Найти

Темы немецкого права

О том, как в деле об отцах, всё дело было лишь в истцах. Отрывки из практики и аналитики в семейном праве Германии. Часть 20.

Тот факт, что практикующим профессионалам права в разных делах часто приходится представлять интересы противоположных сторон известен многим и об этом много уже сказано и написано. Ситуация проста:
Вот папка с делом, в котором нужно поддержать домовладельца от действий его арендатора, а под ней папка, где арендатору нужна помощь от необоснованных претензий владельца жилья.

Вот папка с делом об имущественном споре при разводе и тут же, рядом, папка с проектом брачного договора, где предстоит только сформулировать пожелания сторон на случай раздела имущества, которое ими ещё не нажито и даже не совместно.

Вот папка с делом о требовании алиментов для доверительницы и её ребёнка от отца-должника, а рядом папка другого дела, с результатами теста, которые показывают, что другой доверитель совсем не отец, а значит и не должник.

Словом, папка папке рознь… Главное вовремя подсмотреть у себя же, себя же вовремя «процитировать» и найти в своих же папках ответ на вопрос «как там уже было» или «это мы уже проходили». Знакомо?

Тогда начну с папки, к которой мало у кого найдётся соответствующий «антипод», т.к. её содержание состояло из нескольких противоположных папок одновременно.

Обратился к нам один отец, с ситуацией, которую
одновременно можно было отнести к двум разным «папкам», которые по своей сути могли являться «парой», как перечислено выше.

Заключив брак, в котором и он сам, и его супруга оба имели ребёнка от первого брака, ответственность отца разумеется удвоилась. Однако в момент, когда и эти брачные отношения не сложились, возникло сразу две проблемы, а именно: к требованиям о содержании собственного ребенка прибавились и требования к содержанию приёмного.

Более того, поскольку последняя супруга была иностранным гражданином и в свидетельстве о рождении её ребёнка не был указан отец, она настаивала на том, что наш доверитель и является биологическим отцом, и как следствие обязан принимать участие в финансовой поддержке и воспитании. Эту ситуацию, как бы, из «папки 1» удалось уладить с помощью результатов назначенного решением суда теста и эти необоснованные требования «первого истца» были опровергнуты.

Ситуация же того же отца но как бы из «папки 2» оказалась более неожиданной и относилась к собственному ребенку, с которым, как полагается, отец мог регулярно встречаться и принимать участие в его воспитании. Оказалось, обе «бывшие супруги» были знакомы между собой, и будучи в курсе всех событий, особенно с тестом и его результатами они… поссорились!

В результате поведение матери общего ребёнка по отношению к биологическому отцу почему-то резко изменилось и выразилось в явных но необоснованных сбоях в организации уже привычных встреч отца и ребёнка. Дело дошло до того, что мать переехала на новое место жительства, т.е. сменила адрес, даже не сообщив об этом нашему доверителю. И вот уже по делу «второго истца» но в той же папке находим прецеденты по казалось бы совсем другой теме «право на участие в воспитании».

Это дело удалось уладить, но разумеется не тестом, а с помощью использования в переговорах целого ряда случаев прецедентной практики по теме «бойкот» и со ссылкой на нормы Семейго Кодекса Германии (см. § 1616 Aбз. 3 BGB) который обосновывает право обоих родителей на участии в воспитании «… во благо ребёнка...». Нарушение или блокада этого права оказалось не таким уж безобидным эмоциональным действом, которое может остаться без последствий. И вот какие прецеденты мы находим в той же папке, того же доверителя.

О том, что любые попытки матери-пепечителя осложнить отцу реализацию своего права видеться с ребёнком и принимать участие в его воспитании могут расцниваться немецкими судебными инстанциями как «бойкот родительских прав отца» демонстрирует прецедентное решение Высшего Земельного Суда г.Саарбрюкен (см. ном. акт. 6 WF 381/12).

Подобные действия могут преследоваться административными методами включая наложение штрафов. Такие штрафные санкции являются следствием невыполнения обязанности одного родителя перед другим и причинением ущерба ребёнку, за воспитание которого ответственны оба родителя. А по сути штрафные санкции могут состоять как в денежном эквиваленте, так и в заключении под стражу на определённый судом срок.

А Высший Земельный Суд г.Франфурт на Майне (см. ном. акт. 3 UF 146/99) в подобном деле занимаясь случаем «бойкота» в реализации прав отца на участие в воспитании ребёнка и пошёл дальше в своём решении. Рассматривая дело о регулярных случаях бойкотирования всё того же права обоих родителей из уже названных норм Семейного Кодекса, эта Высшая инстанция даже лишила «бойкотирующую» мать-попечителя родительских прав и передала все права по воспитанию и содержанию ребёнка отцу.

Список из этой, ставшей уже универсальной папки, можно продолжить, т.к. содержит она прецедентные ситуации и с переездом, и с его запретом, и целый ряд требований к его обоснованности, а так же другие случаи, относящиеся к правам обоих родителей.

Остаётся лишь добавить, что папке этой уже несколько лет, а она всё ещё не в «архиве», постоянно «на виду» и выглядит довольно «потёртой». Значить папка всем нужна, Раз потёрта так она.

____________________________________________________________________

V.Haupt, V.Haupt & Partner, Hannover, +049-511-1613948 — о немецком праве на русском.
Обновить список комментариев

Комментарии (0)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.