Найти

Законотворчество

9 изменений Гражданского кодекса, которые затруднят ведение бизнеса

Изменение Гражданского кодекса назрело уже давно, и разработчиков можно только поддержать в их стремлении улучшить содержание законодательства. Кроме того, авторы законопроектов проделали колоссальный труд. Анализировать законы нелегко, еще сложнее разрабатывать новые. Важная деталь: предлагаемые законопроекты выгодно отличаются простотой изложения от многих тяжеловесных законов, принятых в последнее время. Многие положения законопроекта можно только приветствовать, однако есть и такие, которые вызывают сомнения в необходимости их принятия.

Взять хотя бы запрет на некие «действия в обход закона». Это теперь причисляется к случаям злоупотребления правом и попадает под законодательный запрет. Правда, суть самого явления подробно не поясняется. А что делать, если определенные отношения законом не урегулированы — значит, они запрещены? Наверное, истинный смысл этого термина должна разъяснить судебная практика, однако в России она весьма и весьма неоднозначна. Как бы не пришлось нашим доморощенным инноваторам сворачивать свой бизнес — еще признают, что они действовали в обход закона.

Вызывают вопросы и положения ГК, которые затрагивают правовой статус юридических лиц. Например, обратимся к государственной регистрации. Очевидно, авторы изменений решили превратить ГК в некий суперкодекс, который должен регулировать не только отношения между равными субъектами, например предпринимателями, но и между предпринимателями и государством, как в случае с регистрирующими органами.

Здесь сразу же бросается в глаза стремление вернуться на десять лет назад — к реформе системы государственной регистрации. Возможно, кто-то еще помнит, что в то время регистрацией компаний занимались органы местного самоуправления. Причем они обладали правом проверки устава юридического лица на соответствие закону. К чему это приводило? Да к тому, что предприниматели фактически были вынуждены утверждать в уставах не те условия, которые были выгодны им, а те, которые устраивали конкретного чиновника из мэрии. Мне в свое время так и не удалось переубедить одну важную чиновницу, что в устав компании не стоит вписывать ее обязательство обеспечить город теплом! Ее довод был железобетонен: это написано в законе (в каком, она скромно умалчивала).

В представленных поправках также предлагается вернуться к системе предварительной проверки уставов на соответствие закону.

Кроме того, наименование каждой компании будет проверяться на несовпадение с фирменным наименованием иного юридического лица, зарегистрированного ранее и занимающегося аналогичной деятельностью, причем по всей России. Помню, раньше это тоже практиковалось, в результате на свет появлялись компании с экзотическими названиями типа «Бизнес-консалтинг плюс», «Предприниматель-95» и даже пугающая своей многозначностью «Ось-89».

Интересно, а в связи с указанными нововведениями во сколько раз увеличится срок ожидания государственной регистрации юридического лица? Насколько чаще будут отказывать в этой регистрации?

Я еще забыл упомянуть — теперь можно будет отказать в регистрации на основании «наличия в уставе положений, противоречащих основам правопорядка или нравственности». Неужели все так серьезно и регистрирующие органы современной России столкнулись с массовыми заявлениями о регистрации компаний, намеренных заниматься работорговлей и продажей наркотиков? Кстати, основы нравственности — явно оценочная категория, под нее много что при желании можно подвести.

Авторы законопроекта предлагают передать полномочия по регистрации юридических лиц Министерству юстиции. Может быть, в этом есть разумное зерно, но почему же оно не упало на почву отечественного законодательства лет девять назад, когда в рамках очередной реформы решалось, кому передать функции по регистрации — налоговикам или Минюсту. Тогда победили первые. Теперь верх одержали вторые. А как же бизнес? Его опять никто не спросил. Когда в 2002 году муниципалитеты передавали свои функции по регистрации налоговым инспекциям, во многих регионах невозможно было зарегистрировать новые компании в течение нескольких месяцев. В других новые регистрировали, а вот вносить изменения в уставы старых отказывались — говорили, сотрудников не хватает. Не грозит ли и нам подобный кризис? Вспомним, что было еще год назад с пресловутой перерегистрацией ООО, очереди из директоров в налоговые инспекции растянулись по всей стране.

Кстати, об обществах с ограниченной ответственностью. Все-таки минимальный размер уставного капитала повышаться будет. Хотя и не так сильно, как предполагалось (1 млн рублей). Теперь дляООО этот размер составит 500 000 рублей, для акционерных обществ — 5 000 000 рублей. Оплата этого минимума будет возможна только денежными средствами. Не буду подробно останавливаться на этой проблеме, о ней написано довольно много. Говорят, так пытаются бороться с однодневками. Цель благая, но вряд ли ее оценят обычные малые и средние предприниматели — не те, кто попадает в объективы гламурных фотографов, а те, кто в кои-то веки решил создать свой бизнес. Очевидно, им предложат стать индивидуальными предпринимателями или создать полное товарищество. Только вот будут ли удобны эти формы для самих предпринимателей?

Еще интересный момент. Теперь предлагается переложить именно на юридическое лицо риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, например, на адрес, указанный при госрегистрации. Иными словами, статус почтового работника в глазах предпринимателя повышается многократно, равно как и в глазах жуликов, которые не преминут воспользоваться этой нормой.

Но что мы все про малый бизнес. Крупному тоже есть за что переживать. Долгое время средние компании сетовали на отсутствие правового регулирования холдингов: всего-то несколько однотипных статей в ГК и законах об АО и ООО. К сожалению, в новой редакции Гражданского кодекса этот вопрос по-прежнему неурегулирован. Единственное — запретили дочерним обществам участвовать в управлении своими материнскими компаниями, что ставит крест на так называемых казначейских акциях (этот термин используется и к акциям принадлежащим дочкам). Кстати, судя по содержанию поправок, нас еще ждет и принятие Закона о хозяйственных обществах. Так что средний и крупный бизнес замер в ожидании новой серии поправок.

Что еще стоит отметить? Предлагается по-новому обозначать советы директоров. Теперь в публичных акционерных обществах их будут называть наблюдательными советами. В то же время подобные общества должны создавать советы директоров, которые являются исполнительными органами. Причем в них не менее четверти позиций должны занимать независимые директора. Здесь замысел авторов законопроекта не совсем ясен. Сначала бизнесу предлагают более пятнадцати лет выстраивать систему корпоративного управления, привлекать консультантов, а потом, приняв новый закон, говорят: ну а теперь давайте перетасуем корпоративную колоду. Кому это выгодно? Зачем вдруг резко менять наработанную годами систему управления отечественными компаниями? Может быть, кто-то, как в случае с Законом о полиции, подсчитает, сколько компаний по всей стране затратит средств на смену табличек и визиток топ-менеджеров?

Еще одна занятная новелла. Как водится, у нас продолжают бороться с тем, чего уже давно нет. Лет семь назад, когда страну сотрясали волны корпоративных захватов, ситуацию, возможно, и могли спасти нотариусы, которые заверяли бы решения, принимаемые собраниями и прочими органами управления отечественных предприятий. Теперь же предлагается в обязательном порядке нотариально заверять не только решения общего собрания участников корпорации и иных коллегиальных органов (того же наблюдательного совета и совета директоров), но и состав участников, присутствовавших при их принятии!!! Вот еще задачка для математиков-активистов: давайте посчитаем, сколько будет зарабатывать среднестатистический российский нотариус после принятия закона. А еще можно подсчитать, скольким представителям бизнеса он откажет в выезде на общее собрание или заседание совета по причине своей катастрофической занятости.

Можно было бы еще продолжить изучение законопроекта. Но пока, полагаю, этого будет достаточно. Еще раз подчеркну, я не против изменений ГК, они давно назрели. Мне только хочется одной простой вещи: при изменении законов, затрагивающих сферу предпринимательской деятельности, должно учитываться мнение самих бизнесменов. Каким образом? Ну хотя бы посредством имеющихся в законе средств. Например, совсем недавно в Минэкономразвития начал работать целый департамент оценки регулирующего воздействия, который собирает позиции предпринимателей по вопросам проектов законов в экономической сфере. Очень хотелось бы, чтобы и этот законопроект подвергся анализу со стороны предпринимательского сообщества.

Еще раз подчеркну, зарабатывать деньги (я не имею в виду бизнес на откатах и продаже углеводородов за рубеж) после кризиса 2008 года рядовому предпринимателю становится все сложнее. Любое неосторожное движение законодателя, как то: увеличение уставного капитала, затраты на нотариуса и т. п. — может привести к весьма плачевным последствиям. Причем это отразится не на конкретном бизнесмене, закроющем свой бизнес, а на всей экономике. Ведь кто-то, взвесив все риски, может бизнес и не открыть. Помните, как у Рэя Бредбери — всего-то одна маленькая бабочка, а к чему все это привело…

Александр Евгеньевич Молотников, к.ю.н., преподаватель кафедры предпринимательского права юридического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова.
Обновить список комментариев

Комментарии (2)

Вставка изображения

Файл не выбран

Выберите файл
    • mad fox
    • 30 ноября 2010, 11:52
    • 0
    не убедительно

    • вполне убедительно

      вот только я бы сказал что не «маленькая бабочка», а «ковровая бомбардировка».

      или, если угодно, — «из пушки по воробьям».

      Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.