Найти

Юридическая компания "Юков, Хренов и Партнеры"

Об одной спорной позиции Президиума ВАС РФ

Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ 20.03.2011 было рассмотрено дело № ВАС-14104/11, связанное с последствиями недействительности сделки должника (банкрота) ООО «Автолэнд-Сибирь» и ОАО «Транскредитбанк», признанной недействительной одновременно по нескольким специальным «банкротным» основаниям.

За месяц до подачи заявления о признании банкротом должник погасил задолженность перед Банком по кредитному договору. Конкурсный управляющий должника обратился в суд с заявлением о признании сделки недействительной. Определением Арбитражного суда Новосибирской области от 05.03.2011 по делу № А45-14463/2010 заявление удовлетворено, признал сделку гашения задолженности по кредитному договору недействительной по основаниям, указанным в п. 2 ст. 61.2 (подозрительные сделки) и п. 2 ст. 61.3 (сделки с предпочтением) ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и применены последствия недействительности, установленные только для подозрительных сделок. Апелляционная и кассационная инстанции оставили определение без изменения, после чего Банк обратился в Высший Арбитражный Суд РФ.

Общее последствие недействительности сделок согласно гражданскому законодательству — это приведение сторон в первоначальное положение посредством возврата каждой из сторон всего полученного по сделке.

Возврат каждой из сторон всего полученного по недействительной сделке, признанной таковой, по специальным основаниям, предусмотренным законодательством о банкротстве, осуществляется в порядке п. 2 ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 61.6 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которым возвращение полученного носит двусторонний характер и имеет определенную специфику в зависимости от оснований признания сделки недействительной.

Так, для кредиторов и иных лиц, которым передано имущество или перед которыми должник исполнил обязательства по недействительной сделке – это восстановление обязательств должника, путем их включения в третью очередь реестра требований кредиторов должника, либо «за реестр», когда они удовлетворяются за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований всех реестровых кредиторов.

В рассмотренном Президиумом ВАС деле суд первой инстанции признал сделку недействительной сразу по двум специальным основаниям: по п. 2 ст. 61.2 и по п. 2 ст. 61.3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», применив последствия недействительности подозрительных сделок.

Представляется, что никакой конкуренции, а тем более усмотрения суда в отношении последствий недействительности сделки в данном случае быть не должно. В том случае, если имеются основания для квалификации сделки как сделки с предпочтением, должны быть применены последствия недействительности именно сделки с предпочтением (включение требований к должнику в реестр), как специального вида сделок, совершенных во вред кредиторам.

Кроме того, исходя из общих принципов справедливости, запрета обогащения одного лица за счет другого, применение последствий недействительности сделок ухудшающее положение лица по сравнению с тем положением, которое существовало до совершения оспариваемой сделки, на мой взгляд, является недопустимым, поскольку применение последствий недействительности сделок не является мерой гражданско-правовой ответственности.

Таким образом, выраженная Президиумом позиция является весьма спорной. Однако мотивы, которыми руководствовался Президиум ВАС, оставляя судебные акты судов нижестоящих инстанций без изменения, будут известны только после изготовления Постановления в полном объеме.
Обновить список комментариев

Комментарии (1)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
  • Конечно, надо дождаться текст постановления Президиума ВАС РФ. Но думаю логика будет следующей:

    Специальные последствия недействительности сделок, противоречащих Закону о банкротстве, определены в ст. 61.6 этого закона Эти последствия отличаются от двусторонней реституции, предусмотренной общими нормами гражданского права.

    Контрагент должника в любом случае должен вернуть все полученное по сделке в конкурсную массу и взамен приобретает право требования к должнику, которое подлежит включению в реестр. Это последствие является универсальным.

    В то же время, место этого права требования в реестре и, соответственно, шансы контрагента получить что-либо от должника являются различными в зависимости от субъективной стороны (вины) контрагента.

    Если контрагент, заключая сделку, проявил недобросовестность, то наступают более жесткие последствия, предусмотренные п. 2 ст. 61.6. Право требование контрагента погашается после полного удовлетворения требований 3-й очереди.

    Если недобросовестность контрагента не доказана, то применяются последствия, предусмотренные п. 3 ст. 61.6. Право требования удовлетворяется одновременно с требованиями 3-й очереди.

    Думаю, ВАС разъяснит, что суды не должны признавать сделки недействительными по основаниям, которые одновременно предполагают добросовестность и недобросовестность контрагента и, соответственно, влекут конкуренцию последствий недействительности. В рассматриваемом деле предполагаю, что ВАС пришел к выводу о недобросовестности банка и посчитал правильным применить к нему более жесткое последствие недействительности сделки.

    Кстати, утверждение о том, что применение последствий недействительности сделки не является мерой ответственности, вряд ли правильно во всех случаях. Например, последствия недействительности сделки, противной основам правопорядка и нравственности, имеют элемент санкции для недобросовестных сторон. Та же техника использована законодателем при определении последствий недействительности сделок в ст. 61.6 Закона о банкротстве.

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.