законными, но противоречат «социальному заказу» на процесс как средство реагирования на преступление, например. В этом смысле, процесс, основанный на публичном начале, должен иметь свою познавательную схему для нивелирования данных интересов и защиты интересов потерпевшего с другой стороны. В состязательном же процессе, тот же интерес скрыть доказательства является не только законным, но и поощряемым распределением бремени доказывания.

          1. Бремя доказывания – это не обязанность доказывания, т.к. обязанности доказать тогда должно было бы корреспондировать право некоего субъекта требовать осуществления такого доказывания и при неисполнении такой обязанности управомоченный субъект мог бы принудительно требовать доказывания. Вот что писал Н.Н. Полянский: «возложение на сторону в процессе бремени доказывания означает лишь, что если сторона не сумеет доказать своего утверждения относительно какого-либо обстоятельства, то она несёт последствия того, что оно останется недоказанным и только; обязанность же доказывания означает, что ей противостоит право принуждения к выполнению её». (Полянский Н.Н. Очерки развития науки советского уголовного процесса. М.,1960. С.128)

          Я не совсем понял о чем это. У обвиняемого, потерпевшего и т.п. нет права требовать от органов установить обстоятельства, подлежащие доказыванию? А как же ст.73, 85 и куча других, которые возлагают обязанность на следователя, суд установить обстоятельства? Вы полагаете, что обязанности доказывания у нас нет?

          2. Отрицательные факт (за рядом исключений) вообще не могут быть доказаны. И, следовательно, обвиняемый просто не может доказать отрицательный факт того, что он чего-то не делал.

          Опять не понял. Во-первых, что Вы понимаете под отрицательным фактом. Есть несколько трактовок. Во вторых, почему обвиняемый должен что-то доказывать?

          3. Подсудимый не обладает государственным ресурсом.

          В итоге именно из-за этих положений и существует презумпция невиновности. Равно как и в гражданском процессе ответчик (за рядом исключений) не несёт бремя доказывания (если не утверждает что-либо в позитивном ключе).

          Тут опять мимо меня… Ваша мысль осталась непонятой.

          Но, правда, как быть с тем, что отечественные классики процесса ещё в XIXв. много и основательно писали о жизнеспособности состязательности в родных пенатах? Не может же уважаемый профессор этого не знать! Тогда почему такой однозначный вывод? Почему не считать введение в УПК РФ состязательности возвращением «к корням», к славному историческому прошлому (если уж А.С. Барабаш обильно апеллирует к нему)?

          А вот тут бы цитаты не помешали. Вы почитайте тех, из 19 века. Да, там есть ярые сторонники состязательности, но те, кого принято считать авторитетами, возьмем, например, Фойницкого, когда писали о состязательности говорили о том, какая она должна быть у нас, и в итоге как раз получалось то, о чем говорит А.С. (вот его доклад по жтому поводу). Я сам не поверил, а когда под конспект работал с Фойницким был в шоке, как сторонники состязательности его переврали и спекулировали его цитатами, вырванными из контекста.
          В 1840-1860 первые работы об уголовном процессе касались его следственного начала и так назывались — изыскания о следственном начале процесса и т.п. Есть исследования, которые прослеживают по документам 15-18 вв. становление следственности и т.п.
          Так что говорить, что было обосновано и распространено принятие состязательности в 19 веке никак не приходится. Отдельные труды были, да, как и сейчас.

          • Теория красивая и лично у меня вызывает симпатию (ещё б она была работоспособна…).

            Но:
            1. Эта теория «сыпется» при проверке её через теорию уголовного иска, согласно которой прокурор играет роль процессуального истца. Представляете себе истца, который идёт в процесс и ему наплевать, какое решение вынесет суд: в его пользу, не в его пользу, всё равно, лишь бы вынес? Вообще говоря, невредно глядеть на УСП через междисциплинарные «очки» с т.з. положений иных процессуальных отраслей.

            Теорию через равноценную по статусу (то есть об одном и том же) не проверяют. Преимущество одной теории над другой может быть выявлено а) на уровне оснований б) на объяснении того, что Кун называл «аномалиями» в науке. То есть когда есть то, что не стыкуется в рамках одной теории легко объясняется другой. При этом обратного процесса не наблюдается. Тогда вторая теория более предпочтительна.

            В этом плане у меня нет оснований сравнивать следственность процесса с исковыми теориями. Я считаю что для последних оснований для применения у нас нет и они проигрывают в обеспечении публичного интереса следственности, так как исковые теории допускают вынесение решений при неустановлении некоторых обстоятельств, при недостоверном установлении и т.п. тут главное решение, которое устраивает стороны. Ну, то есть это классический процесс состязательный, которого в мире уже и не осталось, собственно.

            Про другие отрасли. Какие есть основания для очков из других отраслей права здесь с учетом того, что я исследую не право, а деятельность, регламентированную правом и отличающуюся от иных юридических процессов основанием?

            2. Со времён А.Ф. Кони не удалось реализоваться теории прокурора как «публично говорящего судьи» (т.е. собственно кроме А.Ф. Кони живых воплощений этой теории что-то не вспоминается): что в имперской России, что в советской, что в нынешней. С чего бы? Это при том, что в имперской России юр.образование-то было «продвинутее», чем нынешнее. Правда, советское подкачало упёртостью в позитивизм, но так зато разработали догматику весьма прилично… Что ж прокуроров-то не появлялось таких как А.Ф.Кони?

            А если появятся, гнать будем, так как они не из общей социальной практики? Или примем? Но тогда практика по другому вектору пойдет. Как быть, если завтра мы подготовим именно таких ребят? И будет ли им место?

            Это к нашему старому вопросу — почему я должен ориентироваться на тех, кто ходит в суд и тупо повторяет слова из обвинительного заключения? Я должен думать о должном и создать условия для этого. Как преподаватель — работая со студентами. Как ученый — предлагая научно обоснованные изменения.

            Тогда, простите, как при таких вводных вводить следственный процесс? Это же надо перестраивать вообще всё – следствие,

            Он уже введен. В полном объем. Есть то, что ему мешает реализоваться в законе и то, чего немного не хватает. Нужно просто выполнять закон.

            Если он займёт позицию относительно следствия «будете нам давать макулатуру вместо обоснованного обвинения, будем выносить оправдательные приговоры», тогда сторона обвинения никуда не денется, придётся не набивать дело бумагой, а работать с доказательствами, заниматься их демонстрацией (в логико-риторическом смысле этого слова).

            А причем здесь состязательность как провокация? По-моему Вы следственность и описали. За одним исключением, суд должен не оправдательными приговорами заставить работой, а своей активной позицией.

            В поголовных оправдательных приговорах скрыт коррупционный механизм из-за которого у нас их и выносят. Если суд будет оправдывать огульно, при каждом пробеле в обвинении — оправдательными приговорами начнут торговать на уровне оперов (собственно это и есть основной страх ввести разрешение на оправдание). А вот если начать разбираться и дополнять обвинение, исследовать и т.п. все будет куда эффективней.

            И вот когда в результате «состязательных боёв» выкуется особый тип прокуроров, которые не будут оставлять простора для адвокатов (но не потому, что к защите никто не прислушивается, а потому, что прокурор говорит вообще все pro et conta обвинения, чтоб обезоружить адвоката), и которые в общем-то смогут нести звание «публично говорящий судья», тогда, может быть, следует вернуться к вопросу о введении следственности. Но никак не раньше.

            Вы вроде меня упрекали в излишнем оптимизме, а тут — надежда на то, что выйдя из моря состязательности прокуроры станут благороднее и профессиональнее. Откуда это? При отнесении прокуроров к стороне обвинения в том виде в котором Вы предлагаете нужно дать адвокатам право на параллельное расследование. Иначе у них набирается возможность под свой иск собрать то, что им нужно. Этот навык у них и сейчас отработан.

            • Вы слишком вольно обошлись
              Просто подал мысль в несколько провокационной манере))
              Разумеется всё гораздо сложнее и многообразнее. Но, думаю, что главную свою мысль донёс и в такой «вольной» форме.
              И здесь есть один фактор, который и подчеркивает исключительность Российской истории — геополитическое, географическое положение.
              Простите, но вот в упор не вижу причинно-следственных связей между геополитикой и «курсом» развития росс.УСП. Когда говорят о том, что надо учитывать площадь страны при формулировке нормы (правда, уже отменённой) о согласии прокурора на ВУД — согласен, когда Л.В.Головко пишет о дурошлёпстве помещения апелляции в ВС РФ — согласен (из Владивостока или Северного Кавказа особенно «хорошо» ездить на рассмотрение дела). Здесь всё чётко и понятно. Но очень общих корреляций между географией и типом процесса я не вижу.

              В состязательном же процессе, тот же интерес скрыть доказательства является не только законным, но и поощряемым распределением бремени доказывания.
              Кхм, мысль, конечно, интересная, но как, например, презумпция невиновности (которая и распределяет бремя доказывания в состязательном процессе) сказывается на «поощрении» желания лица избежать наказания?

              А как же ст.73, 85 и куча других, которые возлагают обязанность на следователя, суд установить обстоятельства?
              В 73 и 85 не говорится об обязанности, текстово её там нет.
              Если оторваться от текста УПК, то речь в процитированном мной фрагменте из Н.Н.Полянского шла о принуждении к выполнению доказывания. Как может обвиняемый принудить доказывать обвинителя что-либо? Да, обвиняемый может говорить, что обвинитель не доказал то-то и то-то, но принудить (заставить) доказать это самое то-то и то-то обвиняемый не может. Если же иметь ввиду право обвиняемого на обжалование или предоставление неких сведений, чтоб следователь (суд) их учёл — то это сюда не относится.

              что Вы понимаете под отрицательным фактом
              То, что лицо что-то не делало: не было в этом месте, не пролезало в это окно.
              Отрицательный факт, по большому счёту, может устанавливаться только через противоположный ему положительный факт (не был в этом месте, т.к. был в другом, не пролезал в это окно, т.к. комплекция не позволяет и проч.)
              почему обвиняемый должен что-то доказывать?
              Вот и я думаю — почему? Но А.С.Барабаш считает, что в классической состязательности (в его трактовке) должны доказывать обе стороны. Собственно, на эту реплику уважаемого профессора и был мой коммент.

              Да, там есть ярые сторонники состязательности, но те, кого принято считать авторитетами, возьмем, например, Фойницкого, когда писали о состязательности говорили о том, какая она должна быть у нас, и в итоге как раз получалось то, о чем говорит А.С.
              Вопрос толкования классиков, конечно, интересный, но обсуждать его предметно («как правильно толковать того или иного автора») мне не особо интересно. Каждый вычитывает из автора то, что хочет вычитать (привет Ролану Барту с его теорией «смерти автора»))). Мой коммент был к конкретной реплике А.С.Барабаша, которая меня несколько покоробила своей однобокостью. Если Вы считаете, что действительно законодатель плясал под американскую дудку, когда кроил УПК РФ, не учитывая дореволюционную мысль (хотя б в наиболее ярких её проявлениях), то это Ваше право. Боюсь, что проверить эту версию можно только спросив у самих авторов закона.

              Комментирование остальных реплик опять выводит, в конечном счёте, на ту же проблему, с которой столкнулись в топике про состязательность — разные основания у нас с Вами для построения аргументации. Образно говоря, оперируем разными «словарями». И «перевод», по-видимому, маловероятен (по крайней мере, в формате блога. При устном общении, м.б., удалось найти какие-то общие места). Именно поэтому остальной материал не откомментирован))
              ========
              С уважением, М.Н.

              • Простите, но вот в упор не вижу причинно-следственных связей между геополитикой и «курсом» развития росс.УСП. Когда говорят о том, что надо учитывать площадь страны при формулировке нормы (правда, уже отменённой) о согласии прокурора на ВУД — согласен, когда Л.В.Головко пишет о дурошлёпстве помещения апелляции в ВС РФ — согласен (из Владивостока или Северного Кавказа особенно «хорошо» ездить на рассмотрение дела). Здесь всё чётко и понятно. Но очень общих корреляций между географией и типом процесса я не вижу.

                Максим, Уголовно-процессуальная деятельность — серьезное социальное явление, имеющее свою основу за рамками ее самой. О связи истории, географии и т.п. с конкретными явлениями — Гумилев, Ключевский для начала. В уголовном процессе — Линовский — один из первых.

                Кхм, мысль, конечно, интересная, но как, например, презумпция невиновности (которая и распределяет бремя доказывания в состязательном процессе) сказывается на «поощрении» желания лица избежать наказания?

                Не распределяет она бремя доказывания, а налагает обязанность на органы государства действовать активно при доказывании. Собрать и то, что в пользу обвиняемого и то, что нет, если говорить совсем просто. Если Вы утверждаете, что обязанности доказывания у органов нет и они могут выдвигать только то, что хотят в качестве обоснования, то, что им будет удобно — дайте им право на параллельное расследование. Тогда и о бремени доказывания можно поговорить.

                В 73 и 85 не говорится об обязанности, текстово её там нет.
                Если оторваться от текста УПК, то речь в процитированном мной фрагменте из Н.Н.Полянского шла о принуждении к выполнению доказывания. Как может обвиняемый принудить доказывать обвинителя что-либо? Да, обвиняемый может говорить, что обвинитель не доказал то-то и то-то, но принудить (заставить) доказать это самое то-то и то-то обвиняемый не может.

                У нас с Вами разные представления о толковании закона. Для меня слова «подлежат доказыванию» означает обязан. Как и много других слов в законе.

                И заставить доказать можно и нужно делать — посмотрите практику по 125. В ином случае мы опять же, оставляем право за следователем собирать только то, что ему интересно и важно для будущего обвинения.

                Отрицательный факт, по большому счёту, может устанавливаться только через противоположный ему положительный факт (не был в этом месте, т.к. был в другом, не пролезал в это окно, т.к. комплекция не позволяет и проч.)

                Это ли не доказывание? Факт устанавливается через факт. Классическое познание/доказывание.

                Но А.С.Барабаш считает, что в классической состязательности (в его трактовке) должны доказывать обе стороны

                А как иначе состязаться? Разве это не характеристика классической состязательности и ее первых форм?

                Если Вы считаете, что действительно законодатель плясал под американскую дудку, когда кроил УПК РФ, не учитывая дореволюционную мысль (хотя б в наиболее ярких её проявлениях), то это Ваше право. Боюсь, что проверить эту версию можно только спросив у самих авторов закона.

                Под дудку не плясали, скорее хотели как лучше. Дореволюционная мысль впитана в нас, к счастью, но уже в виде формул, к сожалению, оттого УПК и содержит в своей основе то, что должен содержать. Правда за декларациями этот смысл еще обнаруживать нужно.

                разные основания у нас с Вами для построения аргументации.

                Тут не могу согласиться, так как Ваших оснований промысливания уголовно-процессуальной деятельности я не увидел четко и могу только догадываться о них. Может быть то, что Вы называете основанием и не основание вовсе, а основа. в том смысле, что иметь основу и ей ОБосновать — разные вещи.

                Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.