Найти

Темы немецкого права

О том, как можно просчитать, кого кто должен содержать. Часть 15. Отрывки из аналитики и обзора решений судов Германии.

Самыми распространёнными вопросами в немецком семейном праве являются вопросы о том, кто в каком размере и при каких обстоятельствах обязан участвовать в содержании, т.е. в финансовой поддержке детей при и после развода супругов.

Общие представления о системе расчёта согласно т.н. Дюссельдофской Таблицы, т.е. в зависимости от заработка одного из родителей и от возраста ребёнка, а так же разъяснения о различного рода предписанных нормами семейного права минимальных границах, пределах, учётах, вычетах и т.д. при стандартной ситуации, читатель и так может подробно проинформироваться из различных источников, сформировав понимание о том, что и как считать.

Но вот некоторые случаи из прецедентной практики немецких судов, которые поднимают более необычные и нестандартные ситуации при разрешении вопроса о требованиях содержания, остаются для многих недоступными, пока не возникнет аналогичная или подобная ситуация и пока не будет задан соответствующий вопрос.

Данной публикацией предлагаются лишь два случая (из многих сотен), которые могут стать интересными и тем, кто имеет свою ситуацию с требованиями или тем, кто в силу работы с доверителями может, что называется «дать наводку».

1. И так, из первого случая читатель узнает, что оказывается
обязанность об участии в содержании несовершеннолетнего распространяется так же и на «дедушку с бабушкой», которые имеют так называемое «второстепенное обязательство» (Ersatzhaftung) относительно участия в виде наличных денег (barunterhaltspflichtig).

Важным при этом является именно слово «второстепенность», что означает возможность требования только в определённых, неоспоримо доказанных в процессе судебной реализации своего права обстоятельствах.

A обстоятельства должны быть таковы, что как родитель на содержании которого находится ребёнок (обычно это мать), так и обязанный к финансовому участию (обычно это отец), оба не имеют возможности обеспечить содержание. Приблизительно так можно трактовать сложившуюся практику, основанную на применении норм § 1601 BGB и § 1602 BGB.

При этом поиск работы и наличие заработка для обеспечения содержания относится и к обязанностям матери, с которой проживает ребёнок, если его возраст и состояние не требует особого ухода и такая возможность заработка под силу для реализации на его благо.

В конкретном случае, которым занимался Высший Земельный Суд г. Хамм (ном. акт. II-6 WF 232/12) на содержании у матери находилось 3 детей, младшему из которых было 6 лет. Для обоснования указанного выше «второстепенного» обязательства недостаточно, что бы только один из родителей (например отец) не имел возможность финансовой поддержки.

Суд счёл, что если отсутствует необходимость ухода за самым младшим из детей, то существует возможность нахождения хотя бы частичной трудозанятости для матери (напр. несколько часов или дней в неделю) прежде чем обращаться к вопросу о «второстепенной обязанности» родителей одного из родителей.

2. Из второго примера читатель может узнать о таком термине как «фиктивный заработок» для расчёта размера содержания.

После развода, одинокая мать, на воспитании которой находится несовершеннолетний ребёнок, потребовала от бывшего супруга оплату содержания. Несмотря на то, что 47-летняя женщина уже долгое время находилась на пособии по безработице и приобретённые ей ранее профессии уже не имели шанса быть в полной мере реализованными на рынке труда, Высший Земельный Суд Бранденбурга (см. ном. акт. 159/13 от 07.08.2014) признал, что это не отменяет всё ту же обязанность к реализации своего труда в целях обеспечения содержания.

При этом, независимо от «шансов» такой реализации по имеющейся ранее и почти утерянной профессии, суд усмотрел теоретическую и гипотетическую возможность трудоустройства в качестве малоквалифицированного работника и взял за основу существующую минимальную часовую зарплату в размере 8,50 Евро.

Таким образом при нормальном трудовом договоре с 167 рабочими часами в месяц следует исходить из наличия «фиктивного» и «гипотетически возможного» заработка в размере брутто 1419,50 Евро. Учитывая всевозможные вычеты налогов и взносов, теоретически, 47-летняя женщина может иметь зарплату в размере 1.076,- Евро в месяц из чего и следовало исходить в конкретном случае.

Такой т.н. «фиктивный доход» и лёг в основу расчётов судебной инстанции при определении размера содержания, которое одинокая мать (в данном случае) может требовать от бывшего супруга. Разумеется рассчитанный таким образом «фиктивный доход» одной стороны, существенно уменьшил размер её возможного требования к другой стороне.

Другая же сторона соответственно и благодаря такой реально рассчитанной «фиктивности», существенно уменьшила размер своей обязанности по содержанию в конкретных цифрах реальных ежемесячных выплат.

Выводом из данного прецедента следует, что если в процессе судебной реализации своего права требования послебрачного содержания суду не будет доказано реальное стремление реализовать свои профессиональные возможности на рынке труда, то следует исходить из предстоящего расчёта судом т.н. «фиктивного дохода», к нахождению и обладанию которым родитель в принципе обязан, если этому ничего не препятствует.

После ознакомления с данными примерами прецедентной практики, можно перефразировать известное произведение и с уверенностью заявить:
И коня на скоку ловила,
И в горящей избе ходила,
А как только в суд заявила,
Оказалось, что не доплатила…
__________________________________________________________________________
V.Haupt, V.Haupt & Partner, Hannover, +049-511-1613948 — о немецком праве на русском.
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.