Найти

Темы немецкого права

О том, как в разгаре лета, с «кредиткой», но без билета. Отрывки вопросов и ответов в Германии. Часть 4.

О том, что любое удобство, сервис или привычное облегчение в сфере обслуживания может быстро превратиться в расходную, дорогостоящую и иногда даже опасную ловушку, должно быть понятно любому здравомыслящему юристу, который осознаёт суть сервиса и владеет знаниями о механизмах осуществления такого «удобства».

Но разумеется, обычным потребителям такое понимание приходит лишь после прохождения процесса «отрезвления» и «осознанного взгляда» на суть того или иного сервиса и с наступлением проблем.

С этим всё чаще приходится сталкиваться в различных областях деятельности человека, от увлечённых любителей компьютерных технологий до комфорто-зависимых автолюбителей, от беззаботных туристов до неосмотрительных блоггеров, от доверчивых вкладчиков до нетерпеливых участников того или иного рынка.

Примеров тому масса, многие из них имеют прецедентную практику, конкретные решения судов по конкретным ситуациям и имеют поучительное и «отрезвляющее» действие на усыплённого супер-комфортом потребителя.

Данной публикацией предлагается обратить внимание на пару таких примеров как из собственной экспертно-аналитической, так и из прецедентной, судебной практики в Германии.

Тот факт, что наличие банковской кредитной карты может превратиться
из «привилегии» в рискованную, ненужную и расходную «обузу» для гражданина уже стало понятно многим российским владельцам пластиковых «игрушек», которые являются ключём к сбережениям и накоплениям граждан, но которые в миг могут быть заблокированными или «ни с того, ни с сего» необслуживаемыми.

Казалось бы уже после недавних «кипрских уроков» пару лет назад, многим следовало бы стать осмотрительнее и вместо схем типа «как и куда правильно таскать корзины с яйцами» или «как не побить яйца при прыжке в длину» заняться строительством собственного курятника для разведения полезных «домашних птиц».

Вот и в прошлом году, обратились ко мне с просьбой осуществить экспертизу на предмет о статусе и возможностях воздействия на один из НЕевропейских кредитных институтов, который, ссылаясь на те или иные события, не захотел выполнять свои обязательства перед вкладчиком и владельцем «пластиковой ценности».

1. Удивительным для меня был уже сам подход и постановка задачи заказчиком, который оперировал такой терминологией как «… деньги на карте...». «В начале было слово...» — подумалось мне. Но в данном случае именно слово было ложным и пришлось уточнить.

Выражение само по себе является глубоким заблуждением, т.к. «кусок пластика с чипом» является лишь устройством, облегчающим операции со средствами вкладчика
— им самим, без участия «работников данного заведения»,
— находящихся на сохранении в кредитном институте,
— с помощью тех или иных автоматических приспособлений и систем, предоставленных кредитным институтом для ускорения операций и их доступности.

Проще говоря, «ключ от дома или номера в отеле» никак нельзя назвать «спальней», «гостиной» или «кухней» со всей находящейся там мебелью, утварью, ценностями или провиантом. Ключ — это всего лишь инструмент и облегчение для входа в такой «дом» без помощи «дневального» или «сторожа на проходной». Или ещё пример: если дверь в номер отеля с вашими вещами «забили досками изнутри» — ключ не поможет, нужно разбираться с дежурным, управляющим или владельцем отеля.

Это и было сутью экспертизы, т.к. заказчику очень хотелось проводить такие разборки там, где он находится (в Германии), а не там, где находилась наглухо заколоченная отечественными досками дверь в отеле, где «куча его вещей», т.е. денег и сбережений. Вот и пришлось выяснить, а возможно ли это.

2. Забавным было для меня видеть и рекламные ссылки банка, предоставленные заказчиком, в которых часто фигурировало словосочетание «… европейский банк...», хотя все тексты были на языке с кириллицей. Разумеется нужно было проверить такое «смелое заявление» на предмет его правдоподобности и в случае подтверждения, на возможность использования в интересах заказчика.

Поскольку для Германии и ЕС указанный банк-должник является иностранным банком, следовало прежде определить, в каких немецких или европейских объединениях, сообществах, ассоциациях, относящихся к банковской деятельности «зарубежных банков» находится данный банк-должник, выпустивший «ключ для двери», которая «теперь не обслуживается».

Проверка показала, что данный кредитный институт не является участником ни одного из известных Объединений и Ассоциаций зарубежных банков, находящихся в Германии и так или иначе связанных с названием «европа».

Проверка же в немецких контрольных органах, осуществляющих допуск на рынок банковских услуг страны показала, что данный «фигурант» вообще не является участником на рынке банковских услуг в европе.

К разочарованию заказчика, в итоге, рекламное заявление, дающее надежду на возможность применения тех или иных норм права или воздействия на должника по принципу «тут и сейчас», оказалось «пустым лозунгом».

3. К многочисленным сложностям и проблемам, с которыми обратился конкретный заказчик, относились и опасения касательно возможности передвижения согласно уже приобретённых заранее билетов тех или иных компаний с помощью данного «кусочка пластика», который оказался вдруг бесполезным.

Попытка многих компаний «подсадить» пользователя услуг на электронный доступ к его деньгам или даже поставить оказание услуги в зависимость от наличия кредитной или дебетовой карты вполне понятна, но никак не сочетается с некоторыми нормами права.

Более того, такие попытки могу оказаться прямым ущемлением права выбора форм и вида оплаты или даже видом дискриминации при доступе к услуге.

В данном вопросе и в рамках экспертизы был приведён показательный случай, знать о котором наверняка пригодится многим путешественникам, и который известен под номером актов 16 U 43/11 от Верховного Земельного Суда Франкфурта на Майне.

А случай был таковым: Пассажир, который заранее приобрёл билет компании «Иберия» с помощью кредитной карты вынужден был сдать её банку-эмитенту из-за соображений безопасности. В момент регистрации пассажиров перед вылетом, сотрудники компании потребовали предъявления «кредитки», сославшись на положения своих «правил обслуживания», известных в немецком праве как «AGB» или «Allgemeine Gesch?ftsbedingungen».

Поскольку пассажир не смог этого сделать, в полёте ей было отказано. В результате иска, прошедшего не одну инстанцию, было вынесено решение 1) о выплате компенсации пассажиру за отказ обслуживания и 2) о недействительности положений компании, в которых наличие «кусочка пластика с чипом» было условием оказания и пользования уже оплаченной услуги и идентификации пользователя.

Проще говоря: В случае оплаты услуги, которая должна сопровождаться идентификацией личности, осуществить последнее можно необязательно с помощью именно тех механизмов, которыми производилась сама оплата.

Сервис сервисом, но деньги есть деньги. В связи с данной работой вспомнилась мне сценка из одного фильма, когда в один прекрасный момент, человеку вместо ежедневного «блюда» очень захотелось обычной котлеты за 12 копеек.
_________________________________________________________________________
V.Haupt, V.Haupt & Partner, Hannover, +049-511-1613948 — о немецком праве на русском.
Обновить список комментариев

Комментарии (2)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Уважаемый Vitaliy Haupt! Интересует вопрос о законности и обоснованности судебных решений в Германии. Бывают ли случаи явно незаконных и необоснованных судебных решений, а следовательно, заведомо незаконных решений? Есть ли случаи привлечения судей за такие судебные решения?

      • Уважаемый Николай Садчиков, брагодарю за вопрос и сообщу, что по вопросу видно, что о регулировании судебной системы в Германии у Вас нет информации и вот почему.
        Понятия «незаконные решения суда» или «необоснованное решение» противоречивы по своей сути и почти неиспользуются в правовой среде практикующих юристов, т.к. 1) любое решение выносится на основе норм права или прецедентной практики и 2) всегда обосновываются судом как это предусмотрено теми же процессуальными нормами (ZPO, GVG и др.) т.е. решение не есть решение без его обоснования. Само формальное строение решения предусматривает наличие отдельных его частей, включая основную и самую объёмную часть «Begr?ndung» т.е. обоснование.
        А в Вашем вопросе речь идёт скорее об оспаривании решений, чем обычно занимается вышестоящая инстанция и о судейских ошибках, что так же является отдельным процессом об ответственности и дисциплине внутри судебной системы и согласно норм, регулируюших саму систему правосудия и действия её участников. Со строением, нормами и регулированием системы Вам следует ознакомиться отдельно.

        Разумеется есть и случаи и целые собрания таких прецедентов, о чём можно писать тысячи страниц «курсовых», «дипломных», «докторских» и других работ.

        Встречный вопрос: а к чему это Вы, ведь данная публикация совсем не об этом. Ответ можете направлять в личную почту.

      Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.